Российские радикалы - ключ в Европу?

К 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне руководители трех прибалтийских государств преподнесли России ожидавшийся "подарок", поставив, каждый в меру своего разумения, под сомнение позитивную значимость этого события не только для Советского Союза, но и для всего человечества. При этом президенты Литвы и Эстонии не сочли возможным присутствовать на юбилейных торжествах в Москве, в то время как глава Латвийской Республики Вайра Вике-Фрейберга приняла приглашение российского руководства.

Общественное мнение в лице ряда российских политиков и общественных организаций отреагировало на отмеченные шаги бывших братских республик достаточно предсказуемо. Так, лидер претендующей на занятие легальной ниши национал-патриотизма партии "Родина" Дмитрий Рогозин в привычно резкой форме осудил позицию лидеров Литвы, Латвии и Эстонии. Более радикальные политические структуры предпочитают для себя традиционный путь, проторенный национал-большевиками Эдуарда Лимонова, доставляя изрядное беспокойство балтийским дипломатам, аккредитованным в России. 23 февраля этого года во время несанкционированного митинга "Авангарда красной молодежи" и "Рабочей демократии" у здания латвийского посольства в Москве несколько молодых людей, участвовавших в акции, забросали здание яйцами и другими пищевыми продуктами, демонстративно сожгли флаг Латвии с нашитой черной свастикой, а затем сорвали аналогичный символ латвийской государственности с фасада посольства. Акция была приурочена к рассмотрению Европарламентом вопроса о запрете нацистской символики. Охрана посольства задержала одного из участников акции - Аркадия Пелепенко. Ему было предъявлено обвинение по статье 214 УК РФ "Вандализм".

Вечером 5 марта схожая судьба постигла консульство Латвии в Северной столице. Неизвестные подростки изрядно подпортили фасад здания, расположенного в доме 11 по 10-й линии Васильевского острова, метнув в него пару бутылок с красной краской. В тот же день "пресс-служба Ленинградского АКМ" заявила о том, что акция была совершена группой молодых людей, сочувствующих АКМ, и приурочена к очередной годовщине смерти Иосифа Сталина.

МИД Латвийской Республики отреагировал в данном случае достаточно оперативно, пригласив к себе на следующий день после акции в Москве посла России в Латвии Виктора Калюжного. По мнению латвийского внешнеполитического ведомства, "этот агрессивный инцидент показывает, что в России, помимо уже известных национал-большевиков, возникают новые крайне радикальные и насильственные организации, которые в своей деятельности используют неприемлемые в демократическом и правовом государстве формы действий".

НБП - бич спецслужб

Обращает на себя внимание предпочтение, отдаваемое радикалами диппредставительству Латвии, в сравнении с их коллегами из Эстонии и в особенности Литвы. Причем подобный приоритет, уже ставший "доброй традицией", идет с середины 1990-х годов, от времен первых акций национал-большевиков. Только за период с 2000 по 2003 г. прибалтийские консульства в Петербурге не менее десяти раз подвергались атакам со стороны нацболов и их политических союзников. Примерно половина таких акций пришлась на долю консульства Латвии. Так, накануне празднования Дня Победы, 8 мая 2000 года, о стены латвийского представительства разбились несколько банок с черной краской, брошенных неизвестными молодыми людьми, одного из которых сотрудникам милиции удалось задержать на месте происшествия. Им оказался один из опытных активистов НБП, известный в партийных кругах под псевдонимом Школьник. Три года назад, в одну из мартовских ночей, фасад консульства Эстонии украсила надпись "НБП. Таллин - русский город", а окно навтором этаже было разбито в результате прицельного броска камнем. Впрочем, сходные акции прямого действия происходили в то же время и в других регионах.

Для особого отношения к латвийскому представительству у национал-большевиков было много причин, как объективных, так и субъективных. На фоне общей неблагоприятной ситуации с соблюдением прав русскоязычного населения в Прибалтике политика латвийского руководства отличалась особой изощренностью. Преследование же рижских нацболов, в которых местные власти справедливо увидели угрозу своему режиму, и суровый приговор партийцам, захватившим 12 ноября 2000 года верхний ярус собора Св. Петра в Риге, сделали эту борьбу делом принципа. Обвинение в терроризме за использование в рижской акции муляжа гранаты Ф-1 и абсурдные сроки заключения, первоначально назначенные судом участникам акции - от 5 до 15 лет, не только не испугали нацболов в Латвии и России, но сыграли роль дополнительного стимула, став своеобразным признанием политической значимости НБП. Хотя не исключено, что латвийскому консульству в Петербурге просто не повезло с местоположением. В сравнении, например, со зданием генконсульстваЭстонии, расположенном на Большой Монетной улице, неподалеку от Петроградского РУВД, консульство Латвии с точки зрения тактики экстремиста выглядело более беззащитным. Неожиданные, но регулярные набеги нацболов на опорные пункты прибалтийской независимости в Петербурге доставили немало бессонных ночей сотрудникам разного рода спецслужб.

