Мутанты «в секрете» Закон о специальной маркировке продуктов с генномодифицированными компонентами существует. Самой маркировки нет

Огромную благодарность президенту страны высказали российское отделение «Гринпис» и Конфедерация обществ потребителей. В связи с подписанием закона об обязательной маркировке продуктов, содержащих ГМИ (генномодифицированные источники). «Это новогодний подарок российскому потребителю!» — восхищались «зеленые», подчеркивая к тому же, что российский закон «по ГМИ» получился самым суровым в Европе. Чуть позже главный санитарный врач России, он же глава Службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, подписал постановление «Об усилении надзора за пищевыми продуктами» . Готовились документы для создания на правительственном уровне межведомственной комиссии по генноинженерной деятельности... А теперь уточним: «новогодний подарок потребителю» был преподнесен... еще в декабре 2004-го.

Аплодисменты отгремели. «Подарок» пылится где-то в чиновничьих кабинетах. Если кто-то считает иначе, пусть покажет хоть один продукт, выставленный на продажу в нашей продовольственной рознице, с чистосердечным признанием производителя: «Содержит ГМИ». Или ГМО — генетически модифицированные организмы, или просто ГМ — что в принципе одно и то же, означающее изменение генной структуры растений. Таковых нет.

Их и быть не может, потому как требования и правила контроля за соответствующей маркировкой до сих пор не разработаны. Это во-первых. А что во-вторых — красноречиво пояснил руководитель центра «Биоинженерия» Россельхозакадемии Константин Скрябин: «Представьте: перед вами человек с табличкой: «Я принимаю лекарство». Какое это лекарство, неизвестно — может быть, это витамины, а может, лекарство от СПИДа. Конечно, я предпочту иметь дело с тем, у кого нет такой этикетки. Поэтому наличие маркировки «ГМО», исходя из того, что человек не понимает ее значения, бессмысленно».

Иными словами — меньше знаешь, крепче спишь... Да и нужна ли нам буря в стакане воды, если ни эпидемий, ни фактов летального исхода от потребления ГМ-продуктов в России вроде бы не зарегистрировано. А ученые, занимающиеся их исследованиями, все никак не могут, говоря словами архитектора перестройки Горбачева, прийти к консенсусу: трансгены — хорошо это или плохо?

У академика Скрябина, к примеру, безапелляционная позиция «ЗА!»: «К сожалению, Россия — единственная крупная аграрная страна, где нет разрешения на выращивание ГМ-растений, — информирует он широкую общественность. — Тем временем Россия ежегодно теряет только от колорадского жука 30 процентов урожая картошки, то есть 1,2 миллиарда долларов в год. Мы получаем сотни писем от серьезных хозяйств и простых бабушек и дедушек, которые готовы испытать на полях наши ГМ-семена. Но вынуждены ждать решения от экологов и бюрократов».

Пассаж про бабушек-дедушек, мечтающих накормить внуков картошкой-мутантом, о которой в народе говорят: «Ее даже жук не жрет», — оставим в стороне. Послушаем оппонентов в лице профессора Яблокова, президента Центра экологической политики России. «Никакая насильственная вставка гена в уже сложившийся геном не может пройти бесследно, — утверждает он. — До сих пор не существует надежных методов для определения последствий употребления ГМ-продуктов человеком. Многие негативные эффекты могут проявиться лишь через поколения. Но уже сейчас можно говорить о некоторых явных последствиях употребления ГМ-продуктов. Отмечено увеличение форм аллергии. В частности, подозревают, что детские молочные смеси, в которые входит трансгенная соя, стали чаще вызывать аллергию у детей. Кроме того, встроенный ген может перейти из ГМ-продукта в микрофлору кишечника и сделать ее нечувствительной к антибиотикам. А это повод для распространения новых болезнетворных бактерий».

Считается, что новейшая эра биотехнологий началась без малого четверть века назад. В 1983 году в лаборатории американской компании «Монсанто» были выведены первые растения со встроенным в их цепочку ДНК чужим геном. А спустя десятилетие в США в продаже появились первые генетически модифицированные помидоры. Еще через пару лет американские компании стали выращивать и продавать трансгенную сою.

Недавно Международная служба патентных прав на агробиотехнологические разработки обнародовала статистический итог возделывания ГМ-культур в 2005 году в двух десятках стран мира.

Общая площадь, отведенная под посевы генетически модифицированных культур, составила 90 миллионов гектаров, что на 11 процентов больше, чем в 2004 году.

Основными странами-производителями признаны США, засеявшие поля площадью 49,8 миллиона гектаров (55 процентов от общемировой площади), Аргентина — 17,1 млн, Бразилия — 9,4 млн, Канада — 5,8 млн и Китай — 3,3 миллиона гектаров.

Основной ГМ-культурой оставалась соя, посевы которой заняли 60 процентов от общемировых посевов ГМ-культур. На долю кукурузы пришлось 24 процента, на хлопчатник — 11, на долю рапса — 5 процентов.

Россия, не используя в сельхозпроизводстве ГМ-культуры, остается, однако, активным импортером «мутантной» продукции.

Известно, что в колбасы, сосиски, пельмени, ветчину, мясные консервы добавляется соя. А вот какая — обычная, «чистопородная», выращенная где-нибудь на просторах Кубани, или модифицированная, обласканная солнцем штата Орегон, — поди догадайся. Маркировки-то нет. Не найдем ее и на хлебе, хотя в состав некоторых хлебобулочных изделий входит соевая мука. Нет пометки «ГМ» на соевом растительном масле, импортном соусе, напитках, детском питании, на диетических продуктах. Хотя дотошные эксперты-экологи высчитали, что в России каждый шестой продукт, содержащий сою, является трансгенным.

