"Я у вас еще и квартиру отберу" Перепланировка порой используется соседями как способ шантажа

Правительство России обнародовало постановление, утверждающее единую процедуру получения разрешения на перепланировку квартиры. Уходит в прошлое та неразбериха, с которой владельцы квартир сталкивались в последние годы, когда для получения законного права снести картонную перегородку требовались тонны бумаг, денег и несколько месяцев беготни по чиновникам. Однако пройдет еще немало времени, пока новая схема подготовки документации заработает без сбоев.

Между тем число конфликтов, возникающих на этой почве между соседями, растет как снежный ком. И как их решать, если дело доходит до судебных тяжб, знают только служители Фемиды, которым приходится эти дела разбирать. Причем результат даже в стандартной ситуации может быть прямо противоположным. Страдания соседей могут оставить судей абсолютно равнодушными, а могут, напротив, возбудить до такой степени, что нарушитель спокойствия в итоге разбирательств лишится квартиры. Неповоротливость судебной машины рождает еще один "побочный эффект" подобных исков. Они "зависают" в разных инстанциях, порой на несколько лет замораживая решение проблемы, которая в ряде случаев связана с ограничением прав владельцев распоряжаться собственным жильем.

Впрочем, даже если перепланировку собственной квартиры вы задумаете провести законным образом - собрав необходимые документы, заключив договоры с проектировщиками и получив разрешение всех мыслимых инстанций на проект, - это еще не гарантия, что вам удастся избежать судебных разбирательств с соседями. А если соседи имеют свои "прямые связи" в судах, то вы своей квартиры можете попросту лишиться.

Вот уже полтора года семья петербуржцев Климовых вынуждена скитаться по съемным квартирам, пока дело о перепланировке в их собственной квартире на Московском проспекте, 206, рассматривается то в Московском, то в Пушкинском районных судах, то передается в Городской суд. До окончательного решения суда на проведение любых ремонтных работ в злополучной квартире наложен арест.

История эта началась с того, что в ноябре 2003 года соседке, живущей под квартирой Климовых, судье в отставке Т.Ивановой, не понравились активные действия строителей и проектировщиков архитектурной студии "Город", которой был заказан проект перепланировки в квартире Климовых. Экс-судья вчинила иск, требуя взыскать с соседей материальный ущерб в размере 305,8 тысячи рублей. Свои моральные страдания, перенесенные вследствие ведущегося этажом выше ремонта, истица оценила в 1 миллион рублей.

Московский районный суд в лице судьи Мининой проявил невиданную оперативность, в течение одного дня вынеся определение о запрете проведения ремонтных работ в квартире после подачи первого иска Ивановой к Климовым. Причем судью настолько взволновала судьба всего дома 206 (в иске истица указала, что из-за перепланировки в квартире Климовых снесены несущие стены дома и дому грозит обрушение), что вынесла обеспечительные меры еще до того, как получила от истицы само ходатайство об обеспечительных мерах. А строгие приставы едва ли не пост выставили у злополучной квартиры, высылая оперативные группы по первому шороху в квартире.

Естественно, Климовы, располагая разрешительными документами всех инстанций и решением Межведомственной комиссии, подали жалобу в Городской суд, но тут судебная машина "дала по тормозам" и весь остальной ход тяжбы стал развиваться неспешно. Спустя почти полгода после решения Московского суда, а именно весной 2004 года, Городской суд на своем заседании усомнился в правомерности решения судьи Мининой и отправил дело на новое рассмотрение, на этот раз-в Пушкинский суд.

Заседание назначают сначала на лето 2004 года, а потом переносят еще раз, поскольку Иванова пришла с очередным иском и процесс пошел на новый виток. Любопытно, что в процессе судебной тяжбы истцы и судьи вдруг потеряли всякий интерес к судьбе дома 206 по Московскому проспекту, опасения за будущее которого, собственно, и стали первоначальной причиной иска. Судья Минина (которая, кстати говоря, уволилась после переноса спорного дела в Пушкинский суд) неоднократно отказывала Климовым в просьбах провести судебно-строительную экспертизу-хотя экспертиза, по идее, необходима и первоочередна в ситуации, когда, как считает Иванова, рушится дом. Зато Пушкинский суд, вняв мольбам ответчиков, в середине 2004 года назначает экспертизу, которая должна, наконец, ответить на ряд животрепещущих вопросов: в частности, имеется ли угроза обрушения крыши дома 206, отвечают ли строительные работы в квартире Климовых строительным нормам и правилам, какие повреждения имеются в квартире гражданки Ивановой, которая якобы пострадала в результате перепланировки в квартире Климовых? Потом отменяет собственное решение провести экспертизу, видимо, понимая, чем может закончиться дело, если все окажется клеветой. И так до бесконечности. Прошел год, а экспертиза состояния жилья, которое так беспокоило пенсионерку Иванову, до сих пор не проведена. И вовсе не по вине ответчика.

Итак, судебная тяжба идет своим чередом, назначенная судом экспертиза до сих пор не проведена, а Климовы продолжают вот уже полтора года (!) кочевать по съемным квартирам, начиная, как они говорят, всерьез воспринимать реплику Ивановой: "Я у вас еще и квартиру отберу!".

И это не пустые угрозы: существующая судебная практика по перепланировкам показала, что жильцы квартир, соседи которых затеяли ремонт, все чаще с помощью суда стремятся решить собственные жилищные проблемы. "Порой перепланировка используется как шантаж, чтобы за счет более обеспеченных соседей сделать ремонт в своей квартире", - говорит адвокат Международной коллегии адвокатов "Санкт-Петербург" Светлана Савинова.

И речь, как видим, не только о незаконных перепланировках. Даже наличие согласованного проекта, разрешений на перепланировку от всех нужных инстанций и договор с лицензированной строительной организацией, которая будет эту перепланировку осуществлять, не гарантирует вас от отсутствия судебных тяжб и долгих мытарств в поисках правды. А уж если ваш сосед-судья, пусть и в отставке, вам и вовсе не позавидуешь. К "потерпевшей" Татьяне Ивановой за комментариями мы обращались дважды. В первом разговоре с корреспондентом она не очень охотно, но все же поделилась тяготами своего бытия. Оказалось, что масштабы проблемы, мягко говоря, преувеличены и, кроме Татьяны Ивановой, все остальные жильцы этого дома спят спокойно. Речь об обрушении дома уже не идет.

- Угрожает только нам, к сожалению, - говорит Татьяна Васильевна. - Когда мы узнали, что слив над нашей комнатой, мы обратились к главе администрации, во все инстанции. Глава администрации прислал комиссию, запретили работы, заставили сделать проект. Проект оказался фикцией, подложным, и пошло, и пошло. И вот 2 года мы не живем практически...

Кто действительно не живет в своей квартире эти самые два года, мы уже знаем. Перспектива на ближайшие пару лет семью Климовых тоже не радует. А Татьяна Иванова ходит на судебные заседания так же регулярно, как когда-то ходила в суд на работу. Ходит не одна, а вместе со своими детьми, тоже юристами. По словам Татьяны Васильевны, "...все они в курсе, и так же по судам ходят, и все как надо...". Что подразумевалось под словами "все как надо", мы так и не узнали, потому что когда позвонили Татьяне Ивановой во второй раз, то были очень удивлены, услышав: "Вы знаете, не звоните мне больше-не хочу".

Светлана Антонова

Вопрос-ответ  »
Юридические статьи »
Читайте также