Скверное дело В эти памятные дни жители площади Мужества вышли на митинг – против планов строительства закусочной «БлинДональтс» вместо обещанного мемориала жертвам блокады

Дань памяти – это само собой, это святое. Но полтысячи горожан собрались в сквере на площади Мужества не только ради возложения цветов; митинг устроили, чтобы ткнуть районную и городскую власть в розданные прежде и уже забытые обещания. Площади, которая для петербуржцев-ленинградцев больше чем просто «пятно на карте», грозит новая напасть. После ликвидации размыва на подорожавшую землю нахлынули инвесторы.

На этот сквер, что на площади Мужества, между Политехнической улицей и проспектом Мориса Тореза, положила глаз фирма «Агат», вознамерившаяся поставить на пути от метро к автобусной остановке ресторан быстрого питания .

Казалось бы, достаточно совмещения несовместимого: заведение намечено строить взамен обещанного мемориала, посвященного жертвам войны и блокады (см. «НГ» № 88 за прошлый год).

Сквер этот был заложен в середине 70-х прошлого века в честь 30-летия Победы. Вся площадь тогда планировалась как единый архитектурно-мемориальный комплекс. Однако новая эпоха и новый генплан (не без участия питерских законотворцев) изменили ориентиры. «Памятный» статус площади Мужества сменили на общественно-деловой, открыв дорогу коммерческим проектам. «Обжорка» на пути к метро – в этих планах проект отнюдь не единственный, – просто наиболее одиозный, всколыхнувший, считай, весь район...

Над красно-желтыми и красными флагами – еще более яркая вывеска элитного магазина: по стене вдоль сквера, вдоль волнующегося людского моря тянется широченная алая полоса. «Арбат Престиж». Из-за огромных стекол витрины на толпу косятся охранники и несколько мужчин в дорогих костюмах.

Попробуйте примирить эти два мира – тот, за стеклом, и здешний, что кипит в зимнем сквере перед динамиками, разрывающимися от шквала эмоций. Как сказал писатель об аристократе и простолюдине из той, дооктябрьской России: люди одного языка и одной истории, какие общие слова для разговора могли бы найти? Чужие – они и есть чужие... Здесь, на митинге, бесполезно заикаться насчет общей пользы (не толстосумам же, скорее всего, в предполагаемой забегаловке обедать-ужинать, для обычных горожан предназначено). От таких доводов в глазах собеседников читается отвращение: почему нужно выгоду, пусть хоть трижды общую, непременно замешивать на кощунстве?

«Скверный» проект – лишь начало. Участки на примыкающих к площади углах также прочат под коммерческую застройку. На углу Мориса Тореза и 2-го Муринского – казино, развлекательный комплекс; и схожий бизнес-проект – у 2-го Муринского и Карбышева, на месте второго закладного камня, взамен так и не восстановленной Преображенской часовни. Торгово-злачные заведения бесповоротно перечеркивают мемориальный ансамбль, заслоняя 13-этажки на перекрестке 2-го Муринского с их огромными надписями «1941» и «1945».

– Подобное недопустимо не только с точки зрения морали, но и права, – объясняют активисты. – Площадь подпадает под юрисдикцию закона «Об увековечении памяти погибших» ; и власть обязана соизмерять свои действия с этим законом!

Местные жители, сопротивляясь застройке, вот уже год засыпают упомянутую власть обращениями во все инстанции. «Уберите инвестВоров с нашей земли!» – красовалась весной прошлого года вывешенная к приезду российского Президента растяжка между двумя корпусами дома 2/40 на углу 2-го Муринского и Тореза, на потеху прохожим и в поношение районного руководства. Снять согласились лишь в канун праздника Победы, после клятвенных заверений.

Тогда, под 60-летний юбилей, местное начальство готово было ради погашения недовольства и во избежание скандалов пообещать хоть звезды с неба на хрустальном подносе, не то что установку памятника и неприкосновенность мемориального статуса. Только вся эта собранная инициативной группой пачка посулов и гарантий, как оказалось, не стоила даже истраченной на них бумаги; данное при всем честном народе слово (против проекта тогда подписались более двух тысяч человек) подготовки к строительству так и не остановило.

Теперь, на приуроченном к Дню снятия блокады субботнем митинге, собравшихся пытались успокоить другие слуги народа.

– Есть распоряжение губернатора, изданное полторы недели назад: чтобы снять социальную напряженность, приостановить строительство и пересмотреть планирование площади Мужества в соответствии с историческим замыслом! – заявил депутат ЗакСа Сергей Анденко при поддержке представителя горадминистрации Александра Ржаненкова (еще за день до митинга активистов в этом пытался уверить вице-губернатор Александр Вахмистров).

Впрочем, накала страстей это уже не остудило.

– Все эти якобы распоряжения о якобы приостановке – лишь обходной маневр, чтобы усыпить общественное возмущение, – заявил во всеуслышание местный активист Андрей Друшляков. – Мы не нашли официальной бумаги среди исходящих документов городской администрации, не получили ее во время визита в Смольный! Повторяется прошлогодняя история: назревавший скандал тогда спустили на тормозах... А 25 октября 2005-го, после того как в ходе отпусков и дачных хлопот все подзабылось и затихло, – появилось на свет постановление о проектировании и строительстве. Верить можно только документам – не отпискам, а документам; и никакое распоряжение, которое то ли существует, то ли нет, губернаторского постановления не отменит. Для этого необходимо новое постановление – за ее же подписью, номер такой-то.

Ни постановления, ни распоряжения представители исполнительной и представительной власти собравшейся общественности не представили, ограничившись честным депутатским словом. Как заключил свое выступление Сергей Анденко – «время покажет, кто из нас врет, а кто говорит правду».

Андрей Суриков

Мы будем строить корабли  »
Юридические статьи »
Читайте также