К облегчению последних, вскоре после празднования 300-летия города на Неве "лимоновцы" переключили свое внимание на "внутреннего врага" в лице "антинародного" государства, и дипломаты с берегов Балтии "заскучали" без "русского фашизма".

"Красные фашисты"?

Одним из крайних способов сохранения международного престижа для небольших по территории и населенности стран является постоянное привлечение внимания мировой общественности к явным или мнимым угрозам и посягательствам на их суверенитет и национальную самобытность. Введя в практику насаждение в домашних условиях крайних форм национализма, уместных скорее во времена средневековья, прибалтийские соседи ударились в поиски причин, по которым "вероломная Россия" должна их смертельно ненавидеть и строить коварные козни. На фоне фактов нарушения прав человека в Латвии и Эстонии, на которые наконец обратили внимание представители Европейского Союза, очень кстати пришелся юбилей великой Победы, давший повод лидерам трех бывших советских республик продемонстрировать собственный взгляд на историю. Заодно это должно было подогреть националистические настроения у разного рода радикальных политических течений в России, акции которых можно будет трактовать перед коллегами из Западной Европы как проявления русского фашизма.Пока что данный прием вполне действенен. Другое дело, что радикалы, доставляющие беспокойство прибалтийским дипломатам, мягко говоря, не укладываются в традиционную схему идеологических воззрений, свойственных националистам. Интересно, что на протяжении всех последних лет за права русских в Прибалтике вступались в основном так называемые "левые" партии, в то время как "националистов", вроде РНЕ, даже близко не наблюдалось. Ни НБП при всех нюансах, ни тем более АКМ невозможно причислить к националистическим организациям классического типа. Их позиция по прибалтийскому вопросу отражает точку зрения значительной части населения, согласно которой обеспечение прав русских в Прибалтике - один из ключевых моментов в направлении защиты общенациональных интересов страны.

В свою очередь, умеренные "левые" в лице лидера организации "Коммунисты Петербурга" Сергея Малинковича заявляют, что, "не отрицая элементов насилия в истории присоединения Прибалтики к СССР и безоговорочно признавая независимость этих государств", они также "крайне возмущены их политикой. Реабилитация доморощенного нацизма, дискриминация русскоязычного населения и запрет на создание левых партий - вот черты этой политики, проводимой при лицемерном молчании старой Европы. Россия должна немедленно и жестко вмешаться в ситуацию - это наше право, это наш долг перед живущими там русскими и павшими на войне советскими солдатами".

В любом случае участие глав государств 9 мая в праздничных мероприятиях в Москве - лишь эпизод в отношениях России с бывшими братскими республиками Прибалтики, который вряд ли может что-то кардинально изменить в лучшую или худшую сторону. Достаточно посмотреть хотя бы на проблему государственной границы, связанную с наличием в составе Российской Федерации спорных с точки зрения Латвии и Эстонии территорий, чтобы понять, что установление дружеских отношений России с прибалтийскими государствами пока остается несбыточной мечтой. Так, например, граница Эстонской Республики, соответствующая линии, установленной Тартуским договором 2 февраля 1920 года, закреплена в конституции страны, и, следовательно, при такой схеме несколько районов Псковской области (почти 2,3 тыс. кв. км) должны принадлежать Эстонии. В свою очередь, согласие Вайры Вике-Фрейберги посетить Москву в День Победы отнюдь не означает, что Латвия откажется от собственных претензий на Пыталовский район Псковской области, который на выпускаемых в Риге картах отмечается как часть латвийской территории.

Однако и эти, и другие спорные вопросы необходимо решать цивилизованным путем, в рамках процедур, отработанных в странах Европейского Союза, к которому причисляют себя и Литва, и Латвия, и Эстония. В то же время заметное преобладание проблем исторического прошлого над задачами настоящего и будущего в политическом курсе прибалтийских государств дает лишний козырь сторонникам радикальных политический решений и действий в России, выбивая одновременно почву из-под претензий, предъявляемых прибалтами российским правоохранительным органам на предмет недостаточных мер по обеспечению охраны их диппредставительств.

Версия Евгения Зубатова

Губернаторская забота  »
Юридические статьи »
Читайте также