От пресмыкания — к прямохождению Зачем нужны бизнесмены-протестанты?

Тема правовой и политической борьбы малого и среднего бизнеса за свои интересы с газетных полос и с экранов телевизоров закономерно перемещается на страницы книг. "Лениздат" подготовил к печати книгу "Предпринимательство. Советы практикующего юриста" (авторы — Григорий Соломинский, Даниил Коцюбинский, Мария Певзнер, Анна Суворова).

Одна из глав книги посвящена анализу опыта, который накопили петербургские предприниматели на протяжении 2004-2005 гг. в борьбе за свои интересы. Публикуем ее с небольшими сокращениями.

Бюрократы, бюрократы, а я маленький такой!..

Как известно, государства бывают разные. А точнее, демократические и бюрократические. В демократических странах на чиновников есть управа — парламент, местное самоуправление, законы, суд, гражданское общество, независимая пресса. В бюрократических системах такой управы нет. Разумеется, на более мелкого чиновника всегда может прикрикнуть более крупный, но чиновничью машину в целом поколебать не в силах никто. Кроме, конечно, ее собственных внутренних поломок и сбоев.

Такая схема выглядит немного упрощенной, поскольку в любой системе есть противоречия и "узкие места", есть место эволюции и эрозии. Есть, наконец, место энергии сопротивления, которая, в конечном счете, оказывается решающей силой на пути превращения бюрократического государства в демократическое. То есть такое, где чиновник перестает видеть в гражданах лишь раздражающую и назойливую "помеху", мешающую ему спокойно и сытно кормиться со своей должности.

Однако чтобы в один прекрасный момент вся государственная модель стала по-настоящему демократической и на место великой чиновной вертикали пришла великая парламентская горизонталь, необходимо уже сегодня начать борьбу против конкретных проявлений произвола. Разумеется, защищать свои интересы в неравной схватке с "государством чиновников" можно разными способами.

Можно, например, давать взятки. Как, собственно, и делают сегодня едва ли не все бизнесмены поголовно. Оставим в стороне моральный аспект. Заметим лишь, что коррупционная модель борьбы за свои права крайне уязвима с чисто прагматической точки зрения: интересы предпринимателя оказываются защищенными лишь до тех пор, пока не найдется кто-то, кто сумеет вручить чиновнику еще более толстый конверт с купюрами. И никакие ссылки на юридические, экономические, социальные и — о ужас! — моральные соображения в данном случае, увы, не сработают. Через не представляющего более коррупционного интереса бизнесмена перешагнут, как через кучу гнилых прошлогодних листьев, и двинутся дальше, к новой "зеленой" поросли. А горе-взяточник останется со своим разбитым корытом и жгучей обидой на весь белый свет. И поделом ему!

Есть и другой путь, само название которого настраивает на долгий и нелегкий лад: путь судебных тяжб. Судиться, конечно, надо. И с чиновниками в том числе. Дело это, хотя и муторное, но небезнадежное.

Во-первых, разные чиновники сидят на разных уровнях "вертикали", а судебные решения имеют счастливую возможность быть обжалованными в вышестоящих инстанциях. И если даже местный суд не рискнул вынести "огорчительное" для местной администрации решение и защитить предпринимателя от произвола, есть шанс, что суд следующей инстанции окажется более справедлив.

Во-вторых, запутанность нашего законодательства, как и любая бюрократическая палка, имеет два конца. С одной стороны, это позволяет недобросовестному судье изловчиться и, вывернув наизнанку какие-то туманно изложенные нормы, вынести несправедливое решение. Но, с другой стороны, это же обстоятельство может позволить бизнесмену, ищущему правды, оспорить в суде то или иное действие власти, совершенное, казалось бы, на формально законных (а по сути, ущемляющих базовые права) основаниях.

В-третьих, подав иск, бизнесмен имеет право потребовать от суда принятия т.н. обеспечительных мер, то есть наложения запрета на любые действия в отношении своего имущества и бизнеса до тех пор, пока не закончится судебное разбирательство. А это значит, что в любом случае предприятие будет продолжать работать и приносить прибыль, пока представители администрации не сумеют доказать в суде, что своими действиями предприниматель нарушил те или иные нормы действующего законодательства.

"Но если в партию сгрудятся малые…"

И все же бодаться с дубом хотя и почетно, но не всегда действенно. Зачастую чиновничий дуб все же оказывается прочнее предпринимательского лба. Именно поэтому даже в тех странах, которые по праву считают себя демократическими, наряду с независимой судебной ветвью власти, существует развитая сеть институтов гражданского общества, защищающих интересы отдельных групп граждан. В том числе предпринимателей.

У таких объединений много задач. Однако едва ли не главной из них является коллективное и солидарное воздействие на общество в целом и на власть.

Конкретные формы решения этой — последней из перечисленных — задачи могут быть самыми разными: встречи руководства предпринимательских объединений с депутатами или членами правительства; проведение брифингов и пресс-конференций; финансирование научных исследований; проведение рекламных кампаний; организация массовых мероприятий — маршей, митингов протеста, акций гражданского неповиновения etc.

На Западе независимые объединения предпринимателей существуют на всех уровнях и оказывают реальное воздействие на политический процесс. Разумеется, методы работы различных объединений также различаются. Крупные предприниматели, разумеется, больше тяготеют к "спокойным", кабинетным, методам работы с властью. Мелкий бизнес, когда действия политиков берут его "за живое", по понятным причинам, больше склонен к осуществлению акций прямого действия.

