Не видеть слепых и не слышать глухих...

Говорят, что о моральном здоровье общества нужно судить по отношению к старикам и инвалидам. В этом плане наше общество можно считать морально больным. Правительство в очередной раз подтвердило это, одобрив Закон о монетизации. "Тайный советник" уже писал подробно о проблемах, которые возникли и которые могут еще возникнуть в ходе реализации этого шедевра законотворчества. Но тема эта настолько необъятная, что к ней приходится вновь возвращаться.

Уравниловка

"Ничего не вижу, ничего не слышу" - именно так можно охарактеризовать позицию правительства по отношению к инвалидам по зрению и слуху. Попытки, которые предпринимаются на региональном уровне, хоть как-то улучшить ситуацию выглядят довольно-таки жалко. Незрячие и не слышащие люди всегда имели немного больше льгот, чем остальные инвалиды. Это и понятно: люди, которые воспринимают окружающий их мир лишь наполовину, нуждаются в большей поддержке. Даже в тяжелые перестроечные годы инвалиды по зрению, например, получали вдвое больше продовольственных талонов. Учитывалось то, что даже при готовке еды у них потеря продуктов намного больше. Но Закон о монетизации поставил этих людей в один ряд с обычными пенсионерами. Единственное, чего удалось добиться, - решена проблема с проездом в общественном транспорте.

- Инвалиды по зрению ездят бесплатно, - говорит председатель Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества слепых (ВОС) Алексей Колосов. - Это очень серьезное, значимое решение и отчасти социально справедливое. И ничего, кроме благодарности, мы не испытываем.

От проездных в метро на основе магнитных карт удалось отказаться: незрячему человеку было бы трудно найти щель, куда ее вставлять, но БСК избежать не удалось. Однако найти считывающее устройство на турникете тоже проблематично, к тому же далеко не все они оснащены звуковыми сигналами, которые извещают о том, что можно пройти. Да и конструкция самих турникетов вызывает немало проблем. Здоровые-то люди проходят через них чертыхаясь, что говорить об инвалидах по зрению. Что касается не слышащих, то они, как и все остальные категории льготников, пользуются проездными билетами за 230 рублей.

Но это лишь маленькая толика большой проблемы. В соответствии со 122-м законом был изменен и Закон "О социальной защите инвалидов" - из него изъят пункт, который предусматривает существование региональных программ по обеспечению инвалидов техническими средствами. Теперь это должен делать федеральный центр. Но разработанный Минздравом и принятый правительством России "Федеральный перечень реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду" можно назвать анекдотом. Для незрячих людей в этот перечень вошли средства, которые были изобретены еще в XIX веке и раньше: прибор для письма по системе Брайля, трость и книги по Брайлю. Для не слышащих - слуховой аппарат и декодеры для телевизоров. И это - все.

- О декодерах говорить просто смешно, - говорит председатель Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества глухих (ВОГ) Ольга Новоселова. - Они нужны были лет сорок - пятьдесят назад, когда не было телевизоров с телетекстом. В нашей стране декодеры давно не выпускают, а если обратиться с таким заказом за рубеж, то нас просто высмеют. Слуховые аппараты - это хорошо, они нужны. Но надо понимать, что они нужны не всем глухим людям. Треть инвалидов по слуху - тотально глухие. И им хоть десять этих аппаратов нацепи, они слышать ничего не будут.

Чем руководствовался Минздрав, составляя этот перечень, абсолютно не понятно. Существует множество технических средств реабилитации, которые имеют приоритетное значение. Для слепых это брайлевские часы или часы с синтезатором речи, специальные магнитофоны для прослушивания книг, компьютеры, оснащенные брайлевской строкой или программой синтезатора речи. Для глухих специальные вибробудильники, факсы и мобильные телефоны, которые обеспечивают обратную связь. Возможно, в Минздраве считают все это непозволительной роскошью. Спрашивается: что же разработанный министерством перечень гарантирует? Ответ - не гарантирует ничего.

Брайлевские часы стоят сегодня больше шестисот рублей, а это далеко не всем по карману. К тому же они очень быстро приходят в негодность, и менять их приходится примерно каждые два года. Бывали случаи, когда из-за отсутствия специальных будильников не слышащий человек опаздывал на работу и ему грозило увольнение. Ольге Новоселовой, председателю ВОГ, приходилось ездить на предприятие и доказывать, что человек не виноват в этом.

