Заклятые соседи Санкт-Петербург и Ленинградская область делят инвестиционные портфели

2005 год внес напряжение во взаимоотношения Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Добрососедское существование оказалось омрачено обострившейся конкуренцией между регионами за инвесторов. Соперничество, конечно же, не возникло случайно, а было предопределено, по мнению наблюдателей, рядом фундаментальных факторов, в частности гиперактивностью Смольного в деле удвоения бюджета . Аналитики указывают на то, что поле для конкуренции между городом и областью не очень большое, зато весьма доходное.

Взаимоотношения между двумя регионами определила инвестиционная история Петербурга и Ленинградской области за последние 10 лет. Даже беглый ее обзор позволяет заметить ряд очень любопытных вещей. Например, то, что и в середине и конце 1990-х годов, и даже в начале 2000-х Петербург вчистую проигрывал Ленинградской области борьбу за привлечение инвестиций. Точнее, в то время и борьбы как таковой не было.

Суверенная столица

Северная столица встретила распад СССР и получила "суверенитет" с населением почти 5 млн человек, вторым по объему розничным рынком в стране, мощным портом, огромным научно-техническим потенциалом и трудовыми резервами. К середине 1990-х годов правительством губернатора Владимира Яковлева была сформулирована задача привлечения инвестиций. В этот период чиновники сделали ряд красивых жестов в сторону потенциальных партнеров, приняв законы "О государственной поддержке инвестиционной деятельности" , "О налоговых льготах" . И тем не менее денежные потоки обходили Северную столицу стороной. Рост собственных вложений петербургских предприятий составил в 2003 году всего 11% против 12,5% в среднем по России. А объем иностранных инвестиций неуклонно падал на 21-25% ежегодно начиная с 2001 года. И вместо $1,5 млрд в 2001 году он составил только $695 млн в 2003-м, то есть снизился более чем в два раза. Не помогали даже административные меры прежнего губернатора Петербурга Владимира Яковлева -- незадолго до отставки он поручил каждому району представить минимум 10 полностью разработанных инвестиционных проектов.

В 2002 году администрация Петербурга представила на международной выставке в Барселоне девять "передовых" проектов: строительство гостиниц, гольф-клуба, центров отдыха. На фоне "Балтийской жемчужины" или "Морского фасада" все они выглядят проектами районного значения. Единственная действительно масштабная затея предыдущей команды Смольного -- попытка построить высокоскоростную магистраль и современный вокзальный комплекс на площади Восстания. Однако РАО "Всероссийские скоростные магистрали" только и успело, что вырыть знаменитую яму у Московского вокзала, после чего проект был заморожен.

Областное чудо

Ленинградская область между тем демонстрировала чудеса ударного труда в привлечении как иностранных, так и российских компаний. В соседнем регионе появилась перспективная промзона Горелово, автомобильный завод Ford, предприятия по производству алкоголя и стеклянной тары, заводы стройматериалов, деревообрабатывающие мощности отечественных и зарубежных инвесторов. В 2005 году президент России Владимир Путин отметил, что в Ленобласти произошло настоящее "экономическое чудо", признав соседний с Петербургом регион фактическим победителем "капиталистического соревнования" за привлечение инвесторов. Собственно, даже по итогам 2004 года по объему привлеченных инвестиций -- в пересчете на душу населения -- правительство Валерия Сердюкова обошло команду Валентины Матвиенко: 39,4 тыс. рублей на одного жителя области против 24,3 тыс. рублей на одного горожанина.

Считается, что Ленобласть обошла Петербург за счет предоставления инвесторам льгот. Правительство области в 1997 году предоставило компаниям , осуществляющим прямые вложения, преференции по уплате налога на имущество на весь период окупаемости проекта и на два года после завершения этого срока, а также частичное освобождение от налога на прибыль. Инвестиционное законодательство региона считается одним из самых прогрессивных в России, но, пожалуй, дело не только и не столько в этом.

