Шофер отпущения Долгое эхо давней трагедии

Груда исковерканного, окровавленного металла на участке Московского шоссе – дело уже почти трехлетней давности. Но точка в этой истории, где пересеклись пути автокрана «МАЗ» и разбившегося о него вдребезги маршрутного такси, была поставлена лишь на прошлой неделе. Впрочем, не окончательная. 9 августа суд вынес приговор по делу об аварии, в которой погибли водитель и 8 пассажиров маршрутки, а остальные получили травмы и увечья. Теперь обе стороны процесса – и представители потерпевших, и представители защиты – готовятся подать кассационные жалобы. Хотя их позиции, как водится, прямо противоположны.

В свое время об этой леденящей душу истории говорила буквально вся Россия. Кровавая драма разыгралась 4 ноября 2002 года в Пушкинском районе между поселками Ям-Ижора и Московская Славянка. Как установил суд, водитель автокрана «Ивановец» пересек двойную сплошную линию, обгоняя по мокрой заснеженной дороге грузовик... В итоге – столкновение лоб в лоб с «Газелью», шедшей по маршруту «станция метро «Звездная» – Тосно», девять трупов, один из которых – ребенок. И – долгое судебное разбирательство, завершившееся вынесением приговора 30-летнему водителю автокрана Сергею Ильину – 4 года в колонии-поселении.

Но в то время как суд определил и наказал виновника ДТП, вопрос о компенсациях потерпевшим остался открытым. Сколько стоит материальный и моральный ущерб, причиненный родственникам погибших, и не менее важно – кто будет платить? Если сам шофер, то о сколько-нибудь реальном возмещении можно забыть. А вот если ответчиком признают его работодателя и владельца автокрана – строительную компанию «БСК-УМС», разговор пойдет на совсем ином уровне материальных претензий.

Решения о материальных выплатах уголовный суд не вынес, передав его на рассмотрение суда гражданского. Но не возложив при этом на компанию гражданскую правовую ответственность. Фемида в то же время оставила в силе (на неопределенный срок) арест на ее имущество – на всю исковую сумму в 40 с лишним миллионов рублей.

– Понимаете, ситуация бредовая, это же юридический нонсенс! – говорит адвокат ответчика Армен Джаханян. – Приговор вынесен, дело закончено, но арест остается!? А главное, фирма вообще не должна отвечать за водителя: с первых чисел ноября Ильин не состоял с ней в трудовых отношениях, он взял (за несколько дней до аварии) отпуск за свой счет и арендовал кран у своего работодателя.

Что касается представителей потерпевшей стороны, то в их интерпретации подобная позиция непричастности и шитый белыми нитками «договор аренды» выглядят просто смехотворно. Зачем, спрашивается, шоферу отпрашиваться на несколько дней и нанимать автокран у своего работодателя? Чтобы выполнять на «левом» подряде ту же самую работу, да еще выплачивая при этом государству налог сверх арендной платы? Не проще ли предположить, что все было оформлено задним числом, с вполне понятной целью – взвалить всю ответственность на того, кто сидел за баранкой?

– Обвиняемый вполне мог бы отделаться условным сроком, – говорит адвокат Александр Аникин, представитель потерпевших. – А в результате получил реальные четыре года из семи возможных, потому что защита не столько заботилась о спасении шофера, сколько пыталась выгораживать коммерсантов. Кстати, не выиграла и сама компания; бесконечные затяжки и переносы дела пошли на пользу только самим защитникам – все это время они исправно получали свои гонорары.

Своей вины в обвинительном приговоре защита не усматривает. По их версии, для Ильина больше ничего невозможно было сделать. Суд якобы подошел к выявлению причин аварии предвзято, отметая представленные показания и нестыковки в протоколах. Сравните, говорят они: вот шофер участвует (согласно тексту) в составлении схемы ДТП: А вот он в это же самое время сидит (согласно фотографии) в машине ДПС. Выходит, картина происшедшего создавалась без его участия или вообще была сфабрикована? И можно ли теперь с уверенностью утверждать, как двигались машины, – определяя траектории по останкам маршрутки, то есть смятым в гармошку кускам металла, изрезанным спасателями вдоль и поперек?

– Посмотрите на фотографию опрокинутого автокрана, – говорит Армен Джаханян. – Если верить обвинению, Ильин выехал на встречную полосу для обгона, а затем, в попытке уйти от столкновения, резко вывернул руль вправо, и в результате «МАЗ» встал на левые колеса, заваливаясь набок. И в этот момент в платформу крана врезалась (под углом 25 градусов) встречная маршрутка. Но лежит-то кран «Ивановец» не на левом, а на правом боку – хотя после тридцатиградусного крена он должен был опрокинуться налево, придавив разбитую маршрутку. Получается, что суд исходил из неверной картины случившегося? Или вынесенный приговор противоречит законам физики.

А вот здесь можно поспорить. Кран очень даже мог завалиться направо, в полном соответствии с законами Ньютона и версией обвинения. Дело в том, что у «Ивановца» очень высокий центр тяжести. И когда в наклонившуюся 18-тонную громаду врезается (слева, под углом) двухтонная маршрутка, автокран из точки неустойчивого равновесия должен пойти в обратную от удара сторону – и встать обратно на все четыре колеса. А затем – затем в дело вступает инерция. Башня и стрела крана неминуемо должны откачнуться в другую сторону (по принципу маятника), опрокинув машину как раз на правую сторону. Так что любой водитель, хорошо знакомый с поведением машины на дороге, легко объяснит, в чем тут дело и чья версия выглядит более правдоподобной.

А пока обе стороны обвиняют друг друга в неразумной жадности. Ну мыслимое ли дело – требовать за одного погибшего 40 миллионов (по двадцать – каждому из его родителей), да плюс еще по пять МРОТ ежемесячно и пожизненно? По 50 тысяч рублей – это еще приемлемо, с выплатой в три приема. Компания и так поступает благородно, ссужая деньги своему работнику, оказавшемуся крайним в аварии. В общем, жадность рождает бедность: не пошли на компромисс – что ж, попытайтесь отспорить хотя бы и частичную сумму в гражданском суде. Если сможете.

– Кто же четко определит, сколько стоит человеческая жизнь и человеческое горе? – парирует Александр Аникин, запросивший для двух своих клиентов 40 миллионов за моральный вред. – Лично я не слышал от компании разумных и заслуживающих доверия предложений – и буду добиваться всей суммы целиком.

Дмитрий Полянский

Немецкие туристы заехали в "Долину смерти"  »
Юридические статьи »
Читайте также