Пенсионеры нашли провокатора

Город на прошлой неделе накрыла новая волна "льготных" митингов. Но, похоже, на смену прежним "несанкционированным" цунами народного недовольства приходят более или менее организованные методы политической борьбы.

"Продуктивный диалог" Смольного с протестующими горожанами, как известно, начался несколько недель назад с того, что пенсионерам были торжественно пожалованы 230 рублей на льготную карточку. "Нам не нужны ваши подачки! Дайте нормальную пенсию!", "Матвиенко в отставку!" - по-своему поддержали "продуктивный диалог" вошедшие в митинговый вкус льготные протестанты. И разговор горожан и чиновников стал напоминать "беседу" двух глухих без сурдоперевода.

Роль посредников-переводчиков между "слугами народа" и их обездоленным "хозяином" попытались взять на себя оппозиционные партии и общественные организации, давно ждавшие своего звездного часа и шанса вступить в "большую" политику.

Но готовы ли петербургские оппозиционеры к решительным и результативным политическим действиям? И воспринимают ли их сами митингующие как "коллективного выразителя" народных требований, серьезную организационно-направляющую силу? Пока однозначно ответить трудно.

Народный фронт по умолчанию?

25, 26 и 29 января в городе прошли первые санкционированные митинги. Их формальные организаторы - члены консультативного совещания оппозиционных партий и движений "Петербургское гражданское сопротивление" (ПГС): "Яблоко", КПРФ, НБП, РКРП, Комитет единых действий, Петербургское демократическое совещание, Гражданский союз, Ассоциация малого и среднего бизнеса и др. Участники ПГС специально подчеркивают тот факт, что их совещание - не оргструктура, а ее возможный "дальний прообраз".

И действительно: странно было бы предполагать, что вся эта разнофлаговая и разнолозунговая компания в одночасье превратится в единый и неделимый "народный фронт".

"Единая оппозиция сейчас только формируется, - отмечает лидер местного "Яблока" Максим Резник. - Но люди на митингах, которые никому в отдельности не верят, говорят, что все мы "должны быть вместе", чтобы "сломить антинародный режим"".

Работа по "слому режима" оппозицией пока планируется в форме проведения организованных уличных акций, призванных, с одной стороны, поддерживать боевой тонус у недовольной части граждан, а с другой - воздействовать на региональные власти, побуждая их к выдвижению инициатив федерального уровня. Эффективность такого метода действий в Петербурге, впрочем, пока выглядит проблематичной.

Первый раз - после стихийных митингов 14-16 января - губернатор Валентина Матвиенко, демонстративно пойдя на контакт с народными представителями (все с теми же "Яблоком", КПРФ, РКРП, НБП и т.д.) и внимательно выслушав требования митингующих, пообещала помочь, чем сможет. Официальные СМИ, как нетрудно догадаться, сразу окрестили это событие "продуктивным взаимодействием власти и оппозиции".

Вторую попытку "повзаимодействовать" с властью лидеры протестантов предприняли в прошлую среду на митинге у ЗакСа. Представительная власть, как ни странно, оказалась еще менее дружелюбной, чем исполнительная, - лидеров большинства организаций (таких, как "Яблоко" и НБП) вообще не пустили в "переговорную залу". Зато требования, предъявленные законодателям, отличались от предыдущих уже гораздо большей широтой охвата городских политических проблем.

Резолюция, принятая по инициативе ПГС участниками митинга 26 января, в частности, требовала: восстановить прямые выборы губернатора СПб, повысить базовые ставки пенсии с 600 до 3000 рублей, добиться немедленного уничтожения цензуры на Пятом канале, отменить постановление городского правительства о ликвидации торговых павильонов на остановках и др. (всего 15 пунктов).

Резолюция заключительного в этой протестной эстафете этапа - "Марша против кремлевского произвола" - носит уже не городской, а федеральный характер. В ней присутствует требование полноценной политической реформы, "которая бы раз и навсегда покончила с режимом единоличного правления страной и регионами, а по сути, их номенклатурного разграбления". Конкретно - требование преобразования РФ из президентско-губернаторской в парламентскую республику на всех уровнях. Все это означает, что петербургская оппозиция стремится к тому, чтобы, пользуясь всеобщим пробуждением на почве протеста против монетизации льгот, "застолбить" как можно больше радикальных политических требований, борьба за которые могла бы дать идейную почву для натиска на власть в более или менее долгосрочной перспективе.

Они не боятся народа

Любопытно, что петербургские депутаты - даже те, кто в кулуарах не скрывает своего критического отношения к федеральному центру и лично Владимиру Путину, - за исключением двух-трех человек из фракции "Демократическая", в объятия манифестантов отнюдь не ринулись. Как объяснил поведение свое и своих коллег депутат Константин Сухенко из фракции ЛДПР, "петербургской власти - и исполнительной, и законодательной - сегодня нечего сказать горожанам, она сама еще не до конца поняла ситуацию. Но депутаты должны ходить на митинги, чтобы научиться хотя бы слушать и слышать своих избирателей".

