Россия беременна снижением бремени Минэкономразвития так жаждет снизить налоги, что задумало даже отменить пресловутый "контроль за крупными покупками"

Свершилось: все ветви власти и органы оной согласны в том, что в России нужно снижать налоговое бремя. Еще недавно сама мысль об этом считалась кощунственной, а нынче вряд ли сыщешь в министерских коридорах отчаянного противника налоговых реформ. Спорят лишь о том, когда, на сколько и как именно.

Откуда такой поворот в умах? На первый план вышел его величество Экономический Рост, единственный козырь небогатой и зависимой от мировой конъюнктуры России, причем в нынешнем стагнирующем мире, козырь мощный. А налоговое бремя и рост связаны друг с другом функцией обратной пропорциональности: больше налоги - меньше рост. Значит, хотим расти - надо бремя снижать. Но так, чтобы и казну не разорить.

В 2003 году налоговое бремя составит 30,7 процента от ВВП (еще в 1999 году было 32-34 процента). Одни говорят, что это нормально. Другие (в том числе Минэкономразвития) - что это чудовищно много. Сейчас вторая точка зрения возобладала, а первую стало вслух даже как-то неприлично озвучивать.

Все заинтересованные ведомства (Минэкомразвития, Минфин и МНС), кажется, осознали одну простую вещь: как именно уменьшить налоговый пресс - зависит от того, на сколько удастся снизить бюджетные расходы. Но этого в точности не знает никто. Поэтому серьезный экономист может выложить перед властью лишь веер возможностей. А там - как складется.

Социальная пауза

Самая тяжелая ситуация сложилась вокруг Единого социального налога (ЕСН). Эксперты Минэкономразвития называют его "неадекватным". Действительно, эффективная базовая ставка ЕСН (то есть размер, который люди готовы и будут платить, а если больше - начнут хитрить и укрываться) составляет 20 процентов. Напомню, что реально базовая ставка ЕСН - 35,6 процента, дальше, правда, идет регрессия. Минэкономразвития говорит, что надо снижать. На сколько?

Если снижать по чуть-чуть, говорит заместитель министра экономического развития и торговли Аркадий Дворкович, бюджет понесет потери, которые никак не удастся компенсировать: бизнес не отреагирует на незначительное полегчание, из тени не выйдет и платить налог не начнет. Можно резко сбросить базовую ставку в надежде, что бизнес это оценит, и бюджетные потери компенсируются сами собой. Но это риск: потери бюджета, даже если снизить базовую ставку всего лишь до 30 процентов, сразу составят 160 миллиардов рублей, а бизнес то ли выйдет, то ли нет.

Пока часть экспертов сошлась на том, что нужно, как они выражаются, "освободить доступ к регрессии", то есть сделать так, чтобы снижение бремени для "богатых" было более ощутимым. Это будет стимулировать бизнес вытаскивать на свет большие суммы.

Есть принципиально другая стратегия: перенести максимум социальных обязательств с государства на работодателей, при этом простимулировать граждан к добровольному отказу от государственных социальных услуг. Иные в Думе договорились до того, чтобы сбросить ставку до 6 процентов (что обеспечит, и то вряд ли, только базовую пенсию), а о прочем - пусть работник договаривается с работодателем. Иными словами, работай, негр, и не болей. Минэкономразвития такой радикализм не поддерживает, и максимум, на что готовы там согласится - 24-25 процентов, которые дробятся так: 10 процентов - на пенсионный "обязан", 14 процентов - на обязательное страхование. Впрочем, в любом случае снижение ЕСН можно ожидать после 2005 года, но если анализ государственных расходов покажет, что резервы есть, то и с 2004-го.

Налог на "добивочную" стоимость

Самое интересное, что есть в налоге на добавленную стоимость (НДС) то, что он берется вовсе не с добавленной стоимости, а с оборота, и, таким образом, своему названию не отвечает. Дискуссии вокруг НДС касаются не столько ставки, сколько того, как сделать НДС настоящим НДС-ом. Как научиться его правильно брать и цивилизованно возвращать.

Решено до 2004 года НДС не трогать, но в 2005-м, по мнению Минэкономразвития, в самый раз снизить ставку НДС с нынешних 20 до 17 процентов. Но путаются льготы: ряд "социально значимых товаров" облагается НДС по ставке 10 процентов. Если льготы отменить, то ставку НДС уже в 2005 году можно сбросить до 15 процентов. Однако, как намекают эксперты, власть на это вряд ли пойдет, поскольку тут же начнутся политические баталии, вопли-сопли, а нервы у финансистов и без того расшатаны, поэтому льготы пока не тронут. В долгосрочной перспективе ставка НДС просто приблизится к льготной (10 процентов), и преференции потеряют смысл.

Сроки похудания НДС упираются в то, будут ли у России на это деньги. Как отмечает Аркадий Дворкович, 4 процента роста ВВП в год - это возможность на 1 процент снижать НДС. Таким образом, если выдержать нынешний темп роста, то через 20 лет НДС можно похоронить. Но так далеко, конечно, никто не заглядывает.

Хуже обстоят дела с тем, как придать НДСу "цивилизованный" облик. Невозврат НДС внешним торговцам - это, по сути, попытки налоговой системы, когда она окончательно запутывается с внутренними поставщиками, "отыграться" на экспортерах. Минэкономразвития полагает, что пора установить общие правила взятия НДС для внутренних и внешнеторговых операций, одновременно делая саму процедуру более либеральной (так, предложено резко сократить список документов, который надо представить, чтобы обосновать свое право на возврат НДС). Все понимают, что, когда это все заработает, бюджет сразу понесет потери (150 миллиардов рублей), ведь придется разом вернуть застарелые долги хозяйствующими субъектами. Но в отличие от ЕСН это потери технические и они наверстаются сами собой.

