Слой среди чужих Что такое интеллигенция и за что ее не любят знатоки лошадей

Россия всегда гордилась своей интеллигенцией. Правда, в последнее время с ней стали происходить странные вещи. Великий знаток лошадей, депутат и интеллектуал Александр Невзоров не уважает интеллигентов - поэтому говорит о них с большим удовольствием.

- Профессор Преображенский не любил пролетариат. А вы, говорят, не любите интеллигенцию.

- Конечно, потому что, когда эта публика вздумала возродиться, где-то в 90-е годы, я от нее много настрадался и вправе ее не любить, потому что в числе всяких там проклинателей меня, обличителей и распинателей в первых рядах стояли вот эти самые, в майках, с томиками Бердяева. Поэтому у меня с ними давние счеты. Я давно не люблю эту публику, как она не любит меня.

Впрочем, я не люблю и интеллигенцию, и пролетариат. Также я не люблю мещанство, духовенство, дворянство, купечество и всякие другие сословия.

- Значит, вы не любите интеллигенцию исключительно по личным мотивам?

- Это очень позорный слой. Быть интеллигентом - это всегда в России удел человека абсолютно несостоявшегося. Потому что Россия никогда не испытывала ни малейшей потребности в интеллигенции. Это тот слой, который никогда не был нужен. И были абсолютно правильные времена в истории России, когда ее и не существовало.

- Когда это?

- Это XI - XII век, когда у России еще был шанс стать нормальным государством, когда это была - судя по "Слову о полку Игореве" - нормальная рыцарская страна, которой открывалась дорога и в Европу, и в нормальное Средневековье - в нормальное, а не в русское! Но мы этим шансом не воспользовались - отчасти потому, что на нас легли эти чудовищные вериги православия, которые придушили всякую возможность развития жизни, мысли и вообще чего бы то ни было.

Интеллигенция появляется на сцене только в конце XVIII и в XIX веке, когда люди несостоявшиеся востребовали сами себя и заявили о том, что они представляют собой некое общественное явление. Безумец Овсянико-Куликовский даже взял и написал "Историю русской интеллигенции" - абсолютный бред, достойный своего названия, где он пытался пристегнуть к интеллигентам всех.

Затем история русской интеллигенции становится уже вовсе позорной, потому что в печальные предреволюционные годы мы видим искреннюю дикую ненависть интеллигенции к власти. По крайней мере, пышный банкет интеллигенции с шампанским по поводу поражения русских войск при Цусиме - лучшее тому подтверждение. И вот русская интеллигенция доходит до своей логической точки, до своего Эвереста - когда Василий Васильевич Розанов отсылает Мирре Лохвицкой в письме клочки волос со своих интимных мест, а Мирра тоже посылает ему в ответ что-то такое в этом духе.

- Я об этом не слышал.

- Отправка в надушенных конвертах лобкового волоса - это была высшая точка в истории русской интеллигенции. До такого сегодняшним апологетам интеллигентности все-таки подняться будет уже довольно сложно.

- В 1922-м советская власть выслала из страны двести философов и обществоведов - среди них были Бердяев, Питирим Сорокин, Булгаков. Вы, как нелюбитель интеллигенции, сейчас кого бы выслали?

- Я не думаю, что сейчас кого-то стоит высылать. Мы живем в эпоху, которая мрачна, но одна светлая сторона в этой мрачной эпохе есть: у нас интеллигенция переживает упадок, дистрофию, полное вырождение. И это дает определенный уровень надежды на то, что общество может стать нормальным. Сейчас интеллигенция не порождает Бердяевых и других деятелей религиозно-философского толка. Нынешняя интеллигенция все больше ищет свою нишу в гигантской щербатой стене государства, холодной и угрюмой, и находит где-то между кирпичиками, и угнездяется там, и в этих маленьких щербинах и нишах начинает существовать какая-то колония лишайников. Вполне гуманная, я бы сказал, потому что никому не мешает.

- Я правильно понял - вы считаете, что этот поиск ниши прагматичен и корыстен?

