Фасады блистательного Петербурга

По общему признанию специалистов, после Берлина Санкт-Петербург является самым динамично развивающимся мегаполисом современной Европы. Как при таком грандиозном строительстве избежать конфликта старого и нового? Отчасти эту проблему должна решить программа "Фасады Петербурга" , утвержденная на днях губернатором Валентиной Матвиенко. О целях и задачах этой программы рассказывает нашей газете председатель комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Вера Дементьева.

- Вера Анатольевна, ваш комитет работает по программе "Фасады Петербурга" уже второй год. Что удалось сделать, что намечено на перспективу?

- Сразу уточню: программа рассчитана на три года. В прошлом году предусматривалась реставрация 144 зданий. Сделано больше, ибо к реставрации фасадов подключились собственники и пользователи 20 зданий. Четыре объекта из основной программы, в том числе Ново-Михайловский дворец, мы не успели закончить - объем работ оказался большим, чем предполагалось. В этом году мы планируем реставрацию 173 объектов.

Слово "объект", конечно, звучит казенно. Но оно наиболее точно обрисовывает ситуацию. Дома могут быть небольшими, а могут представлять целые комплексы. Если вы посмотрите на план, то увидите, насколько грандиозна задача реставрации фасадов набережных Мойки, Фонтанки, Вознесенского и Московского проспектов. Все, кто знает город, представляют себе, какие здания стоят по этим адресам. Уже сейчас могу сказать, что, например, дом на углу Садовой улицы и Вознесенского проспекта, а также несколько зданий на Каменноостровском за один сезон не сделать, поскольку слишком серьезный труд предстоит реставраторам.

- Думаю, многие петербуржцы не совсем точно понимают, что вы делаете, и воспримут ваши слова с некоторым недоумением. Ведь у всех на памяти подготовка к 300-летию, когда фасады "парадных" магистралей покрасили довольно быстро...

- Вот-вот, авральные работы во многом сейчас и дискредитируют нашу программу. Мне кажется, что уже все поняли, что реставрация фасадов - это не очередная кампания к дате, так называемая "датская" реставрация. Посмотрите, во что превратились некоторые дома через три года после так называемых "датских" ремонтов. Реставрация не может быть спешным делом, а несоблюдение подчас элементарных технологий только вредит памятникам. Осыпание штукатурки, трещины - через три года этого быть не должно. Уже не говоря о том, что в обстановке аврала не велись работы по восстановлению ценных деталей декора. Срезали даже балконы, если они находились в аварийном состоянии, а времени и средств восстанавливать их уже не было.

Сегодня я не случайно прибегаю к термину "реставрация". Вообще мы занимаемся уникальными работами. Реставрация - это как хирургия, и в мировой практике к ней прибегают крайне редко. Чаще всего в Европе здания "консервируют", т. е. применяют щадящие методы поддержания и дальше просто за ними ухаживают. Ну подумаешь, размышляют на .Западе, фасад выцвел и не выглядит презентабельно! Зато какой у него возраст! Именно в этом шарм старины. Там не стараются реставрацию довести до блеска, с тем чтобы потом люди путали памятник с новоделом.

Старость красива, но только в том случае, если она здорова и опрятна. Мы также придерживаемся европейских методов реставрации. Но ситуация у нас другая. Наши памятники слишком долго находились в бесхозном состоянии. И не от хорошей жизни мы ведем тотальную комплексную реставрацию зданий. Если сейчас не заниматься именно реставрацией, мы, в конце концов, рискуем вскоре потерять значительную часть зданий исторического центра. Частые тотальные реставрации уменьшают подлинность объекта. Но наша задача не создавать новодел, а вернуть оригинальный облик памятникам архитектуры.

Там, где сохранилась "настоящая" штукатурка, со зданиями никаких проблем нет. Она прекрасно оберегает дом от климатических воздействий и противостоит разрушению. Однако там, где остались цементные наслоения советских времен, просто беда. Эти наслоения плохо держатся и пропускают влагу, отчего кладка стен постепенно превращается в труху. Наша задача состоит в том, чтобы очистить дома от многолетних наслоений цемента и краски, "докопаться" до исторической штукатурки, а там, где ее нет, восстановить по старинным технологиям.

Кроме того, мы обязаны защитить отреставрированный дом от проникновения влаги. Поэтому мы восстанавливаем свесы карнизов, водостоки. По завершении реставрации "жилищники" должны обслуживать здание и ухаживать за ним. Мы уверенно говорим, что при правильном соблюдении всех циклов и последующем уходе отреставрированные фасады простоят 25 - 30 лет.

- Получается, вы выдаете своеобразную гарантию? Но где уверенность, что вас не подведут жилищники? Сегодня к ним, мягко говоря, немало претензий...

