"Мне не предложат возглавить правительство"

В интервью корреспонденту Ъ Анне Пушкарской итоги минувшего года и половины своего губернаторского срока подводит губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко.

-- Один из ваших лозунгов -- "Петербург -- город европейских стандартов". Каких из них мы уже достигли?

-- Пока мы сформулировали задачи. Выйти на европейский уровень качества жизни по ряду показателей сможем к 2008 году.

-- За счет чего конкретно произошло удвоение доходной части бюджета города ?

-- Чудес не бывает. В нашем пятимиллионном мегаполисе нет ни одного крупного налогоплательщика, в то время как в других регионах получают таким образом по 15-16 млрд рублей в год. Мы бюджет собираем по зернышку. Прежде всего сказался рост прибыли успешных и сокращение числа убыточных предприятий, активизация инвестиционных процессов, а также изменение правил игры -- перевод сделок с землей и имуществом на конкурсную основу и торги. В итоге цены на недвижимость и землю выросли в несколько раз, и мы существенно перевыполнили планы по инвестиционно-строительному блоку. Треть прироста бюджета обеспечена за счет роста благосостояния граждан и увеличения поступлений подоходного налога. Серьезную роль сыграла перерегистрация в Петербурге ряда крупных компаний -- либо полная, либо частичная. Ну и конечно, более эффективное управление недвижимостью города, сокращение квот, приведение арендных платежей к рыночным ставкам и ряд эффективных сделок по продаже городского имущества, среди которых самыми выгодными оказались продажи гостиниц и акций Морского порта.

-- Бывший советник президента Андрей Илларионов недавно заявил на конференции в Санкт-Петербурге, что внешняя донорская помощь крайне вредна для развития экономики, приведя в пример региональный кризис на Чукотке, где "Газпром" отказался сохранить регистрацию "Сибнефти". Возможен ли такой вариант в Петербурге?

-- Перерегистрация "Сибнефти" в Петербурге -- это не политическое решение. В его основе все-таки лежит заинтересованность самой компании. Мы предлагаем те условия, которые не могут предложить другие регионы, -- например, "Сибнефть" имеет шикарный офис с гостиницей на набережной Невы, рядом с Медным всадником. Кроме того, мы обсуждаем возможность субвенций, налоговых льгот. Мы ведем эти переговоры полгода и еще не завершили их. В любом случае, чтобы избежать в дальнейшем трудных ситуаций, мы все подобные дополнительные доходы не проедаем, а пускаем на развитие города и конкретные проекты: строительство Орловского тоннеля под Невой, Западного скоростного диаметра и др. Хотя легче всего, получив дополнительные доходы, всем их раздать и быть очень популярными.

-- Как вы относитесь к обнародованной министром финансов Алексеем Кудриным идее отрицательного трансферта: в случае если бюджетная обеспеченность региона в расчете на душу населения превысит средние по стране показатели вдвое, предполагается распределять избыток между бедными субъектами федерации?

-- Я считаю, что это ошибочная линия. Надо стимулировать и поощрять субъекты, которые стараются зарабатывать деньги и собственными усилиями наращивают свой бюджет, а не потакать иждивенцам, которые ждут, что на 70-90 процентов их жизнь обеспечат, в сущности, другие субъекты федерации. Пока это на уровне общественного обсуждения, и я уверена, что большинство субъектов федерации не поддержат данную идею.

-- В минувшем году городу удалось привлечь такого крупного инвестора, как Toyota Motor. Ожидаете ли вы прихода в город других компаний подобного уровня, например, DaimlerCrysler?

-- Думаю, что в ближайшее время в Петербурге появятся другие автомобильные производства, -- мы ведем переговоры еще с тремя концернами. DaimlerCrysler все условия, которые мы предложили, устраивают, но их переговоры с федеральным правительством пока продолжаются. Я не теряю надежды, вероятность реализации этого проекта я оцениваю процентов в шестьдесят. Если Mercedes будет в России, то он точно будет в Петербурге. Окончательное решение будет принято в первой половине этого года.

-- Почему городу не удалось получить в управление авиакомпанию "Пулково"?