- Конечно. Интеллигентам всегда кажется, что разрушение государства - это прибыльное дело. И что когда государство будет разрушено, именно они смогут подобрать три выкатившиеся баранки из разбитого ларька. Они, как правило, их и подбирают. Но приходят совсем не интеллигенты и берут себе все остальное. А интеллигенция получает скромный навар в виде большого количества стеклотары, которое можно собрать за пьяными матросами в Таврическом дворце, - чем баловались всякие русские поэты, входившие в "Башню" господина Иванова. Можно еще потырить из здания Государственной думы в Таврическом дворце серебряные ложки...

- Так это ж революционные матросы делали!

- Это потом все свалили на матросов. То есть интеллигенция всегда, по сути своей прагматична - она никогда не жертвенна.

- Интеллигенция прошлых веков всегда была в оппозиции к государству. А сейчас, когда я с умилением читаю письмо Михалкова, Гельмана, Сокурова, Башмета и прочих деятелей о полной поддержке антитеррористической операции в Чечне... Это, вообще, что такое?

- Это абсолютно правильно! А что вас смущает?

- Смущает то, что интеллигент не должен лизать сапог власти!

- Ну, понимаете, власть наконец научилась мазать сапоги таким вкусным составом, что грех не полизать. По-настоящему умный человек всегда руководствуется принципом, известным со времен древнего Рима - когда один из римских философов, беседуя с императором, стал во всем его поддерживать и ему потакать. А на вопрос, почему, сказал: ребята, ну, как я могу с ним спорить? Как я могу быть умнее человека, который командует двенадцатью легионами? Это абсолютно правильный принцип! Поэтому поддержка, например, чеченской войны - это здравая позиция. Тем самым эти люди вывели себя из рядов так называемой интеллигенции и перевели себя в разряд абсолютно нормальных людей.

- А молчаливая поддержка полного отсутствия свободы слова на телевидении?

- Это тоже примета взросления и здравого смысла. Это прекрасно, это давно должно было наступить! Я, как вы знаете, был одним из злостных насадителей этой свободы слова, и иногда вспоминаю эти позорные страницы. Но я просто по себе знаю, какая мерзость эта свобода слова. И то, что с ней надо кончать без всяких разговоров, - безусловно. Я еще удивляюсь тому, как гуманно ведет себя власть.

- И вам не скучно жить в государстве, где нет свободы мыслей?

- Почему? Я работаю с лошадьми, у которых абсолютная свобода мыслей. Мне никто в этом государстве не запрещает снимать и говорить то, что я хочу.

- У вас специфическая ниша.

- Найдите себе такую же и перестаньте жаловаться! Вы же сейчас разводите интеллигентщину в чистом виде! Вот вы хотите заниматься высокой политикой, хотите иметь точку зрения по этим вопросам. Хочу коллекционировать бриллианты, но денег нет, блин. Нет бензина - не выходи в море. Пожалуйста, изберись, получи свои восемьдесят процентов голосов и рассуждай о высокой политике. Нет бензина - не выходи в море.

- А в Путине есть что-то от интеллигента?

- Микронный слой. Стандартное количество позолоты, которое шло на облагораживание полковничьего состава КГБ. Там ведь было все очень четко, по нормам, регламентированным государством. Скажем, на лейтенанта полагался полумикронный слой, на полковника шел микронный, и так далее.

- И из чего состоит этот микронный слой?

- Из умения правильно употребить всякие нужные фамилии, из умения владеть бессмысленным интеллигентским языком. Но достаточно поскоблить эту позолоту - что на Путине, что на других полковниках - и там будет сталь в чистом виде.

- А в окружении Путина есть интеллигенты?

- Насколько я понимаю, есть. Конечно, есть, потому что мы видим, что хотя здание путинской государственности не трещит, но штукатурка почему-то сыпется.

- С чего бы это?

- Сыпется потому, что я подозреваю, какие-то интеллигенты в Кремле завелись.

- Значит, если их станет там больше - то и кирпичики станут отваливаться?

- Гарантированно. А потом и межпотолочные перекрытия, и вообще государственности будет полный каюк. Ему надо было ограничиться кругом близких чекистов.

