По правилам состязательности Внутри адвокатуры развернулась борьба за лидерство

Ноябрь для адвокатов сложный месяц. До 1 декабря в каждом регионе должен быть сформирован новый орган - адвокатская палата. 25 ноября адвокаты Москвы определятся с кандидатурой президента столичной палаты. А в начале следующего года пройдут выборы "главного адвоката страны" - президента федеральной палаты. Новый закон об адвокатуре сильно изменил привычный уклад жизни сообщества. Если для "рядовых" адвокатов главное сейчас максимально быстро приспособиться к новым правилам (что удается не всем и не всегда), то "генералы" от адвокатуры пытаются в этой ситуации вести свою игру.

- Уважаемые коллеги, простите, что отвлекли вас от общения со следователями и подследственными, но мы должны решить вопросы, не терпящие отлагательства, от которых зависит наше будущее, - так началось собрание одного из столичных адвокатских сообществ. Пафосность не случайна: теперь адвокаты значительную часть времени отдают не подзащитным, а собственным проблемам.

Российский закон против советского положения

Сейчас в стране около 150 коллегий, в которых объединены 45 тысяч адвокатов. Для сравнения - только в Нью-Йорке практикует 50 тысяч адвокатов. Получается, что по всей России защитников меньше, чем в крупном американском городе. В десятимиллионной Москве работает 6610 адвокатов, а в почти двухмиллионной Владимирской области - всего-навсего 150. В России есть райцентры, где нет ни одного адвоката. Это в стране, где каждый десятый сидел, где прошла и идет приватизация (всех уровней - от крупных заводов до квартир-коммуналок), а стало быть, и сопутствующие ей арбитражные и гражданские процессы, где крайне невнятные миграционные и регистрационные правила. При такой степени "защищенности" населения фраза из западных фильмов: "Требую своего адвоката!" - звучит как злая шутка.

До 1 июля 2002 года наши адвокаты жили по Положению об адвокатуре образца 1980 года. С 1 июля в жизни сообщества закончилась "советская эпоха" и началась новая - вступил в силу закон об адвокатуре. До этого начать жить по новым правилам не получалось. 11 лет работы над законом не давали результатов: то в профессиональной среде встречали отпор непопулярные идеи власти, то сама власть не хотела вводить новации, которые отстаивали адвокаты. Адвокаты говорят, переломным моментом стала встреча Владимира Путина с одним из авторов закона - президентом Гильдии российских адвокатов Гасаном Мирзоевым. Власть и сообщество нашли компромисс, а депутаты учли пожелания как практикующих адвокатов, так и ученых-юристов.

По оценке замглавы администрации президента Дмитрия Козака, "с законом об адвокатуре судебная реформа перешагнула своеобразный экватор". Страна практически одномоментно получила новые законы о статусе судей, Гражданский, Арбитражный процессуальные кодексы, долгожданный УПК.

Закон об адвокатуре задумывался как документ, который облегчит жизнь адвокатов. Чем-то облегчил, но по некоторым моментам осложнил. Уже появились пострадавшие.

Нет прописки - не будет практики

Не все нормы закона об адвокатуре поддерживаются сообществом. Например, по первоначальному замыслу было так: адвокат может числиться в реестре какого угодно региона, а место работы выбирает сам. Попросту "записан" в Москве, а практикует, скажем, в Питере.

- Многие адвокаты не попали в реестр адвокатов, а это своеобразная "адвокатская прописка". Если адвокат не включен в реестр, то у него не будет права заниматься своей деятельностью, - считает президент Гильдии российских адвокатов, депутат Госдумы Гасан Мирзоев.

- Во всех регионах реестры уже сформированы. Если кто-то не попал туда, то может обратиться в суд. Такие дела сейчас идут, - считает Олег Хышиктуев, руководитель департамента по вопросам правовой помощи Минюста, который "курирует" адвокатов от этого ведомства. - В целом ситуация с реализаций закона на практике складывается нормальная. А что, вы хотели скандала?

Скандалы происходят помимо воли чиновников. Не все они выплескиваются за рамки сообщества. Так, по информации "Известий", более тысячи адвокатов так и не попали в реестр.

- Ничего трагического в этом нет. Кое-кого следовало бы не включать в реестр вообще, - заявил "Известиям" известный и авторитетный адвокат Генрих Падва.

Есть опасения из другой области - не будут ли конкурировать коллегии и региональные палаты. Первые должны вести дела, вторые - быть органами адвокатского самоуправления и координировать деятельность коллегий. Но это в теории, на практике все может быть по-другому: палаты могут подмять коллегии под себя, сделать их "карманными".

