"Гаворыть Питер! Танцюють уси!"

Нет нужды рассказывать, как в нашей стране дополняется закон. Игнорируются самые элементарные правовые нормы. Но есть и другая опасная крайность. Когда в поиске абсолютной правды истцы доходят до полного абсурда, извращая сам смысл закона. В хронике судебных прецедентов, где стираются всякие границы здравого смысла, может вскоре появиться "балетный конфликт", о котором "Тайный советник" уже неоднократно писал. Академия русского балета имени Агриппины Вагановой вот уже второй год пытается доказать одной из родительниц, что здесь учат в первую очередь профессиональному мастерству и не способных им овладеть отчисляют без всякого сожаления. Но взбунтовавшаяся мать (ее девочка была признана педагогами "негодной доя балета") хорошо разбирается в российском законодательстве и отступать не собирается, доказывая, что ее дочь имеет право окончить полный курс прославленной балетной школы.

Этот спор рассматривается в Куйбышевском районном суде Санкт-Петербурга, и конца ему не видно. Зедь несмотря на то что суд все-таки принял сторону академии и признал законным отчисление девочки, обиженные родители не унимаются, подавая кассационные жалобы в вышестоящие инстанции. А это значит, что впереди, может быть, новые судебные разбирательства. Но что будет, если суд примет сторону обиженных родителей и обяжет академию балета доводить до выпускного класса тех детей, кто оказался не способен (природа ли обделила, или характер подвел) стать профессиональными танцовщиками?

Судебные прецеденты могут доходить до абсурда

Мать 14-летней Полины ссылается на Федеральный закон "Об образовании", согласно которому отчислять из учебного заведения можно детей только в "Двух случаях: по желанию родителей и по состоянию здоровья. Еще один ее аргумент - отсутствие критериев, по которым оцениваются дети на профпригодность. Контрпозиция Академии балета: "Обучение на артиста балета - совершенно особый учебный процесс". Дети, как известно, растут. Меняется фигура, размер стопы, разворот лопаток... Для балета это совершенно принципиальные вещи. Именно поэтому в уставе академии заложена принципиальнейшая мысль о том, что в случае неудовлетворительных оценок по профессиональным дисциплинам ребенок переводится в общеобразовательную школу. Отчисление в академии всегда было в порядке вещей. Это факт.

Де-юре дело обстоит несколько иначе. Поскольку действующим законодательством не предусмотрено специального типового положения о хореографических учебных заведениях, деятельность подобных учреждений регулируется типовыми положениями об образовательных учреждениях. Это означает, что формально Академия русского балета имени Вагановой должна подчиниться этому положению и, таким образом, держать в своих стенах до выпускного класса тех учеников и учениц, которые не в состоянии по различным причинам профессионально заниматься балетом. Таким образом, если строго следовать этому положению, можно смело ставить под сомнение профессиональное мастерство будущих выпускников Вагановки. А в результате теряется всякий смысл подготовки артистов, многие их которых, заметим, поступают в штат Мариинского театра.

Но даже если и возможно было бы академию считать типовым учреждением, то именно профессиональным. Дети поступают в академию не на общедоступной основе, а именно в порядке конкурсного отбора, что полностью соответствует принципам профессионального образования и что несвойственно общеобразовательному учреждению, где, в свою очередь, реализуется принцип общедоступности. Но пока законодатели думают, как избежать этих спорных вопросов, грамотные родители подают иски в суд, движимые собственным чувством справедливости.

Кстати, история, происшедшая в Вагановке, далеко не единична. С подобной проблемой уже сталкивались некоторые ведущие музыкальные и художественные школы страны. Любящие родители, не согласные с безжалостными формулировками, с которыми отчисляют их детей, идут в суд, не думая о последствиях.

P. S. А если вообще не думать о последствиях, а руководствоваться только некой политкорректностью, то дальнейшее развитие ситуации можно смоделировать таким образом. Почему дикторы ТВ должны обладать безупречной дикцией? Пусть шепелявят и картавят. Почему на роль Золушки нужно утверждать красивую, маленькую Жеймо? Пусть играет Крачковская. Ведь все же равны...

Ирина Молчанова

Госдума взялась за отсрочки  »
Юридические статьи »
Читайте также