Забыли большие чиновники и об услугах. Например, не учли услугу по сурдопереводу. Без этого не слышащему человеку никак не обойтись. За год Общество глухих обеспечивает около 26 тысяч заявок по сурдопереводу. Это говорит только об одном: эта услуга необходима. Кстати, сурдопереводчики у нас на вес золота, по всей стране их лишь 420 человек, а в Петербурге их можно пересчитать по пальцам.

Бухгалтерский подход

- Закон о монетизации проявляется даже в мелочах, - говорит Алексей Колосов, председатель ВОС. - Медики доказали, что 80 процентов информации человек получает с помощью зрения. С нас, имеющих лишь 20 процентов возможности получения информации, сняли еще и льготу за радиоточку. За самый доступный и самый массовый способ получения информации теперь надо платить полностью. Небольшие, казалось бы, деньги, всего 18 рублей, но дело не в этом, дело - в самой идеологии. То же самое с телефоном. А это тоже один из важных способов общения незрячих. Наших людей заведомо ставят в неравное положение со зрячими. Хотя в законе о социальной защите сказано, что главная задача - обеспечить равные условия.

Еще одна немаловажная проблема - право на сопровождающего. Сейчас это право имеет только тот человек, который не может работать.

- Это кроме как идиотизмом трудно назвать, - негодует Алексей Колосов, председатель ВОС.

- Тому, кто не может работать, сопровождающий как раз не всегда нужен. Атому, кто пытается вести активный образ жизни, тому, кто пытается доказать, что сам может заработать, сопровождающий просто необходим. Но правительство решило, что такие люди могут обойтись без помощи. То есть абсолютно слепой, но работающий человек должен в гордом одиночестве передвигаться не только по городу, но и за его пределами. Каким образом это можно сделать, я не знаю. Может быть, господин Зурабов объяснит нам - будем только благодарны.

- Это хорошо, что благодаря социальному пакету появилась возможность отправлять инвалидов по слуху в санатории, - говорит Ольга Новоселова. - Но если их отправлять по одному, то пользы от этого отдыха не будет никакой. А пожилые люди сами откажутся: они не смогут там самостоятельно обслужить себя, они растеряются. Глухой человек - это как натянутая струна. Всегда в напряжении. А в незнакомом месте это напряжение увеличивается. Это тоже надо учитывать.

Почему-то государство решило, что лучше знает, что нужно, а что не нужно инвалидам. И похоже, что в правительстве нет специалистов, нет квалификации, нет опыта работы с определенной категорией инвалидов. В итоге получилось, что понятие "инвалид" объединили в "инвалида вообще": инвалид-опорник, инвалид по зрению, инвалид по слуху - все равны. Это в корне неправильно, потому что у каждого свои ограничения и всех стричь под одну гребенку крайне глупо.

- У нас получился такой среднестатистический, качественный, белый и пушистый, очень хороший инвалидик, который сидит дома и ничего ему не надо, - говорит Алексей Колосов. - Когда такие решения принимаются в спешке, ничего хорошего из этого получиться не может. Правительство цинично смотрит: инвалид - это, к примеру, тысяча рублей. Это не человек с конкретными ограничениями - это тысяча рублей. Чисто бухгалтерский подход коммерсанта Зурабова, коммерсанта Кудрина, коммерсанта Грефа, которые именно так и считают. А то, что для одного на эти деньги нужно пять мероприятий, а для другого - три других, и они абсолютно разные и их еще надо обеспечить, не учитывается.

Начиная с августа прошлого года от Общества слепых были направлены письма президенту, в Совет Федерации и Государственную думу, в которых говорилось о том, что Закон о монетизации льгот резко ухудшает положение инвалидов. Но все эти обращения остались без ответа. Складывается впечатление, что правительство хочет снизить количество инвалидов.

Возникшие проблемы надеются решить на региональном уровне, в частности с техническими средствами реабилитации. Однако ни в Обществе слепых, ни в Обществе глухих особо не обольщаются - финансирование у нас оставляет желать лучшего.

Отношение обычных горожан к незрячим и глухим тоже не всегда радужное. Участились случаи обмана глухих в агентствах недвижимости. Нередко в магазинах слепым подсовывают некачественный товар или недодают сдачу. Каждый день для этих людей - это борьба за выживание. Но, как ни странно, они не ропщут, не выходят на митинги. Просто стараются выжить.

Лиана Растегина

Юридические статьи »
Читайте также