Радиомост У нас для вас две новости...

Совместный проект "Радио России" и газеты "Вечерний Петербург"

Легко ли делать новости? Особенно новости телевизионные. Особенно в нынешний период истории страны и города. Особенно если канал - государственный, что не мешает, впрочем, новостной программе этого канала не первый год оставаться лидером рейтинга в Петербурге. Гостями ведущей "Радиоклуба на Итальянской" Наталии Савощик стали телевизионщики: люди, которых мы не видим, но которые отвечают за формирование новостных блоков: заместители начальника службы информации телепрограммы "Вести - Санкт-Петербург" Елена Егорова и Людмила Лентовская; и человек, известный едва ли не всем петербуржцам, - ведущий программы "Вести" Игорь Страхов.

Наталия САВОЩИК: - Первый вопрос - шеф-редакторам. В чем состоит ваша работа?

Елена ЕГОРОВА: - Вопрос и простой и сложный. С одной стороны, все просто: делать новости - это задавать вопросы и искать на них ответы. Чаще всего, кстати, темы нам подсказывают зрители - во многом их заслуга, что наши новости так популярны. С другой стороны, сложно: много поставленных нами вопросов остаются нерешенными. Подчеркну: решать проблемы мы не можем; наша задача - ставить проблемные вопросы перед теми, кто в состоянии их решить. Многие темы, касающиеся, например, монетизации льгот, "Вести" поднимали первыми, причем еще до вступления в силу закона - может быть, благодаря и нашему вмешательству это привело к их решению.

Н. С.: - Из каких потоков информации вы формируете выпуски? Есть официальные новости, есть сведения, которые добываете вы сами...

Людмила ЛЕНТОВСКАЯ: - ...и нам очень часто звонят с просьбой помочь. Если для этого необходимо обратиться в какие-то официальные структуры - обращаемся туда. Иногда имеет смысл искать другие пути решения: обращаемся к спонсорам, к людям, которые могли бы помочь. Я поддерживаю Елену: решить проблему мы, к сожалению, не можем; но когда мы обращаем на нее внимание, то решение иногда приходит совершенно неожиданное.

ПЕЙДЖЕР: "Разве у нас бывают хорошие новости? Нужно эти хорошие новости иметь. Я считаю, что в нашем государстве их просто нет. Анна Ивановна".

Е. Е.: - Мы отражаем жизнь такой, какая она есть, и нельзя сказать, что все кругом сплошь в серых тонах. Иногда поступают такие звонки телезрителей: "Вы, конечно, не в курсе, но на самом деле с пенсиями дела обстоят не очень хорошо, а общественный транспорт ходит плохо". Уважаемые телезрители, мы точно так же, простите, пользуемся общественным транспортом; мы видим, в каких дворах убрано, в каких - нет; у каждого из нас есть родные и близкие, которых коснулся закон о монетизации. Но не видеть ничего хорошего, что происходит в городе, - неправильно. Поэтому у нас даже введена специальная рубрика, неофициально мы ее называем "Хорошие вести" - отдельный блок, в нем рассказываем о замечательных людях (их, поверьте, много), которые стараются сделать жизнь лучше, светлее.

ПЕЙДЖЕР: "Конечно, обращаю внимание на положительные новости. Слишком много негатива было в 90-х годах. Мы от него устали. С начала XXI века замечается тенденция к улучшению в новостях, больше стало положительных. Очень люблю ЛОТ".

Е. Е.: - Замечание о положительных новостях верно, но отчасти: новостийщик не станет игнорировать события, несущие негативную окраску, если эти события - значимы. Мы обязаны показывать то, что происходит в городе, - пожары, серьезные происшествия. Другое дело, что можно не смаковать подробности самого пожара. Но рассказать, что стало с погорельцами, узнать, чем им можно помочь, мы считаем своей задачей.

ПЕЙДЖЕР: "Новости предпочитаю смотреть на РЕН-ТВ и ТВЦ, потому что новости на канале "Россия" и особенно на Первом канале отличаются официозом и наглой пропагандой. Новости хорошие - это обман, их практически не бывает. Новости плохие - для устрашения народа и свидетельствуют о безнадежной гнилостности режима. Виталий".