- И они смогли бы должным образом рулить государством?

- Абсолютно, абсолютно!

- Они же ограничены своей корпоративной сущностью.

- Вы знаете, лучше быть ограниченным чекистской сущностью, чем быть ограниченным интеллигентской сущностью. Вторая гораздо более порочна.

- В чем же эта порочность?

- Эта порочность в неумении принимать решения, в непонимании и нежелании знать, что такое ответственность. Эта порочность в том, что они ухитряются девальвировать целые пласты культуры, любые политические начинания. Все, к чему они прикасаются, превращается в дерьмо. Вот что такое интеллигенция.

- А Березовский интеллигент?

- Березовский - на четверть.

- И что это за четверть?

- Четверть, которая на самом деле мешает ему и полностью его парализует. Если бы он был полностью солдатом или полностью воином-философом, то его успехи были бы куда более значительны, чем сейчас.

- Поэтому он проиграл?

- Он какие-то партии проигрывает, какие-то выигрывает. Украину он выиграл, думаю, в России не выиграет.

- Вам не кажется, Украина доказала, что...

- Во-первых, Украина еще ничего не доказала. Этот конопатый парень без году неделя президент, и что там будет дальше, ни вы, ни я не знаем. Ничего еще не доказано! То, что Украина готова погрузиться в какие-то сложные процессы передела и, скажем так, общественной реконструкции, это еще не значит, что Украина чего-то доказала. Наверняка мы получим на Украине через десять лет картину примерно такую же, как мы имеем здесь. Так что зря вы обольщаетесь.

- У вас вообще есть кумиры и идеалы?

- Гериньер, Плювинель, Де Нестьер...

- Это кто - специалисты по лошадям?

- Разумеется.

- А моральные авторитеты?

- А почему они должны быть и чем они должны заниматься, по-вашему?

- Скажем, формулировать национальную идею.

- Национальная идея - термин абсолютно пустой. Скажите мне, какая была национальная идея Франции XVIII века?

- Свобода, равенство, братство.

- Да не было ее! Как только началась свобода, равенство, братство - немедленно защелкали гильотины. Я не думаю, что вам это понравилось бы.

- А в России граф Уваров выдвинул идею православия, самодержавия и народности. Она вам нравится?

- Это была искусственная национальная идея, потому что если бы она была подлинной, то никогда бы она не рухнула в течение полутора лет. И вообще, я не понимаю, что такое национальная идея.

- Это то, что объединяет нацию.

- Да нацию объединяет в принципе удобство существования друг с другом - и все! То, что мне удобно жить в этой стране, потому что здесь живут люди, которые говорят на таком же языке, которые примерно так же мыслят, которые примерно так же ездят, у которых примерно такой же уклад жизни. Мы объединены с моими друзьями не какими-то национальными идеями, а именно удобством...

- Разве сейчас в России жить удобно? Неужели у вас мороз по коже не дерет, скажем, от реализации Закона "О монетизации льгот"?

- Очень правильный закон!

- Но как бездарно выполнен!

- Да он не бездарно выполнен. Он выполнен, как всегда у нас все выполняется.

- Знаете, я с содроганием слушаю, когда деятели нашей культуры говорят о Путине. Вот актриса Лидия Смирнова вдохновенно вещает на встрече с Путиным о его ногах. Говорит: у вас прекрасная походка! Вы чудесно ходите! Даме, между прочим, под сто лет, ей уже ничего не надо. Или художник Никас Сафронов сообщает: у Путина великолепная рука, у него такое пожатие! Такое теплое, надежное... Вас не смущает, когда интеллигенция засыпает власть такими бездарными комплиментами?

- А почему это должно меня смущать? Они действуют абсолютно в соответствии со своей морально-нравственной программой. Они такими и должны быть. Если бы они были другими, то они бы назывались не интеллигенция, они были бы солдатами, мучениками, святыми, спецназовцами, писателями. Они были бы кем-нибудь другим, да? А так они интеллигенты.

