Генплан развития Петербурга нужно обсуждать публично

В 2005 году власти, деловые круги и общественные объединения Петербурга должны решить, как будет развиваться город в ближайшие два десятилетия. Глобальный ответ на этот вопрос должен дать Генеральный план Санкт-Петербурга. Этот документ, по замыслу его разработчиков, станет своеобразной «конституцией» города, охватывающей абсолютно все аспекты его существования — от повышения доходов среднестатистического петербуржца до 15 — 17 тысяч рублей в месяц до выноса промышленных предприятий за городскую черту и строительства новых плавательных бассейнов.

Работа над новым Генеральным планом города вступила в финальную фазу. Независимые петербургские эксперты опасаются, что без широкого обсуждения этот документ может стать очередным «мертвым» постановлением, далеким от объективных нужд города и горожан. На днях одно из таких обсуждений состоялось в фонде «Центр стратегических разработок «Северо-Запад». О результатах рассказал в беседе с нашим корреспондентом Алексеем Фаттаховым научный руководитель фонда Юрий Перелыгин.

— Юрий Александрович, почему вы считаете необходимым общественное обсуждение концепции генплана Петербурга? Рассчитать стратегию развития города на 20 лет вперед под силу лишь специалистам. Наверное, было бы логичнее оставить проблемы генплана на совести его разработчиков?

— Начнем с того, что Генеральный план Петербурга — это не перечень объектов будущего строительства и даже не стратегия застройки конкретных территорий. Речь идет о создании пространственной среды, в которой могли бы комфортно проживать как нынешние, так и будущие жители города. Термин «развитие территории» предусматривает не только возведение жилых домов и коммерческой недвижимости. В него входят и создание новых рабочих мест, и оптимальное использование существующего промышленного потенциала, и экологическая безопасность граждан, и многое другое. Привлечение бизнеса и общественности к обсуждению таких планов — мировая практика. В свое время мне довелось участвовать в разработке генеральной схемы развития транспорта американского города Сиэтл. Документ обсуждался в каждом районе города, в каждой местной школе висела подробная информация о планах администрации.

Другое дело, готово ли общество обсуждать такого рода проекты. О необходимости создания нового Генерального плана Санкт-Петербурга начали говорить без малого десять лет назад. Тогда заинтересованность в нем проявляли только власти — девелоперы (частные компании, специализирующиеся на развитии территорий — жилых и коммерческих комплексов, кварталов, районов и т. д.) и инвесторы не имели ни денег, ни желания участвовать в развитии города. На тот момент им было достаточно заниматься операциями с жилой недвижимостью — пределом их мечтаний было расселение большой «коммуналки» с ее последующей продажей. Сегодня все с точностью до наоборот: власть большой активности не проявляет, в то время как представители деловых кругов уже готовы сопоставлять свой бизнес с долгосрочными перспективами развития Петербурга, «встраивать» свои идеи в общие тенденции. Судите сами: на нашу нынешнюю дискуссию мы приглашали всех — и чиновников, и депутатов, и бизнесменов. Представители почти всех крупнейших девелоперских компаний откликнулись на наше приглашение. Чего нельзя сказать о депутатах городского парламента и представителях профильных комитетов администрации...

— И все-таки, возвращаясь к необходимости публичной дискуссии...

— Она публична прежде всего в том смысле, что в обсуждении генплана так или иначе должны участвовать представители различных отраслей. Простой пример: по данным наших исследований, через 10 — 15 лет население в окрестностях Петербурга может увеличиться на 1,5 млн человек — причем в значительной степени за счет мигрантов из других регионов. Куда город будет их расселять и какую работу он сможет им предоставить? Подчеркиваю: не городские власти, а город как субъект государства? Конечно, можно закрыть границы региона — правовыми ли методами, экономическими — безразлично, но что это даст? Несколько лет назад в Петербурге было три китайских ресторана. Сейчас их более двухсот. Препятствовать миграции — значит идти против законов развития общества и элементарного здравого смысла. Но для успешного развития города подобные процессы нужно просчитывать. Чтобы использовать их на пользу тому же городу и его жителям.

— А мы не просчитываем?

— Для того чтобы просчитывать, нужно обладать информацией и уметь ей пользоваться. Десять лет назад для подсчета ставок земельного налога комитет по земельным ресурсам пользовался одними цифрами, КУГИ — другими, а фактические замеры показывали третьи цифры. Сегодня ситуация улучшилась, но все равно принятию генерального плана города должна предшествовать тотальная инвентаризация всего, что находится на его территории и обеспечивает его жизнедеятельность.

— А какой юридический статус должен обрести новый генплан?

— Я не уверен, что он должен получить статус городского закона. Закон — это ведь догма, обязательная для исполнения, и любое его изменение сопровождается длительной официальной процедурой. На мой взгляд, Генеральный план города должен быть гибким документом, на основе которого создаются отдельные законы, издаются распоряжения, инструкции и т. д. Говоря образно, ген-план проектирует общественное пространство, а вот законы создания его отдельных измерений должны подлежать жесткой регламентации.

Алексей Фаттахов

Международный альянс интеллектуальной собственности выступил в поддержку Минпечати РФ в его действиях по защите авторских прав  »
Юридические статьи »
Читайте также