Судебная система сохранит скорость черепахи

С 1 февраля 2003 года в России вводится в действие новый Гражданский процессуальный кодекс. Документ, который готовился целых 7 лет, на самом деле не сможет вывести судебную систему из черепашьего круговорота.

В полном объеме новый ГПК состоит из семи разделов, 47 глав и 446 статей. Проект нового Кодекса был подготовлен еще в 1995 году. Последние годы широкому обсуждению проект ГПК практически не подвергался. Этот закон достаточно специфичен, что называется, "для служебного пользования". Его нормы определяют порядок разбирательства и разрешения гражданских дел судом, а также порядок исполнения судебных постановлений. "Читательский рейтинг" этого закона значительно ниже, чем рейтинг уголовно-правовых и уголовно-процессуальных законодательных актов. Тем не менее от того, насколько правильно и своевременно будет рассмотрено в суде гражданское дело, часто зависят наше благосостояние, здоровье и репутация.

"Быстров"

Задачей гражданского судопроизводства по старому ГПК являлось правильное и быстрое рассмотрение гражданских дел в целях охраны общественного строя в СССР, задачами нового ГПК является правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан. Каждый, кто хоть раз в жизни обращался в суд, не мог не испытывать разочарования из-за медлительности прохождения дела по всем судебным инстанциям, канцелярской неразберихи и чванства судебных чиновников любого ранга. Объективной причиной судебной волокиты является несовершенство процессуального закона. Поэтому взглянем на новый закон прежде всего с этой точки зрения. По новому ГПК срок рассмотрения и разрешения гражданских дел районным судом составляет до 2 месяцев, мировым судьей -- до 1 месяца. Ранее этот срок составлял 1 месяц, но никогда не соблюдался. Главным препятствием к "быстрому" рассмотрению гражданского дела являлось то, что дела годами могли откладываться в связи с неявкой стороны на судебное заседание.

Институт заочного решения практически не работал, так как, во-первых, не был обеспечен механизм "надлежащего извещения ответчика о времени и месте слушания дела", во-вторых, существовала практически стопроцентная возможность обжаловать заочное решение в том случае, если неявка стороны была вызвана уважительной причиной. В случае же отмены заочного решения рассмотрение дела возобновлялось тем же судьей, что сулило ему только потерю времени на вынесение заочного решения.

"Быстров II"

Следующим стопором в "быстром и правильном" рассмотрении дела судом являлась кассационная инстанция. Дело в том, что своим полномочием изменить обжалуемое решение и вынести новое кассационная инстанция практически не пользовалась. В случае обнаружения нарушений закона кассационная инстанция, как правило, отменяла решение и направляла дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В результате черепашьего круговорота правильные, по сути, решения суда первой инстанции вместо нескольких месяцев вступали в законную силу только через несколько лет. Такая практика имеет сугубо эгоистическую основу. Во-первых, высокому суду необходимо технически изготовить новое решение, а помощников в штате нет, во-вторых, если вынести решение по существу, можно получить обжалование своего решения в порядке надзора, а определения об отмене решения и направлении дела на новое рассмотрение практически обжалованию не подлежат, так как основания для этого нормативно не установлены. То есть суды кассационной инстанции снимали с себя ответственность за законность и обоснованность решения. Многие правоведы и юристы-практики давно писали о том, что в гражданском судопроизводстве необходима апелляционная инстанция, которая имеет право изменить решение по делу, не направляя его на новое рассмотрение. Новый ГПК сделал в этом направлении первый робкий шаг -- ввел апелляционное производство по пересмотру решений и определений мировых судей.

"Быстров III"

Основным источником волокиты при производстве в первой судебной инстанции являлось приостановление и отложение дел в связи с неявкой сторон или их представителей. К сожалению, ссылки на наличие уважительных причин для неявки в суд и, следовательно, поводы для отложения дел не исключены из нового закона. Формулировка закона (п. 4 ст. 167) "суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, если он не сообщил суду об уважительных причинах неявки..." должна была бы гласить, что "суд обязан...". Сторона по делу должна твердо знать: не можешь явиться в суд -- дело все равно будет рассмотрено по существу. Не можешь участвовать в процессе лично -- найми адвоката или выдай доверенность представителю. А для чего тогда в ГПК предусмотрен институт представителей?

Плюсы, конечно, есть. Новым кодексом исключен институт народных заседателей. Дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями единолично. Лица, участвующие в деле, могут теперь наряду с повесткой вызываться в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, факсом и другими средствами связи, обеспечивающими фиксирование судебного вызова и его вручение адресату. Получили статус доказательств аудио- и видеозаписи.

Но в целом новую редакцию действующего ГПК РСФСР можно назвать серьезной модернизацией старого закона. Это юридический и практический уровень 1995 года. За истекшие 7 лет успел устареть Арбитражный процессуальный кодекс (АПК), и в этом году принят новый, который существенно опережает в развитии своего сверстника -- новый ГПК. А ведь эти два закона регулируют одни и те же правоотношения, только между разными субъектами: физическими лицами -- ГПК и юридическими -- АПК.

Само существование двух разных систем судов -- федеральных и арбитражных в настоящее время представляется спорным. Тем более неоправданным надо признать сосуществование двух разных процессуальных правил судопроизводства для судов, которые работают в рамках единого материального права -- гражданского. Складывается устойчивое мнение, что отсутствие некоторых необходимых норм и правил гражданского судопроизводства связано с фатальной бедностью системы федеральных судов, и, наоборот, предусмотренные АПК полноценная апелляционная инстанция, помощники судей, а теперь и секретари -- признак материального благополучия арбитражных судов. Если наше процессуальное законодательство и дальше будет ориентироваться на финансирование судов и платежеспособность населения, впору будет открывать суды "Для бедных" и суды "Для богатых", а не плодить беззубую систему мировых, федеральных, административных и прочих "товарищеских судов".

Юрий Нонин, адвокат

Обзор Прессы за 17 декабря 2002 года  »
Юридические статьи »
Читайте также