Бездомные на страже закона

Как и почему участковый может стать бомжем.

Судьба участкового

То, что случилось с Игорем Петерсом, не поддается логике. Отработав более 10 лет участковым, дослужившись до капитана, имея государственную награду, этот человек остался на улице и вынужден жить то у друзей, а то и в опорном пункте.

Он родился далеко от Петербурга - в городе Уральске. В семь лет потерял мать и остался сиротой. Маленького ребенка забрала к себе сестра матери. Ее муж, кадровый военный, вместе со всеми домочадцами колесил по стране, пока не обосновался в Ленинграде.

Когда Игорю исполнилось 15 и он закончил восьмой класс, дядя решил отдать его в Суворовское училище. "Служивый человек никогда не пропадет", - рассудил он.

А через два года после выпускного вечера родственники сказали ему: "Мы сделали для тебя все, что могли. Ты теперь взрослый и должен сам строить свою жизнь".

И тогда Игорь принял решение, которое навсегда предопределило его судьбу: пришел в 61-й отдел милиции Калининского района и стал помощником участкового. Это было в 1994 году.

"Я тогда был максималистом. Хотел служить закону. Думал, что смогу приносить пользу людям и хоть немного изменить этот мир к лучшему", - говорит он. Для этого молодой лейтенант поступил в Академию МВД и получил высшее юридическое образование.

В 2000 году, после восьми с половиной лет успешной службы, его назначили старшим участковым 13-го опорного пункта. С тех пор Игорь отвечает за деятельность подразделения, которое обслуживает несколько тысяч жителей района.

Еще один пункт биографии Игоря Петерса - работа на Северном Кавказе. Туда он поехал в составе сводного отряда в июне 2001 года, был заместителем командира взвода и снайпером. Отряд дислоцировался на одном из наиболее опасных участков - предгорье. Милиционеры находили там схроны с оружием, ловили боевиков, которые спускались с гор для отдыха и лечения.

После возвращения из Чечни указом президента Игорь был награжден медалью и стал ветераном боевых действий.

Все эти годы руководство Калининского РУВД было довольно работой Игоря Петерса. Его признавали лучшим участковым, награждали грамотами и премиями. Всех устраивало то, что человек отдает работе все время и силы, повышает показатели и при этом не докучает начальству просьбами. И никого не волновало, где и как живет участковый.

Между тем до 2000 года Игорь Петерс жил вместе с женой, ее родителями и маленьким ребенком в квартире, принадлежащей теще. В конце концов, как оно и бывает в таких случаях, жена подала на развод и буквально выставила его из дома, дескать, зачем ты нужен, если сутками пропадаешь на работе и не имеешь ни кола ни двора.

И тогда Игорь поселился в помещении 29-го опорного пункта.

Для кого закон писан?

Следует сказать, что по закону Игорю должны были предоставить жилье еще 10 лет назад. Статья 30 закона "О милиции" гласит, что "участковым инспекторам милиции жилье предоставляется не позднее шести месяцев с момента вступления в должность". То же самое написано в приказе N 900 министра внутренних дел РФ.

Администрацию Калининского района нельзя упрекнуть в том, что она не исполняет этот закон. Каждый год для милиционеров выделяется 12-16 квартир. А руководство РУВД по своему усмотрению распределяет их среди сотрудников через жилищно-бытовую комиссию. Другое дело - кто и за что получает эти квартиры.

После 10 лет службы Игорь Петерс пришел к выводу, что ему самому придется добиваться справедливости. Он пошел на отчаянный шаг - обратился в Калининский федеральный суд. Он не верит упорно муссирующимся слухам, что все в этой системе куплено и продано и что "всего" за три тысячи долларов проблему можно решить.

Петерс понимает, что судебный процесс может продолжаться несколько лет. И если за это время он заболеет, получит травму или ранение, то окажется на улице. У участкового все-таки опасная работа.

Не ограничившись иском, Петерс обратился в администрацию района и получил ответ. В документе за подписью заместителя главы администрации Качкина говориться следующее: "Вопросы распределения квартир, выделяемых администрацией района, находятся в компетенции руководства Калининского РУВД". Участковому порекомендовали обратиться к собственному начальству.

А между тем бывшая теща собирается подать в суд исковое заявление о снятии Петерса с регистрации. Ее требование наверняка будет удовлетворено. И тогда Игорь Петерс "официально" станет бомжом - человеком без дома и прописки...

Мы не смогли оставить эту ситуацию без внимания и обратились к руководству Калининского РУВД. Заместитель начальника по кадрам Николай Кретинин, который возглавляет жилищно-бытовую комиссию, пояснил, что Игорь Петерс включен в распоряжение администрации района на предоставление жилья в 2005 году. "Мы будем решать этот вопрос в рамках закона", - заверил нас Кретинин.

Впрочем, высокопоставленный сотрудник Калининского РУВД, просивший не называть его имени, сказал корреспонденту "НВ", что "квартирный вопрос" Петерса уже приобрел некую политическую окраску. Начальство может исходить из того, что если Петерсу дать жилье, то и остальные начнут во всеуслышание говорить о своих попранных правах. Ведь Игорь - не единственный бездомный участковый в Калининском районе.

С тех пор как Петерс обратился в суд и эта ситуация стала достоянием прессы, его отношения с руководством РУВД отнюдь не улучшились. Что ж, может быть, в милиции и есть "святые" люди, которые за десять лет не получили ни одного нарекания. Но они наверняка сидят в чистых кабинетах и пишут интересные бумаги. А у участкового 155 различных обязанностей, штук двадцать начальников, работы в 10 раз больше, чем положено, из-за нехватки кадров. Впрочем, человек, который осмелился вступить в поединок с "системой", прекрасно понимает, что последствий не избежать.