- Альфред де Кюстин писал в 1839 году, что русские образованные аристократы с помощью тайной свободы вознаграждают себя за явное рабство. Актуально, не находите? Неужели вам не хочется восстать против этого явного рабства?

- А мне-то зачем восставать? Я не чувствую никакого рабства. К тому же рабство - это нормальное состояние. Что в нем плохого?

- Я, например, хочу смотреть каналы с разными мнениями...

- Сходите, посмотрите на Обводный, потом на канал Грибоедова... Смотрите - разные каналы!

- Мне нужен независимый суд, свободное телевидение...

- Ну, хотите независимых каналов, ну, черт возьми, я вам уже подсказал простой способ: идите в политику, получите свои 80 процентов, ну, хотя бы 60, изберитесь и откройте в России независимый канал. А требовать просто так, как потребитель, который пришел в магазин и которому надо 26 моделей стиральных машин вместо предложенных трех - а, вот хочу 26! И все более и более тоненьким голоском: хочу 26 стиральных машин! Ну, хоти! На самом деле сегодняшнее устройство российского государства никак ни на чью личную свободу абсолютно не посягает. Есть несколько приватизированных властью областей: политика, ресурсы, различного рода серьезные формирования типа армии или МВД. А все остальное - пожалуйста, делайте все, что хотите.

- Меня не устраивает, когда в Благовещенске менты зачищают целый город...

- Ну и что?

- Это нормально?

- Абсолютно нормально! А что в этом ненормального?

- Три дня избивали город!

- Ну и что?

- Сейчас ХХI век, между прочим!

- Чего вы как заклинание повторяете - ХХI век... ХХI век - это нормальное позднее Средневековье. Чего вы обольщаетесь? Что такого принципиального в этом веке?

- Я был много раз в Англии, там люди совершенно на другой планете живут. Свободные люди свободной страны, создающие тысячи разных обществ...

- Так кошечками вам и в России никто не запретит заниматься, или инвалидами. Уверяю вас, что здесь холодная рука чекистов к вашему горлу и не потянется, если вы решите заняться кошечками. Или инвалидами. Могу вам подсказать... Хотите, раз вы такой интеллигент. Пожалуйста, я вам дам адреса выборгских инвалидов, которые нуждаются в материальной помощи. Занимайтесь! Чего-то у вас взгляд потух?

- Не потух, просто мы отвлеклись. Значит, вы считаете, что в России с духом все в порядке?

- Абсолютно! Духовное развитие - ведь это такая редко востребованная категория. Высокодуховное развитие Россия продемонстрировала в 18-19-летних мальчишках во время первой чеченской войны. Это были такие же мальчики, как мальчики Афин, Спарты, Столетних войн, мальчики Великой Отечественной и т. д. То есть с духовным уровнем нации все в порядке. А то, что не всякий интеллигент имеет возможность покривляться перед телекамерой - если вы это считаете проблемой духовности, - то извините, на всех камер не хватило.

- В интернете нашел кучу статей, посвященных "невостребованным возможностям русского духа".

- Для начала нужно договориться о корректности формулировок - что имеется в виду под русским духом. Если это имеются в виду какие-то разновидности отрыжки, то возможности велики.

- Имеется в виду духовное развитие страны.

- А куда ей еще духовно развиваться?

- Некуда? Нормальное состояние?

- Идеальное!

- Да что вы! Куда ни плюнь, везде разбой и разврат.

- Так, а во времена Екатерины его не было?

- А как, на ваш взгляд, кто сейчас является локомотивом цивилизации?

- Штаты, конечно. Это очевидная вещь.

- Не кажется, что вы себе противоречите? С одной стороны, по-вашему, у вас все хорошо, а локомотив почему-то - Америка, а вовсе не мы...

- Мы не локомотив по разным причинам. Во-первых, поскольку мы приняли в десятом веке православие. Хотя тогда мы принимали католицизм - еще не было разделения церквей. А во-вторых, мы очень христианская страна, а всякая страна, находящаяся под сильным влиянием любой третьесортной религии, всегда вынуждена быть отсталой.

Михаил Болотовский

Взгляд: По восточному календарю  »
Юридические статьи »
Читайте также