Как частное сделать общим Закон о национализации почти готов

Самый взрывоопасный законопроект вернулся вчера в правительство с замечаниями администрации президента. Подготовленный Минимуществом закон о национализации предусматривает принудительное обращение имущества граждан и юрлиц в госсобственность. Но чтобы свершить силовой акт, из бюджета придется выплатить собственнику рыночную стоимость забираемого. А собственник вправе оспорить в суде сумму, в которую государство оценило его имущество.

Закона о национализации не может не быть. Гражданский кодекс предполагает национализацию исключительно по закону и на возмездной основе. Его отсутствие не исключало при определенных обстоятельствах произвола властей. За 10 лет левые фракции в Государственной думе подготовили восемь законопроектов о национализации, мало чем отличавшихся от насильственного отъема собственности задаром. Правительство только успевало тормозить реваншистские проекты. Но отсиживаться до бесконечности в обороне было невозможно. "Подготовленный документ фиксирует, что основой национализации может быть исключительно потребность в стратегической продукции, обеспечивающей оборону и безопасность", - сказал первый заместитель министра имущественных отношений Александр Браверман. По его словам, отбирая собственность, государство будет компенсировать владельцу его стоимость исключительно в денежной форме.

Основанием для решения правительства о национализации будет закон о федеральном бюджете на соответствующий год, в котором будут предусмотрены ассигнования для принудительного выкупа. Соответствующая статья закона о бюджете является секретной. Сведения о стратегической продукции, для производства которой осуществляется национализация, составляют гостайну.

С принципиальными подходами проекта в Кремле не спорят. Вместе с тем чиновник администрации, просивший не указывать его имени в печати, отметил, что проект не стыкуется со ст. 306 ГК. По мнению чиновника, эта статья позволяет собственнику настаивать на том, чтобы для национализации его имущества принимался отдельный закон. "Если упустить это, собственник оспорит национализацию в Конституционном суде", - говорит чиновник администрации. А в Минимуществе считают, что их рамочного закона достаточно для всех случаев национализации. Чтобы избавиться от трактовок, чиновник администрации предлагает внести поправки в ГК.

Другое замечание администрации касается компенсации потерь собственнику. Законопроект допускает, что, если в бюджете не хватает средств на компенсацию собственнику, окончание выплат переносится на следующий год. В администрации указывают на то, что статус собственности до окончания компенсации в проекте Минимущества не определен, поэтому активы неизбежно будут растаскиваться. Чтобы избежать этого, в администрации предлагают максимально сокращать срок национализации.

Хотя министерский закон куда либеральнее вариантов, предлагавшихся коммунистами, акты такого рода по природе своей конфликтны. Например, оценку имущества дает независимый оценщик, отбираемый на конкурсе. Но условия тендера остаются за уполномоченным федеральным органом, и он же определяет победителя. "Методика расчета убытков собственника не стандартизована, - говорит директор департамента компании ФБК Александр Жигло. - У каждой оценочной компании свой механизм расчетов, скажем, упущенной выгоды". Законопроект, однако, предполагает, что помимо оценки государство вступает в переговоры с собственником о размере возмещения. Если компромисс найти не удается и собственник уклоняется от подписания соглашения, федеральный орган обращается в арбитражный суд. Те же права у собственника.

Владимир Энтин, возглавляющий Центр правовой защиты интеллектуальной собственности, считает справедливым такой порядок: "Вне поля зрения оценщика может оказаться, например, информация о выходе национализированной компании на новые рынки и запуске современных технологий, что скажется на ее стоимости. Или у предприятия есть задолженность перед бюджетом, которую надо урегулировать".

Главу думского комитета по экономической политике Григория Томчина не беспокоит, что в законе нет механизма защиты имущества от вывода активов в ходе национализации. "Национализация должна быть штучной - одно предприятие в 10 лет", - говорит он. По его мнению, в администрации президента по политическим мотивам вообще "не хотели бы устраивать бучу" вокруг этого законопроекта. Глава экономического управления администрации Антон Данилов-Данильян еще на стадии подготовки документа говорил, что, каким бы либеральным ни был закон о национализации, он все равно будоражит рынки. Не изменил он своей позиции и сейчас: "Чтобы инвесторы не дергались, неплохо бы воздержаться в течение года-двух после принятия закона от национализации на практике".

В существующем виде закон не пугает и тех, кого он касается. Генеральный директор АО "Геология и изыскания" Леонид Скопцов говорит, что если вектор политического развития сохранится, то закон фактически применяться не будет. Если же политическая система изменится, тогда на этот закон тем более не будут обращать внимания, если государству потребуется национализировать энергетику или недра. "Наоборот, было бы по уму, если бы государство национализировало предприятия по добыче редкоземельных металлов, которые сейчас убыточны", - говорит предприниматель.

Александр Беккер

Средство от референдума  »
Юридические статьи »
Читайте также