Страховой полис на полке финансового супермаркета

По оценкам экспертов, страхование в России находится в зачаточном состоянии. На мировом рынке страховых услуг наша доля составляет всего 0,2%, хотя в России и проживают 2,6% населения Земли

Для объяснения этого факта первым делом напрашивается ссылка на специфическую ментальность россиян. Ведь, приобретая страховой полис, человек платит не за товар, который можно потрогать, и даже не за услугу - он платит за возмещение, которое выплатит страховщик, если произойдет некая неприятность. То есть единственное, что дает человеку полис страхования, - это возможность чувствовать себя защищенным, причем не от самой неприятности, а от ее материальных последствий.

А какой же русский любит платить за то, что может и не случиться? Таким образом, получается, что средний гражданин Германии является обладателем 15 страховых полисов, а средний россиянин - полутора (ОМС плюс свои среднестатистические доли от всех остальных проданных в стране полисов).

Но все-таки это объяснение выглядит чересчур упрощенным. Гораздо более убедительно звучит другое, которое предлагает президент Союза страховщиков Петербурга и Северо-Запада Андрей Сумбаров: «В первую очередь страховой рынок нуждается в повышении доходов наших граждан».

И это гораздо более серьезно, чем ментальность, отсутствие традиций...

По общему мнению многих страховщиков, пока в России существует только один вид массового страхования - ОСАГО, да и оно стало массовым лишь потому, что законодатели просто-напросто обязали автолюбителей покупать эту страховку .

Чего же тогда ждать от добровольцев?

Согласно данным маркетинговых исследований Российского союза страховщиков, в России добровольно страхуют сначала имущество: первым делом - машину, потом - дачу (или другое жилье, где человек живет наездами), в последнюю очередь - квартиру. Даже люди, озабоченные своим физическим состоянием, страхуют здоровье и жизнь в самую последнюю очередь.

Причем сперва они покупают страховку для родных и близких, да и то чаще всего не полис долгосрочного накопительного страхования, а страховку от несчастного случая. Задумываться же о пользе страхования наш человек начинает обычно после того, как неприятность случилась.

Уговорить нельзя заставить

Напрашивается вывод: пока самый простой способ развития в России массовых видов страхования - принудительный. Такой путь для развития российского страхования считают единственно верным и многие отечественные страховщики, потому и лоббируют законопроекты, предлагающие сделать обязательным, например, страхование жилья или принудить всех страховаться от угрозы терроризма.

Впрочем, количество потенциально-обязательных видов страхования может быть еще большим. Вот как, например, говорит об этом Андрей Сумбаров: «После роста доходов граждан рынок нуждается в целом ряде обязательных видов страхования. Например, в страховании владельцев имущества от нанесенных этим имуществом ущербов. Речь идет, прежде всего, о владельцах квартир в многоквартирных домах. Если государство по Конституции гарантирует гражданам жилье, может быть, имеет смысл ввести страхование жилья за счет государственных средств - хотя бы частичное. Ведь бывают случаи, когда жилые дома горят и рушатся не по вине их жителей, а либо по причине ветхости, либо, как в 1999 году в Москве, в результате терактов (ведь в том случае город попросту не обеспечил охрану жилища). Кстати, в Москве эта задача решена грамотно и успешно: сначала город компенсировал 90% затрат на страхование, потом доля, самостоятельно выплачиваемая жителями, постоянно увеличивалась. А вообще дотации правительства Москвы сохраняются до сих пор.

Еще: в связи с реформой ЖКХ у нас собираются привлекать к обслуживанию домов специализированные эксплуатационные организации. Им бы тоже нужно страховать свою ответственность, и такое требование следует ввести. Это логично: должны же они отвечать перед жильцами, которые по вине управляющих недвижимостью, например, сидели зимой без тепла. Все это решается просто, только надо понимать одно: расходы на обязательное страхование так или иначе падают на конечного потребителя услуг - простого гражданина.

Кроме того, как и во всем мире, у нас нужно вводить обязательное страхование ответственности врачей».

Все вышеизложенное звучит вполне логично и убедительно. Вот только наши страховщики умалчивают о том, что во всех странах после принятия законов об обязательном страховании тарифы на этот вид страхования падают, а в России почему-то растут. Именно так случилось с ОСАГО. Пока страхование было добровольным, полис с лимитом ответственности в $10 тыс. стоил в среднем $100-120 в год. Теперь же в обеих российских столицах за полис ОСАГО с лимитом ответственности в $13 тыс. приходится платить от $120 (для владельца «Жигулей») до почти $300 (столько платит, например, владелец машины с объемом двигателя 3 л).

Первым об этом сказал еще 2 года тому назад замминистра экономического развития и торговли Аркадий Дворкович: «Мы считаем, что закон необходимо пересмотреть. Не может быть обязательное страхование, которое распространяется на всех автовладельцев, дороже, чем добровольное страхование, которое распространяется только на часть автовладельцев. Если рынок расширяется, то, как правило, стоимость страхования должна падать, а не увеличиваться».

Почему же так выросли ставки? Объяснение одно: закон, проходя многочисленные этапы согласования и принятия, оброс всевозможными дополнительными коэффициентами, которые увеличили конечную стоимость страховки, и для многих автолюбителей она приблизилась к сумме месячного дохода. Потому есть основание предполагать, что, если наши депутаты примут закон об обязательности еще какого-нибудь вида страхования, оно станет для жителей России еще менее доступным, чем сейчас.

Алексей Крылов

Юридическая консультация  »
Юридические статьи »
Читайте также