С милым - рай в опорном пункте...

У Игоря Горбатенко (на фото) - старшего участкового из 81-го отдела Курортного района - своя история, и тоже очень грустная. За плечами - почти 20 лет службы в милиции, работал следователем, оперативником, участковым, получил высшее юридическое образование. А в итоге пристанищем для майора Горбатенко и его жены стало помещение опорного пункта.

Родом он с Алтая. В милицию пришел сразу же после армии, в 1988 году. Много лет назад приехал в Петербург и встретил свою любовь... оказавшуюся невечной. Знакомая практически каждому милиционеру история - причиной семейного разлада стала его работа. И упреки все те же, дескать, пропадаешь все время на работе, а за душой ничего нет.

После развода пришлось продать квартиру, которую родители сообща подарили молодоженам. Игорь выписался оттуда "в никуда" и несколько месяцев жил без прописки. И жил бы, наверно, по сей день, если бы не пришло время менять паспорт. Тогда начальство помогло прописаться в общежитии, но без права проживания. О жилье не было и речи. Пришлось снимать комнату то на территории воинской части, то в детском лагере. А год назад Игорь поселился в опорном пункте. Пустовавшее много лет помещение (должность участкового тоже пустовала) Игорь и его вторая жена Алена отремонтировали и благоустроили своими руками и за свой счет. Крохотная комнатка с плитой, холодильником и столом стала кухней. Другая тесная каморка, где помещается кровать и два стула, служит спальней. А в туалете оборудовали душ. При этом ни на минуту они не могут почувствовать себя как дома, поскольку в помещение под вывеской "Опорный пункт милиции" в любое время суток приходят люди.

В своем тесном казенном пристанище Игорь с Аленой приютили бездомного котенка и щенка. Серую, пушистую Василису однажды принесла жена - подобрала где-то на улице. А через некоторое время Игорь поехал на происшествие, и к нему привязался крохотный, беспомощный щенок. Участковый не смог оставить его умирать. Через несколько месяцев Дина вырастет в громадную овчарку, и в тесном помещении людям будет негде повернуться.

Игорь говорит, что ему повезло с Аленой. Она мужественно переносит все трудности и поддерживает мужа. "С милым - рай в опорном пункте", - говорит жена участкового. Она улыбается, а в глазах - леденящая душу тоска. Дети - их главная, но несбыточная мечта. На эту тему стараются даже не говорить. Люди, которые не знают, где им придется жить завтра, через неделю, через год, не могут обречь своего ребенка на безрадостное существование бомжа.

Игорь давно собирается идти на прием к губернатору или к начальнику ГУВД. Но поездку в Петербург приходится все время откладывать: просто не хватает времени. Вдвоем со старшим участковым Владимиром Бекешевым Игорь обслуживает сразу пять административных участков. Из-за той же жилищной проблемы в Курортном районе катастрофически не хватает участковых. А те, кто остался, - работают за троих.

Кому курорт, кому - каторга

"Все это - моя земля", - говорит Игорь, проезжая по красивейшим местам вдоль побережья Финского залива, мимо сосновых рощ, пансионатов, детских лагерей и роскошных коттеджей. Он должен обеспечивать порядок на территории площадью 10 квадратных километров. Где-то разразился семейный скандал, кого-то облаяла соседская собака, сезонные рабочие устроили пьяный дебош в пансионате или "братки" затеяли разборку в кафе. И в каждом случае участковому приходится рассчитывать на себя. Летом эти места будут кишеть отдыхающими, заполнятся все пансионаты и лагеря, приедут сезонные гастарбайтеры. А человек, который не знает, где ему придется провести следующую ночь, отвечает за безопасность на престижном курорте.

Игорь не претендует на комфортабельную квартиру. Он был бы рад и деревянному домику без удобств, лишь бы иметь собственный угол. Но участковый понимает, что здесь каждая пядь земли, любое строение стоит бешеных денег. Эти места уже называют "Питерской Рублевкой". Они обрастают виллами стоимостью в миллионы долларов и "крутыми" отелями. Тут уж не до бездомных участковых. В отличие от Калининского, администрация Курортного района выделяет для милиции гораздо меньше квартир...

В ГУВД не могут назвать точное количество бездомных участковых, знают только, что их много. Выхода из этой позорной ситуации не видно, поскольку за нарушение закона "О милиции" никого не наказывают, и с глав районных администраций тоже спроса нет. Лет через пять, когда на пенсию уйдут те, кто отработал по 10-15 лет, а таких большинство среди участковых, эта служба окажется на грани полного уничтожения. Молодежь на такую адскую работу без жилья и каких-либо социальных прав просто не хочет идти.

Между тем для большинства милиционеров, подобно Петерсу и Горбатенко отдавших службе многие годы, она становится единственной целью и смыслом жизни. Они жертвуют семейным счастьем, личными правами, собственным будущим. Получается, что эти люди, посвятившие жизнь служению Закону и обществу, совершенно беззащитны. Их можно превратить в бомжей, уволить с работы, смешать с грязью, а попытки отстоять свои права часто приводят к репрессиям. К лицу ли все это правовому государству и городу, который претендует на звание европейской столицы?

Мы будем и дальше следить за судьбой героев этой публикации.

Валерия Брагинская

"Нагрузка" на наш карман? Новый закон о наземном общественном транспорте вызывает массу вопросов  »
Юридические статьи »
Читайте также