И в Северной столице каких только льгот в свое время не было: по налогу на прибыль, на добавленную стоимость, на землю, на рекламу и ряд других. Во многих случаях компания освобождалась от уплаты 50%, а то 100% "подати" в течение пяти лет. В чем же причина? Она, как в неофициальных беседах указывают представители ряда иностранных и российских компаний, чрезвычайно проста: городские власти не проявляли рвения в том, чтобы помочь инвесторам преодолеть бюрократические препоны и вообще как-то им понравиться. Собственно, кроме устройства "особой экономической зоны" на Пулковском шоссе, где разместились заводы Gillett, Coca-Cola и "Ригли", похвастать бывшей администрации Смольного особенно, по большому счету, и нечем. В Ленобласти же чиновники зачастую оказывались расторопнее петербургских коллег. Так, в 2002 году новая редакция Налогового кодекса запретила региональным властям предоставлять льготы по налогу на прибыль. Чиновники быстро нашли решение: вместо льгот регион стал предоставлять бизнесменам субвенции, что на практике означало то же самое, что и льготы. Соседи из Северной столицы тоже собирались пойти на аналогичный шаг, да так почему-то и не решились.

Смена команды

Ситуация резко изменилась в конце 2003 года, с приходом в Смольный новой команды. В отличие от Владимира Яковлева госпожа Матвиенко к работе с инвесторами отнеслась серьезно, поскольку пообещала удвоить городской бюджет. Опыт же Ленобласти убедительно свидетельствовал, что именно привлечение на свою территорию крупных производителей является самым эффективным способом пополнить казну. На руку новым руководителям сыграл и резкий рост мировых цен на нефть. Когда привычные $22 за баррель превратились в воспоминания и уступили место $50-60, официальная статистика России стала фиксировать не только прирост внутреннего валового продукта, но и как следствие рост реальных доходов граждан. И то и другое означает рост спроса на потребительские и на производственные товары и услуги, а значит, и увеличение объема предложения. "Северо-Западный регион -- второй по величине в России, то есть является для инвестора ключевым рынком сам по себе. А с учетом стоимости аренды и величины заработной платы он более конкурентоспособен, чем Москва и Центральный регион", -- отмечает управляющий партнер консалтинговой компании DLA Piper Rudnick Gray Cary в Петербурге Ольга Литвинова.

2004 год у Валентины Матвиенко ушел на формирование команды и поиск инвесторов, переговоры с которыми длились порой несколько месяцев, ну а в 2005 году интересы Петербурга и Ленинградской области наконец-то столкнулись. "В городе инвесторы до недавнего времени не получали такого внимания, как в соседнем регионе, где проект сопровождался чиновниками от начала и до момента реализации. Но за последние два года ситуация изменилась, теперь и в Петербурге компании могут получить внимание и заботу. Началась настоящая конкуренция", -- считает исполнительный директор Санкт-Петербургской международной бизнес-ассоциации Наталья Кудрявцева.

Дух соревнования

Обострение конкуренции между двумя соседними регионами стало окончательно явным после выступления вице-губернатора области Григория Дваса на пресс-конференции по итогам первой половины 2005 года. Комментируя тот факт, что японская корпорация Toyota выбрала местом для строительства своего российского завода именно Петербург, господин Двас заявил, что инвестиционная политика чиновников Северной столицы "может быть интересна прокуратуре". И обосновал свое предположение тем, что вложения в зону Шушары, где и будут выпускаться японские легковушки, окупятся разве что через 100 лет. Эмоции, переполнявшие господина Дваса, легко объяснимы. Ведь это именно он начал вести переговоры с Toyota о размещении ее производства в России, убедил японцев, известных своей осторожностью, в целесообразности такого шага, продемонстрировал им возможности балтийского края, но гиперактивность Валентины Матвиенко спутала ему все карты.

Сколько бы ни говорили чиновники о том, что Петербург и Ленобласть работают на разных инвестиционных рынках, конкуренция за резидентов между ними есть. И масштаб этой борьбы очень значительный: цена только завода Toyota -- около $150 млн инвестиций. А ведь кроме японцев переговоры с чиновниками с обеих сторон вел и немецкий Volkswagen, который, кстати, в итоге тоже выбрал Петербург. Помимо Toyota и Volkswagen интерес к балтийскому краю демонстрируют также немецкий Bosch, облюбовавший для выпуска бытовой техники промзону в Петербурге, и итальянская Merloni, расположившаяся во Всеволожском районе. Финский производитель шин Nokian Tyers пристроился рядом с автомобильным заводом Ford в Ленобласти, а американская Johnson, выпускающая для Ford сиденья, -- в Петербурге.

