Подарки или инвестиции? Не все уверены, что вложения в малый бизнес окупятся

98,5 миллиона рублей в нынешнем году выделяет городской бюджет на реализацию закона о поддержке малого бизнеса. Деньги более чем приличные, но городское правительство и законодатели считают, что дело того стоит. Малый бизнес доказал, что он в самом деле самый динамичный сектор экономики. В 1998 году он дал 12% всех налоговых поступлений, в 2000 году — 23%, а в прошлом — уже 30. И все же многие в городе, в первую очередь сами предприниматели, считают, что принятый закон сырой, а бюджетные деньги планируется потратить совсем ыне на то, что этому бизнесу требуется. В связи с этим обозреватель газеты Владимир НОВИКОВ попросил ответить на наиболее часто задаваемые вопросы вице-губернатора Петербурга — председателя комитета экономического развития, промышленной политики и торговли Сергея ВЕТЛУГИНА.

— Сергей Юрьевич, в законе о малом бизнесе и его нуждах написано так, словно это какой-то самостоятельный сектор экономики, как судостроение или энергетика. Но ведь это разношерстная публика. Один продает шаверму и пиво, другой делает сложнейшие рентгеновские спектрометры, третий организовал бригаду и ремонтирует квартиры, четвертый на бирже играет. У каждого из них своя головная боль. Как можно им всем разом помочь?

— Специфика у всех разная, но вот трудности что у продавца шавермы, что у научно-производственного малого предприятия общие. Это хроническая нехватка оборотных средств, дефицит помещений, незащищенность от нашего чиновничьего произвола и вообще всех форм административного давления. Я могу еще долго перечислять, но если свести все воедино, выяснится, что главная проблема малого бизнеса — дефицит информации. Не может малый предприниматель, не имеющий штата квалифицированных сотрудников, узнать, где в городе свободные помещения, где и на каких условиях получить ссуду, взять в лизинг оборудование, куда нужно жаловаться на ретивого контролера.

— Информационное обеспечение — дело важное, но в законе разделы программы, в которой все это описано, вызывают определенное недоумение. К примеру: «Создание информационной базы поддержки малого предпринимательства», на которую выделяется один миллион рублей, — что это значит? Под это определение можно подвести все что угодно — от переписывания взятого в системе «Кодекс» перечня нормативных актов, до воспроизведения какой-нибудь книжки «1000 советов как стать миллионером».

Или другой пункт: «Подготовка радио- и телепередач по освещению положительного опыта работы в области малого предпринимательства» (2 миллиона рублей). Выходит, что предприниматели только телевизор смотрят и радио слушают, а газет и журналов в руки не берут? Или же то, что печатные СМИ делают для своих читателей бесплатно, телевидению и радио должно оплачиваться отдельно?

— Как чиновник, я не могу критиковать принятый закон, я обязан его исполнять. Да, формулировки в программе иногда слишком общие. Но обратите внимание на принципиальный момент — все без исключения заказы на работы по исполнению данного закона будут распределяться на конкурсной основе. Оценку предложениям претендентов будет давать конкурсная комиссия, в которой заседают достаточно опытные люди. Не думаю, что они согласятся отдать миллион рублей за распространение по базе данных даже самой полезной книжки.

— Но ведь прецеденты были. Как выяснило КРУ Минфина и прокуратура, часть денег на информационную поддержку, выделенных по предыдущей программе, была, как считают проверяющие, присвоена одним известным общественным деятелем предпринимательского движения.

— Закон не виноват в том, что выделенные «под него» деньги могут быть кем-то присвоены или потрачены нецелевым образом. И даже комиссия не может дать такой гарантии — если у участника конкурса все документы в порядке и он представил хороший план. Это как раз в компетенции ревизионных и правоохранительных органов. Если каждый такой случай будет жестко пресекаться, желающих «вольничать» с бюджетными средствами не останется.

При всем этом информационное обеспечение малого бизнеса остается, на мой взгляд, приоритетной задачей. Помимо создания общей базы данных, издания различных материалов для предпринимателей в каждом районе города будут созданы центры делового развития малого предпринимательства, где уже не по электронной почте, а вживую представителям малого бизнеса будут оказывать реальную помощь.