Игорь СТРАХОВ: - Есть такой настрой: раз государственный канал - все, я его смотреть не буду, потому что раз с позиции государства - значит, против человека. Может быть, когда идут президентские кампании, имеет какое-то значение, государственный канал выбирать или негосударственный. Когда идет повседневная жизнь, нелепо делить каналы на "гос" и "негос". Да, мы государственный канал, и это накладывает определенную печать на нашу информационную политику. Но претензии, прозвучавшие от радиослушателя, я скорее адресовал бы федеральным новостям, идущим из Москвы. То, что мы делаем последние несколько лет в Петербурге, я бы вообще назвал социальным телевидением. Мало того что мы ни одну острую тему вниманием не обходим и позволяем различным сторонам высказаться - мы поднятую проблему отслеживаем. Пусть через чиновничьи отписки, пусть возвращаясь снова и снова к той же теме, но мы доводим историю до логического завершения. Новости - это информационный сгусток, картина дня. И там будетбольше плохих новостей: когда хорошо, люди просто наслаждаются, а когда плохо - звонят на телевидение. Одними хорошими новостями не заполнишь информационный выпуск, потому что эти новости актуальны для маленькой группы заинтересованных людей. А темы, интересующие всех, к сожалению, печальны. У меня как у человека, у журналиста есть отношение к любой теме, которую я освещаю, но я стараюсь просто рассказывать. Потому что мое мнение - это мое мнение. Я могу его высказать в компании друзей. В новостях свое мнение надо держать при себе: это не аналитическая программа, не ток-шоу, не авторский выпуск... О том, что касается процесса создания новостей: да, есть официальные известия, но есть материалы, которые делают наши журналисты, - то, что мы называем "эксклюзив", то, о чем сообщаем только мы или во всяком случае первым показывает наш канал. Я не буду говорить, хорошая это будет новость или плохая - но это будут интересные сюжеты. Мы их сейчас вынуждены показывать меньше. Потому что естьдругие процессы, о которых нельзя не рассказывать.

Е. Е.: - В культурной столице есть по крайней мере новости о культуре - как правило, позитивные. Получается, негатив первой части программы уравновешивают материалы, которые, надеюсь, вселяют оптимизм. Притом - что значит "плохие", "хорошие"? Ведь важно не только, как мы подбираем эти факты: вот "плохое", вот "хорошее". Важно, как это прошло через сердце журналиста. У нас много молодых корреспондентов, может быть, не все они суперпрофессионалы, есть те, кто только учится; но что, мне кажется, им точно не свойственно - это равнодушие. Я вижу, с какими глазами они возвращаются со съемок. Если они делают материалы, которые могут разбить чье-то равнодушное отношение... Ведь плохие новости часто результат чьего-то равнодушия. Возьмем ситуацию с неподготовленностью в городе к программе монетизации: видимо, людям, которые отвечали за это, стоило поработать сверхурочно... как наши журналисты работают...

ПЕЙДЖЕР: "Прошу программу "Вести" разобраться с пенсионными фондами районов, в частности Красногвардейского, так как там пенсионерам до сих пор не пересчитана страховая часть пенсии за 2003 год. Обращение с людьми хамское. Не дозвониться, так как всего один телефон, большие очереди, а когда и придешь на прием, то получаешь цифру пенсии, непонятно откуда взятую. Именно эта тема не освещается ни по радио, ни по телевидению. Ольга".

Н. С.: - Уважаемые редакторы, вы реагируете на такие сообщения?

Е. Е.: - Разумеется. И чаще всего нам приходится общаться именно с представителями отделений пенсионного фонда...

Л. Л.: - Да, мы делали материалы не об одном пенсионном фонде - это были и Приморский, и Кировский районы, которые оказались наиболее не подготовленными к монетизации - судя по количеству звонков, которые к нам поступали. Красногвардейский район мы возьмем на заметку.

ТЕЛЕФОН: "Здравствуйте, задаю вопрос по поводу ликвидации дач в Солнечном-1 для ветеранов войны. Вы знаете что-нибудь об этом или нет?"

Н. С.: - На этот вопрос, наверное, смогу ответить я: по моей информации, в государственном унитарном предприятии, на балансе которого находятся дачи в Солнечном, Белоострове, Комарове, Репине и т. д., очень много ветхих домов. На их содержание денег не хватает, поскольку предприятие дотационное, и в прошлом году было принято решение: часть участков на прибрежной полосе Солнечного с обветшавшими домиками продать с аукциона, а вырученные от продажи деньги вложить в это дачное хозяйство - чтобы ветераны и инвалиды по льготной цене могли арендовать другие дачи. То есть в Солнечном многие лишатся этих дач - но, полагаю, льготникам будут предложены другие варианты - может быть, в Белоострове, Репине, Комарове. Этот вопрос надо решать уже в своем собесе.

ТЕЛЕФОН: "Я член Союза журналистов, Валерий Павлович. Мои соседи говорят, что по выходе на пенсию получали две с половиной или три тысячи рублей. Теперь они получают тысячу с маленькими копейками. Это же дико - вы не считаете? Может, имеет смысл "звонить в колокола"? И второй момент - он задел мою маму, она инвалид войны, орденоносец, сейчас прикована к постели; ей за 80 лет, и ей сказали: не волнуйтесь, мы решим вопрос с ремонтом в вашей квартире. Вопрос не решился: жилконтора дала отбой - сказала, что квартира у вас приватизирована, поэтому и делайте все сами".

И. С.: - Сложный вопрос. Сейчас ветеранам действительно ремонтируют квартиры, и мы об этом рассказываем. Но, к сожалению, не везде обещания выполняются. Однако есть обнадеживающие примеры: только один из банков заключил 24 тысячи соглашений на покупку для ветеранов телевизоров, холодильников и всего, что будет ко Дню Победы подарено. Наверное, большая часть получит то, что было обещано.

