Парковка в сквере Заплати «добровольным народным дружинникам» и спи спокойно

В ЗакСе работают над очередными поправками к закону «Об административных правонарушениях в сфере благоустройства в Санкт-Петербурге» . На этот раз они касаются ужесточения штрафных санкций к владельцам транспортных средств, размещающих свою собственность во дворах, скверах, на детских площадках и в других местах, где автомобилям стоять не положено. Но, пока суд да дело, парковочная тема преподносит все новые неожиданные сюжеты.

Зеленая зона перед фасадом дома 116 по Бухарестской улице ухоженностью никогда не отличалась. Деревья и несколько кустов по периметру проходного скверика с лысыми газонами и разбитым асфальтом — вот, собственно, и все. На первом этаже многоэтажного жилого здания — несколько магазинов, ателье, парикмахерская. Тут же торговля овощами-фруктами из фургонов, которые по причине дряхлости без помощи эвакуатора сдвинуться самостоятельно уже не в состоянии. В общем, обычный для «спального» района пейзаж. И автомобили в скверике и под окнами первого этажа здесь парковались всегда. Но в разумном количестве. Ночевало с десяток машин, не больше. Сегодня же картина изменилась кардинально, что связано с любопытным почином в сфере благоустройства.

Месяца два назад в скверик заехал грузовик, на платформе которого красовалась новенькая синенькая будка с табличкой «ДНД». Тогда подумалось, что это инициатива местных муниципалов, будут дружинники порядок наводить. Каково же было удивление, когда спустя несколько дней за стеклом установленной прямо в зеленой зоне будки появилось объявление: «Круглосуточная охрана вашего автомобиля. Постоянная парковка. Поставь машину и спи спокойно. Телефон...». Аббревиатура ДНД бесследно исчезла.

На сегодняшний день картина такая. Припаркованных автомобилей заметно прибавилось. Как перед витринами магазинов, так и в скверике. К стоящим в обрамлении деревянных ящиков фургонам на ночевку сюда же пристраиваются микроавтобусы, тракторишко, уборочная машина, как-то видела даже бетономешалку.

В будке сидит или ходит около машин охранник, пожилой мужчина.— А бесплатно теперь нельзя парковаться? — спрашиваю дежурного.

— Нет, — отвечает он с явным раздражением. Видно, не в первый раз.

— А кто разрешил здесь автостоянку устроить, это все-таки зеленая зона?

— Значит, разрешили, — отмахивается охранник. — Не забивайте мне голову! Там телефон есть — если надо, звоните и узнавайте.

Кабель от будки тянется на крышу дома. Только из этого факта можно сделать вывод, что без разрешения никак не обошлось.

Заместитель председателя 75-го муниципального округа Валерий Ташков сразу понял, о какой автостоянке речь. Однако удивил своей неосведомленностью:

— Я, честно говоря, не в курсе, чья эта инициатива. Но точно не наша. Все, что через совет проходит — я сам документы готовлю. Спрашивал нашего председателя Кузнецову — она тоже не в курсе. Но в районной администрации наверняка знают, вы туда позвоните.

Я воспользовалась советом охранника и позвонила по телефону, обозначенному в объявлении на парковке. Представилась, что из газеты, назвала фамилию-имя-отчество. Любопытный состоялся разговор.

— Вы не подскажете, чья это автостоянка?

— Нет, не подскажу, — вполне миролюбиво ответил мужчина. — Это не автостоянка, а парковка. Просто сделано так, чтобы машины не стояли где попало, а собирались в одном месте, а дедушка с фонариком теперь за ними присматривает. Мы как бы возвращаемся к форме добровольной народной дружины. Нормальным людям нравится. А которые халявщики — этим не нравится. Они двадцать лет так просто ставили машину, а теперь возмущаются, что им предлагают платить!

Я не уловила связи между дедушкой с фонариком и возрождением ДНД. Поинтересовалась о ценах на принудительную услугу:

— Поставить машину на месяц — тысяча рублей. В сутки получается всего 33 рубля. А если разово... Многие просятся переночевать, поставить машину на день-два. Тогда выходит немного дороже, 50 рублей в сутки.

