Смерть "налога на смерть" наследство теперь у нас не облагается

В англоязычных текстах (даже в экономических работах) налог на наследство часто называют "налогом на смерть". В России же этот налог сам оказался при смерти. И дата ее точно известна. 1 января 2006 г. 0 часов 0 минут.

Хорошо, что налог умер. Приведенные ниже соображения и факты позволяют не согласиться с точкой зрения Дмитрия Травина, что сей налог якобы один из наиболее безобидных ("Дело", 20.06.2005).

Либералиссимус Владимир Путин

В романе Владимира Войновича "Москва-2042" коллега нашего уважаемого президента (как по его прошлой работе, так и по настоящей) некто Л. Букашев на пике своей карьеры официально именовался Гениалиссимусом. Владимир Путин, если отделить его налоговые нововведения от всего прочего, с уверенностью может рассчитывать на титул Либералиссимуса.

Первым революционным шагом стала отмена прогрессивного налогообложения индивидуальных доходов. Всем известно, что заменено оно было единой 13-процентной ставкой. Случись такое в Германии или Франции (а о Швеции и говорить не стоит), то 1917 год в России показался бы мелким потрясением в сравнении с тем, что ждало бы эти страны.

Перераспределительный социализм настолько въелся там в умы и души миллионов, что даже его жертвы смиренно соглашаются с ним, хотя время от времени кротко просят о любезном снисхождении к их участи. В смысле небольшого снижения прогрессии. Однако сам святой принцип, когда богатый платит не просто больше, а непропорционально больше, непоколебим.

В 1990-е годы Россия впитывала в себя капитализм вместе со всем социализмом, которого она в изобилии наглоталась в XX веке. Кроме прогрессивного подоходного налога, к нам проникли еще и прогрессивные шкалы налогов на наследство и дарение. Путин решил их ликвидировать (возможно, под влиянием обер-либерала его собственной администрации г-на Илларионова).

Правительство осталось в стороне. По всей видимости, президентская администрация резко ускорила прохождение через Думу радикального законопроекта, который: а) полностью отменял налог на наследство; б) налог на дарение отменял, "если даритель и одаряемый являются членами семьи и (или) близкими родственниками, в соответствии с Семейным кодексом РФ (супруги, родители и дети, в том числе усыновленные, бабушки, дедушки и внуки, полнородные и неполнородные (имеющие общих отца или мать) братья и сестры)". Для всех остальных этот налог сохранялся на уровне 13%.

В июне Федеральное собрание приняло этот законопроект. И если верить опросу ФОМа, то оно выразило мнение народное. Поддержали прозвучавшее еще в президентском послании предложение об отмене налога на наследство 82% опрошенных, против были лишь 6% респондентов.

Юз ит о луз ит

"Используй его или потеряешь!" Это, как многие догадались, в переводе с английского. Так граждане США говорят о своем накопленном имуществе. Иногда его, действительно, легче "пропить", чем передать кому-либо. Завещать его, конечно, можно, но счастливчикам придется нелегко.

С чего это мы вдруг о США? А чтобы представить масштаб случившегося в России для тех, кто глядит на нас "оттуда". Для начала пробежимся по истории.

Впервые этот налог был введен в США в 1797 г., но уже в 1802 г. отменен. Далее он вводился для пополнения казны в периоды войн. Налог существовал с 1862 г. по 1870 г. и с 1898 г. по 1902 г. Наконец, налог на наследство был введен в 1916 г. и с тех пор уже не отменялся.

До безумных величин его загнал Франклин Рузвельт (сторонники свободного рынка в США "любят" этого президента так же, как партия "Яблоко" Путина, и считают его американским Муссолини). Верхняя ставка налога увеличилась при нем с 45% до 70%. В настоящее время от этого налога освобождается наследство, рыночная стоимость которого не превышает $ 675 тыс. Сверх этой суммы появляется ставка в 37%, а максимальная доходит до 55%. Только в Японии верхняя ставка выше (70%).

В сущности, налог на наследство - это налог на накопленный капитал. Один из самых вредоносных, так как снижает стимулы к сбережению. В то же время, как хорошо известно экономистам, сбережения населения - это источник инвестиций и роста. В США отношение сбережений к доходам домохозяйств одно из самых низких в мире - около 4%. Выручает крупный приток зарубежных инвестиций.