Н. С.: - ...и то, каким образом об этом будут рассказывать в новостях, тоже будет влиять на ситуацию в городе. Вопрос в том, конечно, насколько к нам прислушиваются те, от кого зависит решение вопроса.

ПЕЙДЖЕР: "Унизительное, оскорбительное уничтожение не только пенсионеров, но и всего малоимущего населения России. С 1 марта введение нового Жилищного кодекса. Как защищают нас депутаты, мы уже испытали. Нельзя ли отодвинуть этот закон, пока наши дома не будут приведены в надлежащее состояние? Галина".

Н. С.: - Как отодвинуть, когда закон вступил в силу? А с введением нового Жилищного кодекса в СМИ пойдет вал обращений от людей, которые чего-то недослышали, что-то не поняли, потом оказались перед фактом, когда их выселяют чуть ли не на улицу...

Е. Е.: - Мы будем следить, что происходит на самом деле. Разъясняющие материалы о новом кодексе мы уже давали в эфир, хотя понятно, что все статьи нового кодекса разобрать мы не сможем... Посмотрим. Здесь пока, я полагаю, говорить еще рано.

И. С.: - На прошлой неделе мы начали так называемый "жилищно-коммунальный сериал" - большие материалы, которые готовят наши журналисты. Пока занимаемся разъяснительной работой - с помощью чиновников, которые в этой реформе участвуют. Если будут возникать проблемы, если начнется это выселение, которым всех пугают, естественно, будем говорить об этом.

Н. С.: - Учитывая, что ваша новостная программа - самая рейтинговая, задумываетесь ли вы о том, какое настроение в городе вы создаете, какое влияние оказываете?

Л. Л.: - Безусловно, мы думаем о том, какие отклики будут. Но вы знаете, мы просто пытаемся говорить искренне. Мы говорим искренне и стараемся, чтобы нас правильно поняли, а уж как поймут - это зависит и от человека, который слушает.

Е. Е.: - Тут вступает в силу феномен телевидения: передачи смотрит огромное количество людей, но те несколько телезрителей, которые общаются, скажем, с Игорем Страховым непосредственно, полагают, что он только для них говорит, к ним в дом приходит вечером. Мы не можем угадать вкусы и интересы всех: например, звонит рассерженный телезритель, который не хочет, чтобы мы рассказывали о Дне святого Валентина, потому что он относится негативно к этому празднику. Этот человек не желает даже предположить, что масса других людей думают иначе. Мне кажется все же, что мы угадываем настроение большинства горожан, а абсолютно для всех хорошим не будешь.

ПЕЙДЖЕР: "Замечено, что, готовя плохие новости, журналисты делают из мухи слона. В других случаях насекомых оставляют в покое. Лев".

Е. Е.: - Конечно, по закону новостей мы должны преподнести материал эффектно. Но поверьте, приходилось сталкиваться с обратным: скажем, наш журналист Антон Подковенко оказался один на один с людьми, захватившими в заложники медсестру в психбольнице. И что он должен чувствовать?! Когда он приехал с того задания, я вас уверяю, он не думал, как "сделать из мухи слона"... Я видела, как возвращаются из детдома наши журналисты... и мысли у них совершенно не о том, как создать эффектный сюжет, а о том, как помочь этим детям. Я знаю многих, кто потом ездил к этим детям, какие-то подарки дарил, пытался просто по-человечески хоть чем-то помочь. И бывают ситуации, когда мне как редактору приходится вмешиваться и уже более рассудочно... нехорошая фраза, но все же... придать сюжету товарный вид.

ПЕЙДЖЕР: "Вести" телевизионные (Москва, Питер) - это лучшее, что есть в СМИ. Замечательные журналисты, дают факты, без лишних слов. Спасибо "Вестям". Осмоловская".

Н. С.: - Как работается коллективу "Вестей" в Петербурге? Расскажите о структуре вашей службы - о том, что остается за кадром и чего не знают телезрители.

Е. Е.: - Даже не знаю, с чего начать. Ненормированный рабочий день; иногда приходится трудиться и 24, и 36 часов подряд; есть ночные дежурства. Сложно себе представить, когда молодая девушка, студентка, выезжает на ночное происшествие, вполне возможно - криминального характера. Была масса сложных и действительно опасных съемок. Опасная профессия, что там говорить.

Н. С.:- Сколько корреспондентов работают в телевизионных "Вестях"?

Е. Е.: - Больше двадцати. Кстати, я неправильно сказала про 24 часа работы. Журналист всегда журналист, даже если он на отдыхе. Многие новости мы получаем от своих сотрудников, которые просто где-то что-то увидели. Спорим по поводу большинства тем и вопросов - настолько ли важен сюжет, чтобы давать его в эфир. В принципе это коллективный труд. И результаты - это уже вершина айсберга.

И. С.: - Но зато атмосфера... В ней настолько

Разошлись миром  »
Юридические статьи »
Читайте также