«Социальная норма» и сейчас живее всех жильцов?

Рискуя несколько утомить читателей, вынужден вкратце повторить суть моей полемики с нашим неувядаемым жилкомхозом. Весной прокурор Петербурга Сергей Зайцев внес в Законодательное собрание несколько представлений о необходимости приведения петербургских законов в соответствие с Жилищным кодексом РФ.

Ссылаясь на статьи 5, 156 и 157 кодекса, прокурор указал, что с 1 марта с. г. «… понятие «социальная норма площади жилья» не должно использоваться, и, соответственно, органы государственной власти Санкт-Петербурга не вправе устанавливать повышенные размеры платы за содержание и текущий ремонт общего имущества жилых домов и тарифы на централизованное отопление сверх «социальной нормы площади жилья»…». Депутаты ЗакСа признали это представление обоснованным, опираясь на официальное заключение своего юридического управления, согласно которому «понятие «социальная норма площади жилья» действующими с 1 марта 2005 года положениями Жилищного кодекса Российской Федерации не предусмотрено».

В другом прокурорском представлении по тем же основаниям констатировалось, что единственная содержательная статья закона «О социальной норме площади жилья в Санкт-Петербурге» «вступила в противоречие с федеральным законодательством». Из этого, помимо необходимости исключения из размера общей жилой площади балконов, лоджий, веранд и террас, вытекало и то, что с марта «…понятие «социальная норма площади жилья» не должно использоваться при предоставлении гражданам компенсаций (субсидий) по оплате жилья и коммунальных услуг, а следует применять региональные стандарты нормативной площади жилого помещения…». Депутаты ЗакСа признали обоснованность и этого представления.

Тем не менее, Жилищный комитет до последнего момента продолжал начислять повышенную плату за превышение «социальной нормы». Жилкомхозовские чиновники различного ранга ранее выдвинули целых три версии, порой исключающих друг друга, почему эта дань взималась с марта по август. Директор районного жилищного агентства в ответ на мои обращения упорно ссылался на «социальную норму» и на закон о повышенной плате за ее превышение, умудрившись прямо не назвать этот закон. Председатель Жилищного комитета Юнис Лукманов счел возможным возврат переплаченных средств лишь после принятия специального петербургского закона. А вице-губернатор Олег Виролайнен напротив заявил о невозможности такого пересчета, поскольку, по его словам, противоречащий с марта Жилищному кодексу закон о сверхплате за «излишки» жилья … не имеет обратной силы. Четвертая версия недавно поступила в редакцию «ПЧП» в виде такого послания.

Жилищный комитет на текст статьи Михаила Кореневского «Жилищный кодекс суров. Но он закон и для чиновников», опубликованной в Вашей газете 15.06.2005, сообщает Вам следующее:

Содержание статьи не соответствует действительному положению дел.

В целях реализации законодательства о порядке предоставления льгот в пределах социальной нормы площади жилья понятие «социальная норма площади жилья» сохранено, при этом размер ее соответствует размеру регионального стандарта нормативной площади жилого помещения, установленному в статье 1 Закона Санкт-Петербурга от 30.06.2005 № 403-48 «О региональных стандартах в жилищной сфере». Изложенное регламентировано в абзаце 1 статьи 5 указанного Закона Санкт-Петербурга.

Комитет обращает Ваше внимание на то, что понятие «площадь сверх социальной нормы площади жилья» было предусмотрено федеральным законодательством, действовавшим до вступления в силу Жилищного кодекса Российской Федерации (далее Жилищный кодекс), на основании федерального законодательства было сформировано законодательство Санкт-Петербурга. Начисление платежей за жилищные услуги для граждан осуществляется бухгалтерами жилищно-эксплуатационных организаций с учетом действующего в Санкт-Петербурге законодательства, в частности с учетом Законов Санкт-Петербурга:

— от 17.06.2004 № 306-47 «О социальной норме площади жилья»;

— от 17.06.2004 № 308-48 «О ценах на содержание и текущий ремонт общего имущества жилых домов»;

— от 17.06.2004 № 312-49 «О ценах на содержание и текущий ремонт общего имущества жилых домов и тарифах на централизованное отопление сверх социальной нормы площади жилья».

Противоречие указанных Законов Санкт-Петербурга положениям Жилищного кодекса может быть установлено в судебном порядке, такого противоречия до настоящего времени не установлено.

