Интеллектуалы хотят жить по новым законам

Существующий патентный закон от 1992 года имеет столько недостатков, что только ленивый не бросит в него камень. Благодаря пробелам в законе многие результаты технологических проектов, разрабатываемых за счет средств федерального и местных бюджетов, оказались в собственности западных компаний.

До конца этого года Госдума РФ должна принять изменения к старому закону. На подписи у Президента РФ находится и Закон "О товарных знаках".

Лев Комаров,

президент Российской ассоциации владельцев товарных знаков:

"Количество ежегодно регистрируемых изобретений за последние несколько лет снизилось в несколько раз и не достигает в настоящий момент 30 тысяч. При этом владельцами прав на них во многих случаях становятся иностранцы. Что касается реализации изобретений, то их количество примерно на два порядка меньше. Объективным показателем состояния дел в промышленной собственности является уровень выпускаемой в стране продукции, ее конкурентоспособность на внутреннем и мировом рынках. По этим показателям большинство российской продукции уступает западным аналогам (исключение составляет лишь пищевая промышленность), следовательно, в целом по промышленности создаваемые новые разработки в области техники, технологии и дизайна (изобретения, полезные модели, промышленные образцы) не оказывают положительного влияния на рост промышленного производства. Это дает основания утверждать, что интеллектуальный потенциал в нашей стране не востребован.

Несмотря на многократный рост за последние годы количества регистрируемых товарных знаков -- сейчас это десятки тысяч в год, широко известных среди них насчитываются едва ли десятки.

Поэтому необходимо срочно вносить изменения и уточнения в Закон о товарных знаках по вопросам определения: товарного знака и правового статуса доменного имени в связи с товарным знаком; перечня видов нарушений прав владельца товарного знака и вариантов регистрируемых обозначений; оснований для отказа в регистрации; включения положений, препятствующих недобросовестной регистрации товарных знаков и возможности простановки на используемом заявителем находящемся на регистрации товарном знаке предупредительного обозначения.

Главное, что могло бы существенным образом изменить ситуацию в сфере промышленной собственности в течение 2-3 лет, это включение ее в число приоритетных проблем государственной важности".

Андрей Сафронов,

начальник отдела правового регулирования промышленной собственности Роспатента:

"Нового Патентного закона в ближайшие годы не предвидится, поскольку Президент и вслед за ним Государственная дума отвергли эту идею. Приходится ограничиваться дополнениями и поправками в существующий закон. Но дополнения будут существенные, так что они вполне могут заменить создание нового законопроекта. Все изменения и дополнения к Патентному закону можно разбить на такие категории.

Первая направлена на приведение российских патентных норм в соответствие международным договорам и соглашениям в этой сфере. Прежде всего это продление до 20 лет срока действия патента на изобретения, использование которых требует получения разрешения уполномоченных органов (изобретения в области фармацевтики и агрохимии); введение разграничений между охраноспособными и неохраноспособными объектами, чего раньше в законодательстве не было; порядок использования изобретения и промышленного образца без согласия патентообладателя, так называемое принудительное лицензирование в чрезвычайных обстоятельствах в интересах национальной безопасности; введение специального перечня действий, при которых не обязательно назначать патентного поверенного. В действующем Патентном законе есть норма о принудительном лицензировании, однако она недостаточно четко прописана и требует большей детализации и внимания.

Вторая категория поправок связана с прояснением терминологии, устранением неточностей и неоднозначности толкования отдельных норм закона, например нормы о создании автором служебного объекта интеллектуальной собственности. Дело в том, что, создавая такой объект в связи с трудовыми обязанностями либо по конкретному заданию, автор по российским законам не имеет права на вознаграждение, что противоречит международным договорам в этой области. Еще 2 года назад была выдвинута идея Закона "О служебных поручениях".

Однако на этот законопроект Президентом 2 раза было наложено вето, и он был снят с рассмотрения.

Такая же история произошла и с законопроектом "О секретных изобретениях". А ведь с 1991 года в патентном ведомстве лежат более 10.000 заявок на секретные изобретения. Получается интересная ситуация: патентное ведомство обязано принимать заявки на секретные изобретения, но не может рассматривать их. Вот один пример из многочисленной судебной практики на эту тему: в августе 1992 года Омским танковым заводом в патентное ведомство была подана заявка на секретное авторское свидетельство. В сентябре заявитель получает решение ведомства о том, что его изобретение признано секретным, но в связи с отсутствием законодательства на этот счет охранный документ не может быть выдан. Несколько лет авторы использовали изобретение, извлекая 5% доходов от суммы продаж, исправно уплачивая 1,5 млн руб. налогов в год, а через несколько лет по заявлению налогового инспектора в прокуратуре против них было возбуждено уголовное дело о хищении денежных средств в крупных размерах в связи с отсутствием охранного свидетельства. В течение 2 лет длилось уголовное расследование, перешедшее позднее в гражданское судопроизводство. В конце концов дело прекратили в связи с отсутствием состава преступления. Однако сколько убытков понесли авторы из-за пробела в законодательстве!"