-Есть некоторая напряженность, связанная в первую очередь с ожиданиями от нового закона. Все сводится к формуле "не было бы хуже". Действительно, многих новый закон смертельно напугал. Они считали его гибелью адвокатуры. Сейчас некоторые опасения уменьшились, - заявил "Известиям" Генрих Падва. - Новое положение адвокатуры скажется в лучшую сторону: будет более серьезная и, я бы сказал, правильная конкуренция, у гражданина появится реальное право выбирать себе адвоката.

Кто сядет в главное адвокатское кресло?

Адвокатская палата - орган самоуправления сообщества. По новому закону именно она решает многие вопросы в жизни адвокатов. Региональная - на местах, федеральная - по стране. Соответственно президент региональной палаты становится как бы главным местным адвокатом, а федеральной - главным адвокатом страны. Должность статусная. По заверениям самих адвокатов, каких-то материальных привилегий она не сулит. Зато по накалу борьбы за кресло, скажем, главы столичной адвокатской палаты можно судить, что речь идет не только о формальном статусе.

Выборы главных адвокатов в регионах - процедура сложная. Коллегии на своих собраниях избирают делегатов и кандидатов в члены совета адвокатской палаты. Первые будут формировать совет региональной палаты, вторые - выбирать президента.

В Москве все собрания, на которых выдвигались делегаты-выборщики, прошли в основном мирно, но без скандалов все же не обошлось. Большие претензии адвокаты высказывали по поводу собрания, состоявшегося 26 октября в Московской городской коллегии. Многим адвокатам там так и не дали выступить, а представителей прессы попросту удалили из зала.

- Вот такая "демократия" получилась: при квоте от 20 человек - 1 делегат в список из небольшого юридического бюро "Резник, Гагарин и партнеры" попало аж 5 человек! А вот кандидатура адвоката Манафова, делегированного на московское городское собрание юридической консультацией численностью более 60 адвокатов, даже не обсуждалась, - заявил "Известиям" один из участников.

По информации "Известий", несколько членов Московской городской коллегии обратились в Главное управление Минюста Москвы с заявлением о нелегитимности собрания.

Во многих регионах (в Самарской, Псковской и других областях) выборы главы палаты - уже пройденный этап. В Московской области относительно безболезненно (читай: без скандала) палату возглавил Алексей Галаганов. Насколько мирно все завершится в Москве 25 ноября - судить сложно. В Минюсте говорят о кандидатах максимально нейтрально - "сами адвокаты называют фамилии Резник, Мирзоев, Клен и другие".

- Это должен быть человек авторитетный и уважаемый, чтобы его хорошо знали внутри адвокатуры, но одновременно и хороший организатор. Ведь его ждет много оргвопросов, - заявил "Известиям" представитель Минюста Хышиктуев.

Со списком претендентов на пост президента федерального совета еще сложнее. По разговорам, за кресло главного адвоката не против побороться те же Генри Резник и Гасан Мирзоев. Говорят, есть претензии и у Сергея Бабурина, который после депутатства активно занялся адвокатской деятельностью. Резник в профессиональной среде считается никудышным организатором. Он скорее публичная фигура. Кроме того, Резник не в лучших отношениях с некоторыми коллегами. Генрих Падва считает выборы "деликатным вопросом".

- Есть разные варианты. Например, президент - представительная фигура. Это один из наиболее известных и уважаемых адвокатов. Его первый зам - рабочая лошадка, тот кто ведет всю работу, можно сказать, что он и будет реально владеть ситуацией в сообществе. Есть другой вариант - во главе становится менеджер. Это не обязательно первоклассный адвокат. Он может быть не знаком широкой публике в этом качестве, но зато известен как хороший организатор, как человек, умеющий осуществлять те или иные идеи для существования адвокатуры.

По мнению авторитетного адвоката, "у нас есть организаторы, которые проявили себя хорошо". Но "есть и обратные примеры".

- Был, например, создан Федеральный союз адвокатов России. К сожалению, его руководители проявили полную беспомощность и не сумели завоевать достаточный авторитет ни в обществе, ни в административных органах, - считает Падва.

Пока не завершатся "внутриадвокатские" выборы, сообщество не сможет начать нормально работать. Сами адвокаты признаются: жить как раньше было нельзя, жить по новым правилам - пока трудно.

Александр Садчиков

Минюст завершит составление реестра адвокатских контор до конца сентября  »
Юридические статьи »
Читайте также