"Депутаты сегодня должны сидеть не с людьми, а с администрацией и договариваться, как совместно гасить социальный пожар", - возражает "кающемуся законодателю" Сухенко его софракционер Денис Волчек и продолжает: "И не нужно принимать решения с горячностью, сразу в день митинга, - это популизм!"

Впрочем, депутатский корпус предпринял все же попытку вступить в непосредственный контакт со "стихией бунта" с целью ее заговорить устами обаятельных ораторов. Выйдя к митингующим вместе с несколькими коллегами-депутатами, спикер ЗакСа Вадим Тюльпанов попробовал было объяснить, что единороссы во главе с ним "не боятся говорить с народом и готовы..." - но тут же под градом снежков, бумажек и крепких ругательств вынужден был стушеваться и ретироваться. "Ничего, сегодня люди, что называется, "выпустили пар", - философски резюмировал потом, обращаясь в телекамеры, спикер, не состоявшийся в тот день как народный трибун. - Мы всех выслушали..."

На самом деле выслушали депутаты 10 человек и особенно внимательно - лидера Комитета единых действий Евгения Козлова (в этот момент в зале заседаний находились порядка 20 депутатов), который зачитал им требования митингующих петербуржцев. Депутаты фракции "Демократическая" тут же предложили удовлетворить 6 из 15 требований, представив для рассмотрения ЗакСа соответствующие законопроекты. Однако когда озвучивавший их депутат Сергей Гуляев дошел до пункта об отмене цензуры на Пятом канале, спикер Тюльпанов не выдержал и от волнения превысил свои спикерские полномочия: "Я призываю депутатов не поддаваться на популизм фракции "Демократическая"! Мне стыдно за вас, коллеги!"

В итоге единственным принятым депутатами в тот день документом - и то лишь в первом чтении - оказалось обращение в Конституционный суд о проверке закона о монетизации. По словам члена Совета Петербургского демократического совещания Даниила Коцюбинского, "если депутаты так и не удовлетворят требования протестующих петербуржцев, то Петербургское гражданское сопротивление на одном из ближайших митингов предложит горожанам поставить вопрос о необходимости досрочных выборов ЗакСа".

Провокаторы или попутчики?

Воспользовавшись тем, что лидеры петербургской оппозиции сами попытались оседлать стихию народного возмущения, власть с удвоенной энергией стала искать "зачинщиков" и "провокаторов". Особо нашумело в этой связи "дело Владимира Соловейчика" - одного из лидеров Комитета единых действий, которого ныне пытаются осудить за некие административные правонарушения.

Впрочем, столь пристальным вниманием предусмотрительная петербургская власть, скорее, льстит немногочисленным оппозиционным организациям, чем пугает их. Ведь сегодня ни одна из официальных или неофициальных общественных структур не может назвать себя истинным "организатором" и вдохновителем акций протеста, всколыхнувших город. Региональные отделения "Яблока", НБП, КПРФ, РКРП и другие признают, что "лишь присоединились" и "попытались легализовать" стихийно начавшиеся митинги горожан.

Когда на Финляндском вокзале проходил санкционированный многотысячный митинг под флагами всех вышеперечисленных организаций, "Дело" попыталось найти его возможных "зачинщиков". Но на вопрос: "На какую политическую организацию из присутствующих на митинге Вы ориентируетесь?" - горожане отвечали одинаково: "Ни на какую!" Более развернутый ответ дала пенсионерка Эльвира Смирнова: "Нас никто не "провоцировал", а если бы и "провоцировал", то мы бы все равно ни за какими "провокаторами" не пошли, потому что давно никому не верим! Зато сейчас, когда мы вышли на улицы добровольно, власти начали шевелиться. Значит, будем продолжать!"

"Я был на всех митингах и как компетентный человек могу утверждать, что никаких организаторов-"зачинщиков" не было. Хотя, возможно, было бы лучше, чтобы они и были, как в Украине во время "оранжевой" революции, что свидетельствовало о наличии сильной и авторитетной оппозиции", - отмечает в этой связи депутат Сергей Гуляев.

Таким образом, говорить о серьезной и влиятельной политической оппозиции в Петербурге и во всей России еще рано. Насколько известно "Делу", петербургские оппозиционные организации на этой неделе собираются рассмотреть вопрос о создании настоящей коалиции.

А отчаяния пока потенциальные "провокаторы" борьбы против кремлевского произвола выстраивают сложный межпартийный баланс, пенсионеры - истинные герои "ситцевой революции" - выходят на улицы "сами по себе" под "популистским" лозунгом социального отчаяния: "Наш провокатор - голод и нищета!"

Екатерина Семыкина

Россия: "оранжевые" сценарии малоактуальны  »
Юридические статьи »
Читайте также