— Деньги прямо охраннику давать?

— Да, конечно.

— А если поставить машину на длительный срок?

— Охранник вам даст нужный телефон, на место подъедет наш человек и все как полагается оформит.

— А как вы поступаете с теми, кто платить отказывается?

— Пока мы говорим: ну не хочешь платить — стой так. Пока на каждой площадке оплачивается машин по 20 — 25. Но полгода пройдет, все урегулируется, и к нам будет трудно попасть даже за деньги.

— Так у вас не одна площадка?

— Не одна, не одна... На Дунайском проспекте, 58, на Дунайском, 51/2. На Бухарестской, 112, завезли будочку, но пока ее не запустили. Там, может, и не будем запускать. А вообще мы хотим, чтобы таких площадок было много. Даже за два месяца уже сделано достаточно. На Дунайском, 58, установили семь прожекторов.

Ночью на парковке светло как днем. Будки тоже денег стоят, много во что надо вкладываться. Со временем площадки будем асфальтировать, подсыпать щебеночку. Все будет разлиновано, на асфальте написаны номера машин, которые будут парковаться. Огораживать трехметровым забором такие парковки, конечно, нельзя, хотя со временем сеточку, может, и поставим. А дедушки наши заодно будут присматривать за алкашами, наркоманами, милиции помогать.

Благостная картина, нарисованная моим собеседником, никак не стыковалась с реальной действительностью. Я напомнила, что на Бухарестской, 116, парковка устроена прямо в скверике. Кто же, спрашиваю, дал такое разрешение?

— Ну там же и раньше машины парковались. Грузовики на газонах? Этого бардака в конце концов не будет. А насчет разрешений, я думаю, с кем надо — все согласовано. Не мое дело все это обсуждать, я только охраной занимаюсь. Но скажу, что создана фирма. За всем этим — глобальный человек, вы наверняка его знаете, о нем часто пишут. Но я не хочу называть его фамилию. Непосредственно парковками не он сам занимается, а его родственник, молодой парень. Он с клиентами общается.

— Вы меня заинтриговали. Если не с глобальным человеком, то с тем, который с клиентами общается, можно связаться?

— Номер телефона у него длинный, на память не помню, а под рукой нет. Но охранник в будке вам может подсказать, вы к нему обратитесь.

— А где находится офис вашей фирмы, как она называется?

— На Софийской улице. Но там не офис, а юридический адрес. А фирма называется «ППК» — «Петербургская парковочная компания».

Себя мой собеседник назвал: Эдуард Витальевич. Поделился, что в Петербурге живет уже двадцать лет, пришлось помыкаться по общежитиям. Работал начальником охраны в разных госучреждениях, а последние пять лет занимается парковочным бизнесом. Похвастал, что не только во Фрунзенском районе, но и в Центральном уже есть один объект, на котором все как надо отрегулировано и обустроено. Правда, категорически отказался назвать адрес образцово-показательной дворовой парковки:

— Я и так вам много сказал. Вы, журналисты, так набаламутите, что мне еще за это могут по башке дать.

...Я прошлась по упомянутым выше адресам, где установлены будки с охранниками. На Дунайском пр., 58 и 51/2, парковки, превратившиеся из бесплатных в платные, находятся на приличном расстоянии от жилых домов. На Бухарестской ул., 112, несколько гаражей-ракушек и машины стоят на небольшой территории перед фасадом здания. В будке, предназначенной для охранника, уже выбиты окна. Про эту «точку» мой собеседник сказал, что ее пока не запустили, а может, и не будут запускать.

А следов названной Эдуардом Витальевичем фирмы мне найти не удалось. В комитете по транспорту о «Петербургской парковочной компании» тоже ничего не слышали. Может быть, после публикации этой корреспонденции районная власть даст какие-либо разъяснения по поводу интересного почина?

Эмма Беленкова

Талоны техосмотра оказались в дефиците Угроза снятия госномеров создала очереди на станциях ГТО  »
Юридические статьи »
Читайте также