Налог на наследство значительно сокращает временной горизонт бизнесмена. Известный австрийский экономист Йозеф Шумпетер писал, что долгосрочные интересы определяются "семейными мотивами". Иначе говоря, тенденцией бизнесмена-инвестора откладывать потребление ради создания семейного капитала для будущих поколений своих потомков.

Имеющиеся в США данные показывают, что налогообложение наследства оказывается наиболее разрушительным для малого бизнеса. Согласно одному из опросов, 51% семейных предприятий столкнутся с серьезными трудностями в случае смерти основного владельца. 41% опрошенных представителей малого бизнеса сказали, что вынуждены будут брать взаймы для выплаты налога, а 30% встанут перед необходимостью продать предприятие или хотя бы его часть.

Конечно, американцы предпринимают все возможные меры, чтобы уйти от этого налога легальными способами (говоря словами нашего министра финансов, "агрессивно используют налоговое законодательство"). К счастью, их за это не сажают. Наверное, поэтому 81% представителей семейного бизнеса уже предпринимают меры по сокращению ожидаемого налогового бремени.

Однако легальный уход от налогов - это также чистые потери. К пустым тратам времени и сил добавляются прямые финансовые убытки в виде оплаты юристов-консультантов и т.п. Обследование семейного бизнеса в Нью-Йорке показало, что средние вложения "в юристов" в расчете на один семейный бизнес составляли $ 125 тыс.

Что же касается поступлений в бюджет, то налог на наследство не делает хоть сколько-нибудь серьезного вклада. В середине 1990-х годов он давал 1% доходов федерального бюджета США. В России же в 2004 г. налоги на наследство и дарение принесли бюджетам субъектов РФ 925 млн. руб. Доля в бюджетах субъектов данных налогов была явно менее 0,1%.

Что же касается аргументации о "равенстве возможностей" для вступающих на жизненную стезю, то американский экономист М. Ротбард в полемике со сторонниками налога на наследство писал: "Если родители имеют право рожать и воспитывать детей без государственного вмешательства, тогда родители имеют сопутствующее право обеспечивать для них такую среду и такое количество денег, которые они полагают наилучшими". Строгое обеспечение "равенства возможностей" требует либо национализации детей, либо изъятия у них во взрослом состоянии через спецналог всего, что семьи когда-то вложили в них сверх заданного государством уровня.

Отсутствие наследства не мешает реализовать "американскую мечту". Обследование 1% самых богатых американцев показало, что наследство внесло существенный вклад в благосостояние только 10% из них. 46% их совокупного богатства обеспечил созданный ими собственный бизнес, 33% - работа в корпорациях. 80% американских миллионеров - миллионеры в первом поколении.

Ложка меда в бочке дегтя

Однако пора опуститься на грешную российскую землю. То налогообложение, что так решительно реформирует Владимир Владимирович, - лишь один его канал. Назовем его белым. У каких-то стран этот канал единственный. Но не у нас. Мы имеем еще два. Условно назовем их серый и черный.

По серому каналу поступает добровольно-принудительная благотворительность. Надо вдруг срочно разбить парк, починить дорогу, воздвигнуть памятник или поддержать любимую футбольную команду. Это то, что теперь называется "социальной ответственностью бизнеса". (Любят у нас эвфемизмы.)

Черный же канал стараются не показывать без особой надобности. Вот, например, силовикам наш бизнес постоянно чем-то обязан. Чем? А просто тем, что оставляют в живых.

Да мало ли кому еще приходится "платить налоги". Компания ИКЕА и не подозревала, что должна некоторую сумму одной районной администрации Московской области. Не проходил у них этот долг по бухгалтерии. Построила ИКЕА в этом районе новый магазин и, казалось бы, имела право его открыть. Однако назначенное в декабре 2004 г. открытие было сорвано. В итоге эта сказка имела все же хороший конец. Администрация "не по чину" затеяла разборку. Но сколько "сказок" такого конца не имеет?

Поскольку серый и черный каналы налогообложения у нас остаются, а то даже и расширяются (ведь без них и вертикаль - не вертикаль, и свет божий чиновнику не мил), постольку послабления могут оказаться бизнесу не в радость. Что из одного вылилось, то не откажутся влить в себя два других.

Тем не менее, смерть "налога на смерть" надо все-таки приветствовать. Отдельным гражданам выходит серьезное облегчение. Для бизнеса же это событие - что ложка меда в бочке дегтя. При прочих равных условиях.

Андрей Заостровцев

Совет Федерации одобрил закон "Об особых экономических зонах в РФ"  »
Юридические статьи »
Читайте также