— По этому поводу предприниматели, прочитавшие закон, звонят и говорят: за деньги налогоплательщиков создается еще одна бюрократическая структура. Будут в этих центрах сидеть, уткнувшись в компьютеры, какие-нибудь девушки, занятые своими делами консультанты и юристы, которых в городе и без того пруд пруди. А реальной помощи от них не дождешься.

— А эти предприниматели выдвигают какие-то свои предложения или только критикуют?

— Выдвигают. К примеру, оплачивать за счет бюджета участие успешных малых предприятий в выставках.

— Это уже есть в программе.

— Выделять на льготных условиях кредиты.

— И это тоже есть. В фонды поддержки малого бизнеса переводится 14 миллионов рублей, к тому же они должны привлечь и небюджетные средства.

Мы ведь тоже при работе над законопроектом общались с представителями малого бизнеса и приняли массу их предложений. К примеру, этому сектору решено выделить квоту в 15 процентов в городском заказе. Малый бизнес гарантированно получит заказы на несколько миллиардов рублей. Кроме того, город будет напрямую финансировать социально значимые проекты малых предприятий — даже если эти работы не предусмотрены горзаказом, также будут финансироваться на конкурсной основе проекты, связанные с подготовкой к 300-летию Петербурга.

При работе над нынешним законом мы учли и все недостатки предыдущего закона о поддержке малого бизнеса. К примеру, по старому закону город выдавал под лучшие проекты малых предприятий деньги на безвозмездной основе. Но это вызвало возмущение у всех, кто не получил грантов, ведь, по сути, это была лотерея — из примерно одинаковых по уровню проектов финансирование мог получить лишь один из ста. Теперь фонды поддержки будут кредитовать малый бизнес на возвратной основе.

Что касается центров делового развития, которые, по мнению некоторых ваших читателей, могут превратиться в бюрократические структуры, то я тоже не исключаю такого варианта. Но ведь качество их работы будет зависеть не только от нашего комитета или ЗакСа, но и от самих предпринимателей. Заставьте их работать, отрабатывать бюджетные деньги. Предприниматель — деловой человек и знает свои права. Могу заверить, что, если мы получим обоснованные жалобы на тот или иной центр, мы досрочно расторгнем с ним договор и поручим работу тем, кто справляется.

— Сергей Юрьевич, часть наших читателей считают, что 98 миллионов — а это большие деньги — лучше было бы направить на прямую поддержку малых предприятий, работающих в наиболее значимых для города и страны секторах. Ларечник и сам встанет на ноги, а нет — на его место десяток желающих найдется, кто-нибудь да раскрутится. А вот фирм, работающих в сфере высоких технологий, может, и сотни не наберется. Их прямая поддержка через несколько лет дала бы такую же прямую отдачу в самой значимой для страны сфере.

— Мне близка и понятна эта точка зрения. Но, считаю, нынешний закон решает еще более важную задачу. Он не отдельным фирмам помогает, а создает условия для развития всех фирм, в том числе и высокотехнологичных. Позволю себе аналогию. Если вы хотите на скудной пересохшей клумбе вырастить цветы, вам придется возиться с каждым отдельно взятым саженцем, да и то неизвестно, выживет ли он. А если вы удобрите землю и польете клумбу — все цветы на ней сами будут расти.

98 миллионов — не подарок малому бизнесу. Это инвестиции, которые с каждым годом будут давать все большую отдачу. Нынешний закон в каких-то частях может быть несовершенным, может, несколько миллионов из этой суммы «не сработают». Но если сидеть и ждать, когда появится идеальный закон, «упущенная выгода» города будет оцениваться в десятки миллиардов рублей, поскольку, повторю, малый бизнес уже сейчас дает 30 процентов всех поступлений в бюджет, и, если удастся повысить его долю хотя бы до 40 процентов, нынешние вложения окупятся сторицей.

— Мы не успеем обсудить все вопросы, с которыми к нам обращаются читатели, но, надеюсь, многих вы убедили, что новый закон необходим.

— Я не стремлюсь убедить всех. Пусть останутся и критики, и оппоненты. Гарантия эффективности любого закона — гласность. Если и те, кто доволен новым законом, и те, кто считает его сырым, будут следить за эффективностью использования бюджетных денег, в выигрыше будут все.

Владимир Новиков

Подарки или инвестиции? Не все уверены, что вложения в малый бизнес окупятся  »
Юридические статьи »
Читайте также