Согласно пункту 8 статьи 5 Жилищного кодекса в случае несоответствия норм жилищного законодательства, содержащихся в законах и иных нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации, положениям Жилищного кодекса, применяются положения Жилищного кодекса.

Например, с учетом изложенного письмом Жилищного комитета от 24.02.2005 № 2-481/05 в адрес районных жилищных агентств и ГУП «Вычислительный центр коллективного пользования многоотраслевого комплекса жилищного хозяйства» были даны разъяснения по вопросу начисления гражданам Санкт-Петербурга платежей за жилищные услуги с учетом положений пункта 5 статьи 15 Жилищного кодекса в части определения размера общей площади жилого помещения (без учета площадей балконов, лоджий, веранд и террас). Для урегулирования данного вопроса не потребовалось издания Закона Санкт-Петербурга в связи с прямым действием данного положения Жилищного кодекса.

В соответствии с Жилищным кодексом вопросы установления размера платы за жилое помещение регламентируются на общем собрании собственников помещений в многоквартирном доме; если собственники не реализовали данное свое право, размер платы за жилое помещение устанавливается органом государственной власти субъекта Российской Федерации.

Законом Санкт-Петербурга от 30.06.2005 № 401-47 «О плате за содержание и текущий ремонт общего имущества в многоквартирных домах», учитывая положения Жилищного кодекса, с 01.08.2005 установлен размер платы для граждан, не принявших решение о выборе способа управления многоквартирными домами и решение об установлении размера платы за содержание и текущий ремонт общего имущества в многоквартирном доме.

В связи с изложенным Жилищный комитет считает доводы автора статьи необоснованными.

Первый заместитель председателя комитета В. Т. Гайдей

Сами себя высекли

За комментариями мы обратились к главному специалисту комиссии ЗакСа по городскому хозяйству Юрию Курикалову.

— Действительно ли, как уверяют нас чиновники ЖКХ, «социальная норма площади жилья», подобно Ленину при советской власти, была, есть и будет?

— В сущности, они должны были урегулировать эту ситуацию так же, как сделали в случае с балконами и лоджиями, еще до марта, прислав в феврале разъяснение своей позиции. Реальных альтернатив было две.

Первая — настаивать, что «социальная норма площади жилья» и есть региональный стандарт. По инициативе губернатора как одного из участников законодательного процесса можно было просто переименовать «норму» в «стандарт» и оставить все как было. Но это, повторяю, необходимо было сделать до 1 марта и не менять систему начисления квартплаты. Тогда не следовало и повышать квартплату. Исполнительная власть города пошла диаметрально иным путем, причем с немалым опозданием. Было законодательно оформлено то, что раз «социальной нормы» нет, значит, нельзя взимать и плату за «излишки» жилья. Зато уже для всех горожан квартплату подняли до 90% от уровня реальной стоимости содержания жилья. Окончательно эта позиция сформировалась после представления прокурора.

— Как ни странно, именно ваша комиссия одно время допускала возможность выбора первой из перечисленных вами альтернатив...

— Тогда на дворе стоял уже май, но в принципе можно было еще попытаться отстаивать эту правовую позицию. Во всяком случае, исполнительная власть города знала, что при желании можно такую позицию можно занять. Губернаторский же законопроект «О региональных стандартах в жилищной сфере» исходил из совсем иных правовых постулатов — «социальная норма площади жилья», которую руководство Жилищного комитета понимает как дополнительную плату за «излишки», не должна действовать в отношении оплаты жилищно-коммунальных тарифов. Таким образом, они сами себя высекли, фактически признав, что несколько месяцев до принятия закона «О региональных стандартах» неправомерно взимали по повышенным тарифам плату за «излишки» жилья.

Сказав «а», надо говорить и «б». Необходимо привести свое поведение в соответствие с законодательством и возвратить неправомерно (с их же точки зрения) взысканные деньги. Тем более что после значительного повышения квартплаты в казне появились достаточно большие дополнительные средства. Повышать кварт-плату — это одно, приводить петербургские законы в соответствие с Жилищным кодексом — совсем другое. Эти вещи не надо было путать. В данном случае под шумок «приведения в соответствие» просто решили взять с жильцов побольше денег.

