Взгляд: По восточному календарю

После того как Акела промахнулся с монетизацией, все в нашем лесу пошло вразнос. Зурабов сушит сухари, Масхадов требует мира, Резник пикетирует Пятую точку. Всенародно избранный Дарькин, подсуетившись, антитеррористически переназначился — и тут же в Приморье перестреляли милицию, как в каком-нибудь Нальчике или в Назрани.

Советник президента Илларионов пообещал вернуть «Юганскнефтегаз» прямо в «Матросскую тишину» Ходорковскому, а про другого президентского советника — и как раз по вопросам помилования — опубликовали роман-пасквиль. Мы торжественно списали долг Сирии, многозначительно проигнорировали Давос, взялись всем ПЕН-клубом за перевод философской лирики Туркменбаши. В годовщину освобождения Освенцима попугали евреев генералом Макашовым — тут же устыдились, одумались, решили, как выразился генпрокурор, не трогать, чтобы не воняло. Отправили в отставку саботажника-долгожителя Колоскова — и на другой день бесславно продули Италии. Собираемся послать в Киев на «Евровидение» Верку Сердючку — то ли голубую, то ли розовую, то ли, прости Господи, местами оранжевую. Опускаем евро, держим доллар, задираем цену на бензин, ежедневно подпечатываем рубли. Всенародно ищем растворившиеся в воздухе триста миллиардов с декабрьского аукциона, а министр финансов кивает на китайцев: их, мол, тоже много. В Петербургеборются с ларечниками, в Москве — с олигархами, и тут и там из последних сил отбиваются от новых творческих инициатив Зураба Церетели. Вот-вот «снимут с повышением» директора самой главной из спецслужб, подлатают Конституцию, отдадут Курилы «группе физических лиц» (не обязательно из Японии), упразднят пост президента и введут прямое правление пожизненного премьер-министра в горячих точках (то есть по всей стране), после чего они, разумеется, заполыхают еще ярче. А кое-где и просто рванут.

За границей тоже весело. Выборы в Ираке, национализация в Донецке, газовый обогреватель в Тбилиси. В Папы Римские прочат поволжского немца, кардинальствующего во глубине сибирских руд. Главный его соперник и вовсе из Нигерии. Северная Корея грозит США ядерной войной. Либералы судят Слободана Милошевича, а консерваторы — Майкла Джексона. Борис Березовский собирается вернуться в историческую черту оседлости.

Главным же эстетическим событием по восточному календарю стала долгожданная лента нашего выдающегося земляка Александра Сокурова про последнего японского императора Хирохито, изображенного с пониманием, состраданием и любовью. Кинорежиссер, по собственному признанию, долго вынашивал этот замысел — по-видимому, с 50-х прошлого века, когда уличная шпана издевалась над посрамленным и поверженным геополитическим противником, именуя его Хирохито Херовато. Кстати говоря, имеет смысл написать рецензию с таким названием. И на фильм Сокурова, и едва ли не на все, что происходит в нашем лесу. Хотя на самом деле в нем происходит одно-единственное — всё идет вразнос.

Виктор Топоров

Гражданское общество: Закон, порядок, обычай  »
Юридические статьи »
Читайте также