Сказано выше: «Требования и правила контроля за соответствующей маркировкой до сих пор не разработаны». Не хватило времени? Но ведь ГМ-продукты появились на нашем рынке не вчера. Первые завезли в Россию аж в 1999 году. Это был один сорт трансгенной сои, два сорта картофеля и два — кукурузы. В 2002 году Минздрав зарегистрировал около ста видов сырья и продуктов конечного потребления, изготовленных с помощью генной инженерии. Тогда же, в 2002-м, впервые была объявлена-продекларирована обязательная маркировка продуктов, содержащих более 5 процентов ГМ-компонентов.

С тех пор, по сути, на практике — не изменилось НИ-ЧЕ-ГО!

Аналитики между тем утверждают, что на продовольственном рынке двух столичных городов — Петербурга и Москвы — доля генномодифицированных продуктов составляет от 40 до 60 процентов.

Летом прошлого года при подготовке технических регламентов для производства продуктов в России всерьез рассматривалась возможность официально разрешить генетически модифицированные добавки в детское питание! Хотя известно, что детский организм, особенно до четырех лет, остро реагирует на чужеродные белки, к которым он еще не адаптирован. Продукты-«мутанты» увеличивают риск возникновения аллергий и пищевых отравлений, заболеваний щитовидной железы, грозят развитию головного мозга.

У большинства взрослых дядей и тетей, участвовавших в решении вопроса «производить — не производить» в России детское питание с ГМ-компонентами, с головным мозгом, похоже, все в порядке: их усилиями принятие регламентов было отложено. Однако борцы за генетическую безопасность страны, что называется, с фактами на руках доказывают, что в еде для самых маленьких ГМ-компоненты можно найти уже сегодня. Их обнаружили в детском питании производства иностранных и, подчеркнем, очень популярных в нашей стране фирм. Примечательно, что ряд компаний, попавших в «черный» список, использовали маркировку: «Не содержит ГМ-компонентов».

Кому верить? Во что верить? Был бы однозначный ответ... Но его нет.

Ни Минздрав, ни Федеральный центр гигиены и эпидемиологии, ни какие-либо еще государственные службы не спешат рассекретить информацию о наличии конкретных продуктов-«мутантов». Обходятся лишь обобщающими словами и примерной статистикой.

Через эту глобальную засекреченность каким-то чудом, зачастую через судебные разбирательства с «держателями» информации, прорывается российское отделение «Гринпис». Результат прорыва — вышедший в свет «Справочник потребителя. Как выбрать продукты без трансгенов». В нем списки крупных российских производителей продовольствия, в чьей продукции зафиксировано содержание ГМ-компонентов. Справочник далеко не полный, поскольку основан на выборочных проверках. Предполагается его периодическое обновление. Недавно появился еще один справочник-«путеводитель» — по детским продуктам, содержащим ГМИ.

В Евросоюзе, согласно принятым правилам, в продуктах питания разрешено содержание до 0,9 процента генетически измененных компонентов без указания на этикетке. Если «мутантный наполнитель» превышает один процент, об этом потребителя должна оповестить соответствующая маркировка.

Маркировка ГМ-продуктов обязательна в Японии, Австралии, Новой Зеландии и некоторых других странах. В США «мутированные» продукты не маркируют.

У штатовского потребителя, рассказывают знатоки, есть «благоприобретенный» принцип использования нездоровой пищи с последующим эффективным восстановлением здоровья. Принцип, абсолютно не подходящий для нас: «эффективное восстановление здоровья» среднестатистическому россиянину не светит...

Впрочем, как показали многочисленные опросы штатовского населения, большинство американцев откажутся от ГМ-продуктов, если в стране будет введена соответствующая маркировка. «Тогда, — выдвигают гипотезу аналитики, — продовольственный рынок США опустеет наполовину. От невостребованности товара».

Не того ли же боятся и «радетели» нашего продовольственного благополучия?

• • •

Самой большой естественной лабораторией в мире, где проводятся исследования по генной инженерии и выращивается огромнейшее количество ГМ-растений, названы Гавайи.

Биотехнологические компании США поясняют, что они выбрали именно этот регион, потому что эксперименты под открытым небом здесь можно проводить круглый год. Оппонентов же беспокоят фактически бесконтрольные проведения этих экспериментов. Зато местные фермеры вполне удовлетворены результатами внедрения ГМ-культур. На Гавайях растет табак с низким содержанием никотина, хлопок, стойкий к погодным колебаниям, соя, не подверженная влияниям вредителей, высокоурожайная кукуруза.

ГМ-урожаи, включая ГМ-ананасы и ГМ-папайю, вывозят для дальнейшей реализации в США и другие страны.

• • •

«Различие между мясной и растительной пищей скоро исчезнет!» — заявили японские генные инженеры. В геном свиньи они ввели ген шпината, чтобы получить... обезжиренную свинину.

Эксперимент «породнения» флоры и фауны не первый и не единственный.

В свое время много шума наделали опыты по соединению рыбы и помидора с конечной целью — вывести суперморозоустойчивые томаты. Однако пыльца со скрещенных с североатлантической камбалой помидоров попадала на сорняки, которые тоже перестали бояться холодов и благополучно зеленели даже под снегом.

Ходили слухи о попытках скрестить картошку с генами скорпиона, чтобы она стала крупнее и обрела иммунитет против насекомых. Только эти гены картошку и «съели».

Татьяна Марьина

Юридические статьи »
Читайте также