Всем известны, например, марши протеста французских фермеров, которые на своих тракторах приезжают в Париж и устраивают акции гражданского неповиновения. Работники варшавских такси несколько лет назад, когда хотели выразить свой протест против действий мэрии, окружили ее здание и "бибикали" до тех пор, пока бюрократы не "услышали" и не пошли навстречу требованиям протестующих. Таких примеров масса, и они постоянно множатся.

В России же, как мы знаем, независимых от власти предпринимательских объединений практически не существует. Вместо этого есть прикормленные чиновниками структуры, которые якобы отражают интересы тех или иных секторов экономики, а на деле позволяют конкретным лицам, получившим "доступ к телу" того или иного руководителя, под видом "борьбы за общее дело" решать, по большей части, свои собственные вопросы.

Сопротивляться произволу чиновников такие объединения не могут.

Во-первых, в финансировании их организационной работы непосредственно либо косвенно участвует, как правило, сама власть (особенно, когда дело касается малого и среднего бизнеса). Во-вторых, в условиях фактического отсутствия правовых гарантий против чиновничьего произвола бизнесмены, по большей части, банально трусят. Даже миллиардеры, объединившиеся в Российский союз промышленников и предпринимателей, не рискнули выразить протест против организованного властью "дела ЮКОСа", несмотря на то, что Михаил Ходорковский — один из членов РСПП, до сих пор регулярно уплачивающий взносы в эту организацию!

В-третьих, сам менталитет значительной части представителей российского бизнеса (независимо от того, идет ли речь о владельце нефтяной монополии или пивного ларька) — не вполне гражданский. Многие предприниматели не понимают, что такое "общее дело" и чем оно отличается от обычного коммерческого предприятия. Прежде всего, они ленивы и неактивны: им кажется, что "кто-то", а не они сами, должен решать их вопросы. Они морально не готовы оказывать поддержку друг другу перед лицом внешних угроз. Их пугает любая публичность, не санкционированная властью. Они чванливы и высокомерны: им кажется "диким" признать равенство своих прав с правами других членов сообщества. Они узкокорыстны и ждут немедленной "прибыли" от вложения в общественное начинание (которое не может быть прибыльным по определению). Они просто "физически" ненавидят сдавать взносы. И т.д.

Все это — а не только авторитарная модель власти — и делает неизбежной решающую роль чиновников в создании предпринимательских объединений. Фактически наши бизнесмены "самоорганизуются по приказу". Это было бы смешным, если бы не было столь грустным…

Тем не менее, процесс постепенного пробуждения бизнес-сообщества и его политической эмансипации неизбежен. Неизбежен потому, что любому обществу, как и любому человеку, свойственно взрослеть и становиться более самостоятельным. А значит, и более свободным и гордым. Правда, процесс взросления иногда затягивается и идет очень туго.

К сожалению, опыт Петербурга убеждает в том, что осознание необходимости создания независимых предпринимательских объединений возникает у бизнесменов лишь тогда, когда власть решает ликвидировать тот или иной сектор городской экономики. Причем объединяться спешат лишь те, кого намечено "зачистить". И, что самое огорчительное, даже те, кому уже пришлось объединиться и выступить в защиту своих законных интересов, попранных властью, очень редко действуют сообща и не спешат создать единую большую и влиятельную предпринимательскую структуру.

Так, например, когда городская власть в конце 2004 года решила начать наступление на малый бизнес и надумала ликвидировать остановочные павильоны и некоторые торговые зоны , возникла Ассоциация предпринимателей малого и среднего бизнеса СПб. Затем, когда чиновники решили "наехать" на маршрутные такси, о себе заявила Ассоциация независимых перевозчиков. Наконец, в ситуации тотальной "зачистки" станций метрополитена от объектов мелкорозничной торговли был создан Профсоюз работников сферы услуг для пассажиров городского транспорта.

Все эти организации изредка координируют свою деятельность, однако действуют в целом порознь. При этом даже тот небольшой опыт совместной борьбы, который имеется, убеждает: когда городская власть сталкивается с солидарным действием различных групп предпринимателей (как, например, после большого митинга, проведенного весной 2005 года у Смольного, и в преддверии такого же митинга, организованного зимой того же года), она оказывается вынужденной с этим считаться. И, как минимум, начинает маневрировать, откладывая на время реализацию мер, направленных на ущемление интересов бизнесменов.

Сегодня отечественные предприниматели — в первую очередь, малые и средние — находятся в самом начале пути к объединению и созданию собственных организаций, способных бороться за интересы бизнес-сообщества. Прежде всего за прозрачные, законодательно установленные и предсказуемые "правила игры", за то, чтобы не чиновники, а депутаты — после всестороннего обсуждения в парламентах и в прессе, после консультаций с организациями предпринимателей — устанавливали бы нормы и ограничения, регулирующие жизнь городской экономики.

Однако для этого предпринимателям надо решить главную задачу — сделать важный шаг на пути собственной эволюции и от стадии пресмыкания перед властью перейти к стадии гражданского прямохождения. Это гораздо сложнее, чем наладить собственный бизнес. Но и гораздо перспективнее, в том числе и для своего дела.

Даниил Коцюбинский

Юридические статьи »
Читайте также