Сигнал мелким партиям Фракции ЛДПР и Демократическая потеряли по одному депутату, но выжили

Законодательное собрание Петербурга сохранило свою партийную конфигурацию, несмотря на смену идеологических пристрастий отдельных депутатов. Фракции ЛДПР и Демократическая потеряли по одному депутату, но выжили благодаря нехитрым законодательным маневрам: минимальный численный состав фракции снижен с 6 до 5 человек .

Как известно, если в одном сосуде жидкость убывает, то в другом сосуде она прибывает. Этот закон сообщающихся сосудов вполне применим и к питерским политикам: депутат Андрей Черных, более трех лет делавший карьеру законодателя в статусе "яблочника", решил кардинально изменить политические взгляды и перейти из Демократической фракции в "Единую Россию", став ее 22-м членом. Момент оказался подходящим - как раз истек срок 6-месячного руководства г-на Черных демократами в ЗакСе. А переговоры с Партией жизни о создании блока с Демократической фракцией, которыми и занимался Черных, завершились лишь банальными заверениями о сотрудничестве, но не более того... К тому же для спасения фракции ЛДПР, лишившейся Виталия Мартыненко (он избран казачьим атаманом Северо-Западного округа), было решено считать фракцией объединение из 5, а не из 6 депутатов. Политическая целесообразность по принципу: и волки сыты, и овцы целы... Стоит напомнить, что в конце 2004 года ЗакС уже производил уточнение по минимальной численности депутатских объединений - увеличил с 5 до 6. Тогда была иная целесообразность.

Бывшие коллеги Андрея Черных по Демфракции были страшно удивлены таким поступком, ставшим для них неприятной неожиданностью, ведь в стане демократов Черных был далеко не последним человеком. Резкий на оценки Сергей Гуляев, сменивший Черных на посту координатора Демфракции, сравнил этот поступок с поведением мужа, бросающего бедную и больную жену ради красивой и состоятельной любовницы. А "яблочник" Михаил Амосов заметил саркастически, что на ближайших выборах бывший соратник будет бороться с демократами.

Сам г-н Черных мотивировал свое решение перейти из оппозиции во фракцию правящей партии желанием более плодотворно работать, на законодательной ниве, так как именно в крупнейшей фракции городского "парламента у него будет больше возможностей для реализации собственных идей. По его мнению, в России прошло время карликовых политических партий: "Мой переход - это своего рода сигнал для мелких партий".

Под этими словами мог бы подписаться и сам председатель ЦИКа Александр Вешняков, занятый ныне процессом естественного отбора российских партий.

Людмила Тимофеева, ведущая рубрики

Юридические статьи »
Читайте также