Садизм за бетонным забором

В начале наступившего года (Огненной Собаки!) в госпитале Ленинградского военного округа сожгли живьем четырех полуторамесячных щенков. Садистский метод убийства животных в гуманном по определению медучреждении носит серийный характер.

Информация о сожженных в топке котельной щенках просочилась сквозь бетонный забор и молниеносно распространилась в 23 квартале Петродворца, где дислоцируется госпиталь. Потрясенные жители обратились в СМИ.

Удалось выяснить следующее. На территории госпиталя живет дворняжка Найда. После смерти ее хозяина, работавшего в этом госпитале, командир согласился приютить осиротевшую собаку. Найда освоилась, прижилась, служит своим новым хозяевам. Она охраняет госпитальный двор на его границе с городом. Сотрудники полюбили умную дворняжку. Она встречает их на КПП, и они угощают ее принесенными из дома лакомствами. При этом странно то, что бывшая домашняя собака ночует на улице. Будку, построенную для нее добрым столяром, никак не могут привезти. Собака спит у трубы теплотрассы. Под ней и родила четырех щенков. Незадолго до Нового года она вывела их из укрытия. Трех щенков сотрудники уже распределили меж собой и собирались забрать после праздника. Но людей опередил зам. по тылу капитан Максим Валерьевич Удинцев. Вечером 3 января он сжег всех щенков в топке котельной.

Капитан приказал солдату собрать собачат в пакет и принести в котельную. Поняв, о чем речь, парень сказал, что не сможет:

- Я сам это сделаю, - успокоил командир.

Подчиненный не посмел ослушаться, приказ выполнил - доставил щенков по назначению, и капитан бросил их в топку. Всю ночь собака металась по территории - искала своих детей.

После праздничных выходных сотрудники возвращались на работу с гостинцами для Найды и ее детенышей и узнавали страшную новость. Шок испытали все нормальные люди по обе стороны забора. Очень болезненно воспринимают происшествие жители квартала, сострадающие бездомным животным. Буквально в нескольких метрах от КПП госпиталя, наискосок, через дорогу, они не раз спасали выброшенных щенков. Я была свидетелем того, как люди выходили семьями и строили теплую конуру для них, кормили теплой кашей, молоком. Прибегали ранним утром до работы, навещали в течение дня, и укладывали спать поздним вечером. Сохранили всех и пристроили в добрые руки. И так повторялось не раз.

Наверное, благодаря таким добрым и милосердным людям наш мир еще не рухнул. Проверяя информацию о сожжении щенков, я узнала о других случаях жестокого обращения с животными в госпитале. Немногим более года назад здесь казнили восьмимесячного щенка. На территорию госпиталя он попал примерно в полуторамесячном возрасте. Вероятно, его подбросили. Милого щенка называли кто Малышом, кто Парнем. Некрупный, песочного цвета, с мордашкой колли, говорят, он забавно вертел хвостом, как пропеллером. Его подкармливали, ласкали, и он рос жизнерадостным, доверчивым.

... У пышущей жаром печи Малыш сопротивлялся изо всех сил, выворачивался, упирался, и ему удалось вырваться. С обожженными подушечками лап он вылетел из котельной и спрятался. Месяца полтора медики лечили Малышу лапки, а когда они зажили, он пропал. Очевидец мученической гибели щенка рассказал, что солдат Мареев, перед тем как бросить Малыша в топку, отрезал ему уши, хвост, перерезал горло. Мастер-класс по садизму наблюдали несколько солдат из рабочей команды. По настоянию сотрудников госпиталя Мареева выписали и вернули в часть по месту службы (бригаду внутренних войск, дислоцированную в п. Лебяжье). Садист с армейской практикой уже демобилизовался. Совершенное им преступление осталось без наказания. Командиры утаили этот факт, потому что им пришлось бы разделить с преступником позор и ответственность. Увы, смолчал тогда и коллектив госпиталя, ограничившись внутренними разборками. Как тут не вспомнить великого гуманиста Януша Корчака, завещавшего человечеству бояться равнодушных, ибос их молчаливого согласия свершается зло на Земле. Польский писатель, педагог, врач в годы оккупации Польши фашистами боролся за жизни детей в варшавском гетто. Он погиб вместе с 200 своими воспитанниками в концлагере, шагнув за ним в огонь крематория.

Весной прошлого года, помнится, где-то в начале мая прошло тревожное сообщение о том, что командир части подполковник медицинской службы Олег Васильевич Демчук приказал сжечь кошек, и не успели еще зоозащитники среагировать, как поступил отбой тревоги: командир де обещал не трогать кошек. Наивные мы тогда еще не знали, что слово офицера - не гарантия безопасности котов.

На кошек госпитальное начальство прогневилось за то, что проверяющему из ЛенВО не понравилось присутствие кошки на кухне. После этого командир приказал солдатам отловить всех кошек в госпитале и сжечь. Перепуганные ребята искали какое-нибудь средство для безболезненного их усыпления, и не найдя его, перекинули через забор. Кошки вернулись на обжитую территорию и одна за другой исчезли. Однажды сотрудники наблюдали, как капитан Удинцев, направлялся в сторону котельной, неся за шкирку кошку.

Сожжение животных живьем относится к садистским методам жестокого обращения с животными и является уголовным преступлением. Ответственность за него предусмотрена статьей 245 Уголовного кодекса РФ . Но будет ли востребована эта не работающая в нашей стране статья в данном случае - большой вопрос. Посвященный в происходящие в госпитале события Комитет солдатских матерей готовит обращение в военную прокуратуру. Матери обеспокоены тем, что солдат вовлекают в деяния, растлевающие их души, травмирующие психику, делающие их соучастниками преступлений.

Борьба с животными в госпитале ведется под флагом санитарно-эпидемиологического благополучия. Командир считает, что им не место в лечебном учреждении. Общеизвестно, что кошки - самое эффективное средство борьбы с крысами и мышами. Собаки, кстати, тоже отпугивают крыс. И в данном лечебном учреждении с его прогнившим хозяйством кошки нужны, как нигде - они сдерживают распространение инфекции, разносчиками которой являются крысы. Просто о кошках нужно заботиться: вакцинировать, проводить профилактику заражения паразитами, стерилизовать, кастрировать. Неудобно говорить об этом медикам. Как и том, что микроскопические грибы (плесень) на потолке, стенах, гнилых оконных рамах хлеборезочной комнаты в отличие от потенциально опасных кошек, реально вредят больным и ослабленным солдатам. Споры грибка попадают в организм с воздухом, пищей и могут усугублять существующие заболевания, а также вызывать дерматиты, аллергию микозы, рак. Чудовищные условия в угольной котельной, где работают и ночуют солдаты - находка для съемок фильма ужасов. Но, очевидно, воюющему с кошками капитану недосуг заниматься тыловым обеспечением.

...В древнем Египте за убийство собаки карали смертной казнью. В претендующем на звание европейского города Санкт-Петербурге в начале XXI века собак живьем сжигают в топках, не страшась правосудия и Божьего суда.

Наталья Рублева

Обман зрения  »
Юридические статьи »
Читайте также