Налог на прибыль как инструмент ее повышения

Налог на прибыль уже либерализован по самое нехочу. Ставка упала с 43 до 24 процентов, причем ситуация получилась неоднозначная. В отличие от подоходного налога, потери из-за снижения которого до 13 процентов окупились тут же, с "прибыльным" налогом начались проблемы, и первая половина 2002 года прошла под знаком тревожных сомнений: правильно ли вообще поступили, так резко снизив его? Министр экономического развития и торговли Герман Греф объясняет этот эффект тем, что у предпринимателей отняли так называемую инвестиционную льготу, которая, по правде говоря, и не работала. Директора увидели, что чего-то лишились, но еще не поняли, что кое-что приобрели, вот и затаились. "Поймут и начнут платить", - говорил министр, и так, собственно, уже и происходит.

Возврата к инвестиционной льготе не будет. Вместо этого власть намерена сделать налог инструментом для поощрения инвестиций. Сегодня в Налоговом кодексе прописаны два инвестиционных инструмента (переоценка основных фондов и инвестиционный налоговый кредит), причем оба не работают, а второй из упомянутых так и задуман, чтобы, присутствуя, отсутствовать. Минэкономразвития вместо этих виртуальных "как бы инструментов" предлагает одну простую вещь: рассрочка платежа налога на прибыль в том случае, если ты делаешь инвестиции.

А не пощипать ли королей бензоколонок?

Не надо. С ними, кормильцами, власть старается вести себя предельно церемонно. В Минэкономразвития отмечают, что "основные решения уже приняты" и "резервов по повышению налогообложения нефтяной отрасли уже нет". Тяжесть налогового бремени, понимаете ли, зависит от цены на нефть. В Минэкономразвития признают, что, когда цены высоки, нефтяники действительно не платят столько, сколько могли бы. При средних ценах - бремя в самый раз, а при низких - становится неподъемным. Плюс к этому надо смотреть, каков уровень налогообложения отрасли в других странах, коли мы хотим привлечь к себе иностранный капитал. Пока мы - на уровне. Поднимем - станет неинтересно бурить у нас скважины, строить нефтезаводы и даже бензоколонки.

Вот и решено: лет пять нефтянку не трогать, а потом - может быть, но плавно и, как отмечают в министерстве, "с согласия самих нефтяников". "Быть может, они сами скажут - да, готовы платить больше, лишь бы снизилось в стране общее налоговое бремя", - сказал корреспонденту "РГ" источник в министерстве. И сам засмеялся.

А про людей - забыли?

Ну а что с людьми-то? Помнится, когда вводили подоходный налог в 13 процентов и по ТВ пошли ролики насчет выхода из тени, в народе зашептались: "Вот мы выйдем, тут-то они нас..." Аркадий Дворкович пришел в мир, чтобы развеять эти слухи: по его словам, на 13-процентную ставку покушений не будет. По крайней мере в среднесрочной перспективе.

Более того, вот вам, богатенькие, еще одна кость от Минэкономразвития: Аркадий Дворкович призвал "минимизировать контроль за крупными покупками", особенно в сфере недвижимости. Ну что тут скажешь? Не раз чиновники признавались, что отследить, откуда у человека деньги на коттедж, нет никакой возможности. Не работает этот контроль. Ну а кто не работает, тот не жилец.

Ах, с уст бы Дворковича да мед бы пить. Но кроме "доброго" Минэкономразвития есть "злой" Минфин. На недавнем заседании Правительства Минфин выступил с предложением: усилить "фискальное значение налога на имущество физических лиц". Если перевести на русский: надо выжимать в казну в 3-5 раз больше, чем сейчас. На что жать, чтобы выжать? Во-первых, сократят льготы. Во-вторых, налог намерены брать не с той суммы, на какую имущество оценено в БТИ, как сейчас, а с реальной рыночной стоимости, которая в разы, а иной раз на порядки, выше.

Но - отставить валидол. До полного разорения граждан дело не дойдет. Минфин подслащивает пилюльку и предлагает снизить размер самой налоговой ставки и ввести не облагаемый налогами минимум стоимости: 300-500 тысяч рублей (10-15 тысяч долларов). И вот ведь что получается. Большинству москвичей придется налог платить, просто потому, что в Москве - дорогие квартиры, редко какая меньше 15 тысяч. А вся прочая Россия может не беспокоиться: в райцентрах даже шикарные "флэты" редко зашкаливают за десятку. Что же это за налог такой "чиста московский"?

Говорите точно - сколько резать

До 1 апреля 2003 года Минэкономразвития должно доложить в Правительство, как срезать бюджетные расходы, чтобы снизить налоги. Однако в министерстве признают, что серьезной оценки этого пока нет.

К счастью, в Минэкономразвитии нашли лакмусовую бумажку: там говорят, что если рубль, вложенный в бюджет, столь же эффективен, как рубль, вложенный в частный бизнес, то вот он - показатель, что государство тратит самым гармоничным образом. Сегодня, говорит Аркадий Дворкович, рубль в частном секторе приносит куда больше пользы.

Дорожное строительство, АПК, ЖКХ - это сферы, где в плане анализа расходов еще конь не валялся. Отдельная песня - содержание государственного аппарата, его только тронь. Поэтому решено привлечь независимых экспертов.

Ну а риски... Их, как отмечают в Минэкономразвития, можно покрыть за счет неналоговых источников, среди которых названа продажа части государственного имущества. Так вот зачем все эти разговоры о "лишней" собственности государства - чтобы налоги снизить! Ну и ладно, дело-то благое.

Евгений Арсюхин

МНС требует сменить политику  »
Юридические статьи »
Читайте также