— Как я уже убедился, возвращать переплату за март-июль никто не собирается. Поэтому после консультаций с прокурорами и юристами я сам произвел пересчет и о мотивах всоего поступка оповестил районное жилищное агентство...

— Вы совершенно грамотно ведете себя в юридическом отношении. Жилищные службы пытаются действовать, исходя из презумпции собственной невиновности. И не возвращают деньги — мол, докажите, что мы — верблюды. А вы, исходя из презумпции своей невиновности, удержали те деньги, которые ранее с вас были неправомерно взяты. Это законно, а если к вам есть претензии, пускай их доказывают в суде. Вы совершенно правомерно сместили акценты в том, кто кому что должен доказывать, переложив бремя доказательства с себя на жилищные службы. И те, кто займет такую позицию, будут юридически неуязвимы.

«Социальная норма» должна была почить с рождением Жилищного кодекса

В ответе за подписью г-на Гайдея более всего умиляет то, что Жилищный комитет считает необоснованными именно мои доводы. Комизм ситуации в том, что жилищники упорно полемизируют не столько со мной, сколько с прокуратурой, но предпочитают об этом умалчивать. Оно и понятно: заявлять, что не прав журналист Кореневский, а не прокурор Зайцев, гораздо безопаснее.

Суть «ноты» Жилищного комитета наш ученый собеседник охарактеризовал так: «На две трети не о том, а когда по существу, то невпопад». Ведь в данном случае абсолютно не важно, что было до марта и будет с августа. Поэтому заострю внимание лишь на двух пассажах. Готов согласиться с тем, что «в целях реализации законодательства о порядке предоставления льгот в пределах социальной нормы площади жилья понятие «социальная норма площади жилья» сохранено» лишь как с литературной метафорой или гиперболой. Ибо подобными фразами исподволь проводится мысль, что «социальная норма» благополучно уцелела в марте-июле и продолжает здравствовать поныне. Хотя это не так. Мой оппонент не хуже меня понимает, что при тождестве цифровых параметров «норма» и «стандарт» имеют существенное функциональное отличие. От «социальной нормы» наши доблестные жилищники в течение года умудрялись получать двойное удовольствие, ограничивая ею пределы предоставления субсидий малоимущим и повышая плату за «сверхнормативную» жилплощадь для других горожан. Тогда как региональные жилищные стандарты предназначены исключительно для расчета субсидий. Узаконить региональные стандарты, приведя тем самым городское законодательство в соответствие с Жилищным кодексом, необходимо было еще до марта, но сделано это было только к августу. У меня нет веских оснований подозревать кого бы то ни было в злом умысле, но в течение пяти месяцев в петербургском жилищном законодательстве зияла огромная правовая брешь. Понятие двойного назначения «социальная норма жилья» уже не должно было применяться в жилищных правоотношениях (не стану повторять доводы прокурора, которые Жилищный комитет все равно считает необоснованными), а закона о региональных стандартах еще не было. Поэтому любители сутяжничать при желании вполне могут оспорить в судебном порядке правомерность начисления жилищных субсидий за март-июль.

Теперь о том, что противоречие городских законов о «социальной норме площади жилья» и сверхплате за ее перебор положениям Жилищного кодекса «может быть установлено в судебном порядке, такого противоречия пока не установлено». Несомненно, может! А может быть установлено и, как это сделал прокурор города, ссылками на конкретные статьи Жилищного кодекса, которым эти устаревшие понятия противоречат. Тот же, кто в упор не хочет видеть таких противоречий, конечно же, предпочтет не заметить, что в одном и том же прокурорском представлении речь идет не только о балконах и лоджиях, но и о несоответствии с марта с. г. федеральному законодательству петербургского закона о «социальной норме жилья». Приходится повторять азбучные азы: Жилищный кодекс имеет высшую юридическую силу в жилищной сфере и верховенство перед всеми региональными законами, которые ему противоречат, даже если в этих законах исподволь пытаются обосновать что-то задним числом.

Если же кому-то захочется разбираться с «социальной нормой» в суде — ради бога. Заодно узнаем, действует ли Жилищный кодекс Российской Федерации на территории ее самого европейского города. Или мы движемся к европейским стандартам в ЖКХ, пренебрегая высшим правовым актом в жилищной сфере.

Михаил Кореневский

Радиомост Монетизация Совместный проект "Радио России" и газеты "Вечерний Петербург"  »
Юридические статьи »
Читайте также