-- Такой задачи не было. Мы настаивали на разделении авиакомпании и аэропорта, хотя федеральное правительство хотело их реформировать вместе. Борьба шла год, теперь эти два бизнеса разведены, и мы хотим дать толчок развитию аэропорта. Я обратилась к президенту с предложением акционировать это ФГУП с передачей минимум 50 процентов акций городу. Это наши воздушные ворота, и таким образом мы сможем участвовать в модернизации аэропорта. Президент принципиально согласился, и сейчас мы будем решать этот вопрос. Слияние же авиакомпании "Пулково" с ГТК "Россия" мы полностью поддерживаем.

-- Какие действия вашей команды вы могли бы определить как "неудачу года"?

-- Ни один из наших проектов я не могу назвать неудачным, хотя целым рядом направлений я пока не удовлетворена. Среди них, конечно же, состояние жилищного хозяйства. Реформу мы начали в очень правильном ключе. Мне приходилось "через колено", жестко заставлять районных руководителей расформировывать старорежимные ЖЭКи и ЖЭСы создавать акционерные общества и запускать в ЖКХ частный бизнес. Я твердо убеждена, что только с созданием конкуренции можно вытянуть эту сферу. Но, несмотря на акционирование жилкомсервисов, у многих бизнес пока не пошел. Мне также казалось, что, как только мы объявим конкурсы, компании выстроятся в очередь, но выяснилось, что желающих работать в ЖКХ не так много и не все они готовы к поставленным нами условиям. Нужно время, чтобы бизнес понял, что все это всерьез.

-- Как продвигается процесс привлечения частных инвесторов к содержанию архитектурных памятников?

-- Министерство культуры предложило нам быть пионером и реализовать пилотный проект по вовлечению памятников в деловой и культурный оборот. Но высказанная министерством идея реализации его на принципе концессий не кажется мне продуктивной. Закон о концессиях настолько сложен, что единственным в стране реальным проектом такого рода пока остается наш Западный скоростной диаметр. Он точно будет первым концессионным проектом, но мы уже три месяца работаем над соглашением по нему и пока не слишком продвинулись. Готовить такие соглашения по каждому памятнику -- очень сложно. Я предлагаю прямой путь с жестким сервитутом государства, который обязывал бы будущих собственников выполнить определенный объем реставрационных работ, соблюдать режим сохранности и обеспечивать доступ населения к этим памятникам. При этом перечень объектов, которые ни при каких обстоятельствах не могут быть отчуждены от государства, должен быть четким и публичным. Это то, что называется национальным достоянием.

-- В прошлом году вы резко критиковали реконструкцию Сенной площади и выступали за демонтаж Башни мира. Эти намерения будут выполнены?

-- Надо пока смириться с тем, что есть, поскольку имеются более насущные проблемы, да и, наверное, должно пройти пять-десять лет, -- пусть лучше это оценят наши потомки. К тому же там тяжелая подземная инфраструктура, связанная с метро: тронешь -- увязнешь. Хотя, конечно, по моему мнению, площадь потеряла свой первоначальный вид, но начинать все заново смысла нет.

-- А как же подземный торговый комплекс под площадью Восстания?

-- Этот проект очень нужен городу -- если не будет инженерно-геологических препятствий, мы обязательно его реализуем. Им занимается серьезная компания "Открытые инвестиции", надеюсь, в середине года решение будет принято и строительство начнется уже в следующем году. Там предполагается целая система подземных переходов, паркингов, торговых центров.

-- Специалисты утверждают, что сохранить стелу в центре площади в таком случае не удастся...

-- Если начнется реконструкция, стелу безусловно придется перенести. Но это очень деликатная тема, для многих поколений петербуржцев это монументальное свидетельство героического прошлого Ленинграда. Поэтому мы обязательно проведем опрос населения и перенесем ее в другое достойное место -- например, на площадь Мужества. Что касается идеи возвращения на историческое место памятника Александру III, обсуждать ее можно будет только после окончательной разработки проекта.

-- Будут ли в Петербурге реализованы новые проекты крупных зарубежных архитекторов?