- Одновременно с началом программы "Фасады Петербурга" мы подготовили проект закона, в котором оговариваются условия содержания исторической недвижимости. Тут надо иметь в виду, что программа касается реставрации преимущественно памятников архитектуры.

В проекте закона оговорено, что владельцы зданий - будь то государственная организация или товарищество жильцов - обязаны содержать свою недвижимость в полном порядке, причем не просто не царапать гвоздиком стены, а не допускать того, чтобы это делали другие. Определена периодичность профилактических и ремонтных работ. Это большой круг ответственности, предусматривающий и сухие подвалы, и надежную крышу. Между прочим, обязательна будет даже промывка фасадов специальными неагрессивными растворами, чтобы они и спустя годы имели свежий вид.

Растворы апробированы; существуют отечественные- - хорошие и недорогие.

На мой взгляд, после принятия в Законодательном собрании этот закон станет хорошим инструментом. Он предусматривает не только штрафы, но и иные меры гражданской и административной ответственности.

- Вера Анатольевна, а не кажется ли вам, что подчас впечатление от кропотливой работы реставраторов сводится к нулю из-за сущего пустяка? Смотришь, великолепный дом, с массой интересных архитектурных находок. Но... одно окно сохранилось со времен строительства, другое - белое из металлопластика, третье и вовсе черт знает из чего...

- Согласна. Многолетнее безразличие к этой сфере привело к настоящей эстетической катастрофе. Питерские окна "бьют по глазам"... Мы говорим: Петербург - самый европейский город России. Но ни в одном городе Европы вы не увидите такого!

Когда мы начинали программу, мы пытались с этим бороться. Разработали методику, даже красили пластик... Но это не решает проблему. Опять же вернусь к проекту упомянутого закона: в случае планируемой замены оконных рам владельцам квартир надо будет согласовывать тип расстекловки, цвет рам, с тем чтобы было соответствие историческому фасадному решению. Увы, но на это придется идти. Хочешь жить в историческом здании, будь любезен, сделай так, чтобы твое жилье соответствовало эстетическим и художественным нормам. Кстати, мы будем требовать привести в соответствие и входные двери. Понятно, что во многих местах они не сохранились. Но, убеждена, корректную замену и в едином стиле можно будет сделать.

Хочу всех заверить, что в вопросах содержания зданий-памятников мы либеральничать не будем. Город проявил политическую волю, пошел на немалые расходы, чтобы осуществить реставрацию. При этом жильцы не несут никаких расходов по реставрации фасада. Улучшается городская среда, центр становится более привлекательным для инвесторов, туристов, да и сами жители выигрывают - улучшаются условия их жизни, растет в цене их недвижимость. Следовательно, мы вправе требовать адекватное отношение к памятникам и со стороны горожан.

- Надо признать, что за год многие центральные улицы преобразились. И все же, когда с некоторых зданий сняли леса, мы удивились. Привыкли видеть дворец Белосельских-Белозерских ядовито красным. Сегодня он розовый. Розовым стал и Строгановский дворец, хотя всегда на нашей памяти был зеленоватым. Зеленоватый дворец Петра III на Университетской набережной стал серым. Это фантазии реставраторов или все-таки, как принято говорить, здания приняли свой первозданный облик?

- Я бы сказала более обтекаемо: приняли оттенки, приближенные к историческим. Но в целом, да, именно так. Я уже говорила, что первый шаг реставрации - снять все многолетние наслоения. А краски XVIII и XIX веков были необычайно стойкими, мало выцветали, о тоне и оттенках можно судить с более или менее высокой степенью достоверности. К тому же мы проводим исследования с использованием архивных документов.

Почему в советское время многие здания приобрели такую кричащую окраску, обсуждать не возьмусь, но мне кажется, будет справедливо вернуть дворцам и домам исторический облик, в том числе и в окраске. Хотя, признаю, вопрос непростой. Здания часто радикально перекрашивались - тот же Зимний дворец, Михайловский замок, Строгановский дворец...

Вы знаете, мы в ходе этой работы совершаем немало открытий. Я уже говорила, что по ряду адресов мы не успели завершить работу в прошлом году. Почему? Неожиданно под карнизом одного здания на Невском проспекте обнаружили майоликовый с золочением фриз с включением камня - змеевика. Фантастика! На иконографических материалах этот элемент отсутствовал, а на старых фотографиях декор закрывала тень от карниза. Часто ценнейшие элементы декора скрывает штукатурка и многочисленные покраски. И все это требует реставрации, а значит, и дополнительного времени.

Увидите, впереди еще немало сюрпризов и открытий. Давайте подождем еще немного. Уверена, через три года Петербург будет выглядеть совсем иначе. Так, как он и достоин выглядеть. Другого такого прекрасного города нет нигде в мире.

Выплаты учителям  »
Юридические статьи »
Читайте также