Елена Богданова,

заведующая отделом ОАО "НИИТЭХИМ":

"Институтом авторского права в России защищаются научные статьи, монографии, научно-технические отчеты, программы для ЭВМ, базы данных, топология интегральных микросхем. Объекты авторского права защищаются законом только от полного копирования. Правовая защита в данном случае распространяется не на идеи, заложенные в этих объектах, а на конкретные формы их воплощения, которые рассматриваются как уникальные и неповторимые.

На перенасыщенном мировом рынке товаров интеллектуальная собственность среди прочих современных ценностей выходит на первое место.

Наличие рынка интеллектуальной собственности обеспечивает возможность предприятиям-разработчикам возместить расходы на творческие результаты НИОКР и получить дополнительную прибыль пропорционально уровню их разработок. В последние годы Роспатентом выдается ежегодно более 50 тысяч патентов, из них 68% -- иностранным заявителям.

Учитывая, что поданная заявка потенциально может стать патентом через год-полтора, активность иностранных заявителей свидетельствует, с одной стороны, о заинтересованности в рынке России, в том числе в рынке инвестиций, а с другой, -- в намерении блокировать перспективные научные направления. Проблемы обеспечения технологической безопасности страны требуют особого внимания. Так, состояние системы правовой охраны интеллектуальной собственности, в том числе охраны технологий в России, не завершено:

-- новые законы, касающиеся приватизации, инвестиционной деятельности, конкуренции и монополистической деятельности, требуют внесения в действующее патентное законодательство коррективов, приближающих его к международному (это -- вопросы, связанные с отсроченной экспертизой, защитой общеизвестных товарных знаков, с контролем за правами на результаты использования новшеств, полученных за счет федеральных средств);

-- нечеткость формулировок в существующих законодательных актах в отношении права сторон на результаты НИОКР на практике приводит к потере государством своих прав на интеллектуальную собственность;

-- отсутствие налоговых льгот на прибыль и имущество предприятий -- владельцев промышленной собственности оказывает негативное влияние на инновационную активность предприятий".

Роберт Восканян,

заведующий отделом экспертизы заявок на товарные знаки Роспатента:

"В последнее время мы сталкиваемся со следующей проблемой: организация регистрирует товарный знак, идентичный названию какой-либо западной фирмы, которая пока не работает на российском рынке. Регистрация одного товарного знака стоит 250 рублей. Если же эта западная фирма захочет работать на территории России, то выясняется, что ее товарный знак уже принадлежит другой организации, которая предлагает выкупить его, но уже не за 250 рублей, а за несколько сот или тысяч долларов. Мы знаем примеры, когда одна такая структура зарегистрировала 5000 товарных знаков по 45 классам. Единственное средство борьбы с этим явлением -- ссылка на положение ГК "О введении в заблуждение потребителей относительно производителя товара".

Старые, "советские" товарные знаки шоколада, конфет, водок, пива и сигарет сейчас вызывают особое внимание. Они являются объектом спора между владельцами товарных знаков и всеми остальными компаниями, которые раньше производили одноименный товар в условиях плановой экономики, а теперь лишены возможности пользоваться этими знаками. Приходится констатировать -- решения патентного ведомства и арбитражных судов в отношении "ностальгических" знаков часто противоречат друг другу, хотя природа этих знаков аналогична. Так, в отношении старых водочных брэндов ("Столичная", "Московская" и т.д.) в начале 1990-х Роспатент принимал решение об аннулировании знаков -- на основании того, что они вошли во всеобщее употребление. В 1997 году Роспатент восстановил знаки в пользу ВВО "Союзплодоимпорт", а в 2001 году вернул товарные знаки государству в лице Минсельхоза.

В шоколадной промышленности такие старые товарные знаки, как "Коровка", "Мишка косолапый", "Раковые шейки" и др., были зарегистрированы исходя из того, где именно впервые появилась эта продукция. В основном эта интеллектуальная собственность принадлежит "Красному Октябрю" и "Рот Фронту".

Александр Новиков

Сенаторы перераспределили игорный бизнес  »
Юридические статьи »
Читайте также