-- Во-первых, это будущий офис "Газпрома", который уже разослал приглашения на конкурс ведущим архитектурным мастерским мира. Мы ожидаем интересных предложений по Новой Голландии. Архитекторов мирового уровня намерены привлечь "Морской фасад" и Внешторгбанк -- для проекта набережной Европы. Кроме того, мы собираемся строить театрально-концертный комплекс для театра "Буфф", это будет работа наших ведущих архитекторов. И в любом случае мы намерены предъявлять более жесткие требования к архитектуре крупных проектов.

-- Самой скандальной темой года стали рейдеры. Как вы намерены решать эту проблему, и в частности вопрос массового закрытия в центре города продовольственных магазинов?

-- В конце прошлого года действительно были попытки недружественного захвата торговых и промышленных предприятий города. Мы оперативно вмешивались в эти конфликты. Но в большинстве случаев выяснялось, что их основная причина -- несовершенство федерального законодательства. Если же имеет место незаконный захват с применением подложных документов, мы принимаем жесткие меры. Мы создали антирейдерскую комиссию, в нее входят руководители всех правоохранительных органов, а также вице-губернаторы Валерий Тихонов и Михаил Осеевский (курируют сферы безопасности и экономики. -- Ъ). Комиссия постоянно держит руку на пульсе. Она заседает в закрытом режиме, мы лишь дали информацию о ее существовании, чтобы наш бизнес знал, что он под защитой. Только за последнее время нам удалось остановить пять попыток захвата предприятий, в том числе компании "Дедал". Она работает в обычном режиме, а против рейдеров возбуждено уголовное дело.

-- А как вы оцениваете скандал с переделом активов "Светоча"?

-- Это как раз тот случай, когда мы не можем вмешаться и повлиять на ситуацию. Это спор акционеров, и только суд может сказать, кто из них прав. Наш преступный мир настолько изобретателен, что пользуется малейшей щелкой в федеральном законодательстве. Мы уже подготовили предложения по изменению порядка регистрации предприятий.

-- После резкого повышения арендной платы вновь обострилась ситуация вокруг магазина "Елисеевский", против перепрофилирования которого вы активно выступали. Будет ли пересмотрен этот вопрос?

-- "Елисеевский" в качестве исторического продуктового магазина и городского брэнда будет сохранен. Экономические условия для этого магазина могут быть в случае необходимости рассмотрены индивидуально.

-- Несколько вопросов о ваших личных итогах года. Отразилось ли общее повышение благосостояния петербуржцев на вашей семье? Как вы распоряжаетесь сбережениями, пользуетесь ли услугами пенсионных или паевых фондов?

-- Никаких вложений я не делаю -- у меня нет свободных средств. Единственный счет в банке -- тот, куда переводят мою зарплату. Она достаточна для жизни моей семьи, учитывая доходы супруга, да и сын нам помогает. В целом уровень благосостояния моей семьи повысился.

-- Где вы делаете покупки, например, приобретаете одежду?

-- Одеваюсь я в России, поскольку езжу за рубеж нечасто и у меня там настолько насыщенная программа, что даже из женского любопытства я не могу позволить себе зайти в магазин. К тому же это проблематично из-за протокола: я все-таки публичная фигура. В Петербурге за два с половиной года я ни разу не была ни в одном магазине промтоваров. Но в Москве у меня еще со времен работы в правительстве есть приятельница, которая владеет магазином и хорошо знает мои вкусы. Она привозит для меня вещи, и раз в несколько месяцев я к ней заглядываю и выбираю то, что мне подходит.

-- Если вам предложат вернуться в Москву и возглавить правительство, вы согласитесь?

-- Никто такого не предложит, потому что сегодня нормальная, стабильная обстановка в Петербурге не менее важна, чем другие проблемы. А сама я только после окончания срока, на который меня избрали, когда выполню взятые на себя обязательства, смогу позволить себе размышлять о других возможностях.

Тепловой удар приготовил Смольный энергосистеме Санкт-Петербурга  »
Юридические статьи »
Читайте также