Кстати, сам Григорий Двас полагает, что соперничество между соседями на самом деле "создано прессой", и приводит следующие аргументы. 70% внутреннего регионального продукта (ВРП) Ленобласти составляет производство товаров и только 30% -- услуг. Структура ВРП Северной столицы зеркально противоположная. В связи с этим, полагает господин Двас, соперники борются за совсем разных инвесторов и друг другу не мешают. Председатель комитета экономического развития, промышленной политики и торговли Петербурга Владимир Бланк признает, что "конкуренция, безусловно, существует", но очерчивает ее рамки. Главный ресурс Ленинградской области, по его мнению, -- земля, поэтому соседи вполне могут позволить себе территориально емкие проекты. Нужно напомнить, что из 84,5 тыс. кв. км, на которых расположилась область, под разного рода строения и дороги занято немного более 2%. В то же время из всего 1,4 тыс. кв. км Петербурга освоено уже около 30%. "Проекты, связанные с логистикой, -- склады, портовые сооружения, терминалы -- тяготеют к области", -- отмечает госпожа Литвинова из DLA Piper. "Зато у нас имеется кадровый и научный потенциал", -- говорит господин Бланк. А господин Двас в свою очередь признает, что в области на новых предприятиях работать уже некому и бессмысленно строить завод на 2 тыс. человек дальше чем в 50 км от Петербурга.

Дополняя друг друга

Таким образом, в сфере большого промпроизводства соседи-соперники на самом деле друг друга дополняют: Петербург дает людей, Ленобласть -- землю. Однако, как показывает практика, такая схема "разделения труда" не всегда срабатывает в жизни, ведь нашел же Смольный около 100 га в Шушарах под завод Toyota. Кроме того, в запасе у Владимира Бланка целый ряд других промзон: Металлострой, Конская Лахта, Нойдорф, Парнас и др. В них может заехать не только Volkswagen, но и любая другая компания, которая могла бы при иных условиях остановиться за пределами Северной столицы. По всей видимости, конкуренция за промышленное или сборочное производство исчезнет только тогда, когда в Петербурге действительно не останется земли. "Поскольку оба региона заинтересованы в промышленных инвестициях, то, конечно же, есть пересечение интересов", -- подводит итог госпожа Литвинова.

Похоже, в чем действительно город и область не соперничают друг с другом, так это высокотехнологичные производства. Завод финской компании Elcoteq по выпуску деталей для мобильных телефонов едва ли мог бы быть построен в Тосно или Тихвине, поскольку ему требуются только высококвалифицированные кадры. Правда, стоит отметить, что господин Двас в свое время заявлял, что и его регион, обладающий примерно 300 учреждениями науки, в будущем сделает ставку на научно-технологическое производство. Еще один аспект, который однозначно влияет на выбор инвестором места резиденции, -- экологический. Стремящийся жить по "европейским стандартам" город не может позволить себе "грязного" производства. "Говоря об инвесторах, которые нежелательны для размещения в Петербурге, можно выделить экологически грязные производства", -- утверждает председатель комитета по инвестициям и стратегическим проектам Северной столицы Максим Соколов. Собственно, экология и образовательный ценз -- единственное, что сдерживает конкуренцию регионов. Остальные проекты вполне вписываются в инвестиционный ландшафт как Петербурга, так и Ленинградской области. А значит, в будущем борьба города и области за светлое капиталистическое будущее только обострится.

В этой ситуации стимул новому всплеску инвестиций в Ленобласть может дать приход к власти в регионе новой команды, административный ресурс которой будет сопоставим с ресурсом городского губернатора. Что же касается Петербурга, то и его инвестиционное будущее пока целиком зиждется на связях руководства с федеральным центром и может оказаться под вопросом, как только эти связи ослабеют.

Иван Ступаченко

"Мне не предложат возглавить правительство"  »
Юридические статьи »
Читайте также