Мариинский политтеатр: Бесцельное законотворчество тяготит не многих

Незавидная судьба была уготована закону «Об иерархической системе целей социально-экономического развития Санкт-Петербурга». В конце 90-х годов его безжалостно ветировал губернатор Владимир Яковлев. Тогдашний градоначальник так ни разу и не выступил с ежегодным посланием, которое позволило бы наметить систему целей развития нашего города. Такое послание прозвучало лишь 9 июня прошлого года уже из уст Валентины Матвиенко. На базе этого обращения рабочая группа ЗакСа подготовила законопроект об иерархической системе целей. Однако большинство депутатских комиссий довольно прохладно восприняли саму идею стратегического планирования, а отдельные парламентарии открыто заявили о никчемности такого закона.

Коллективный автор законопроекта — депутатский комитет по законодательству, экстренно усиленный главным мариинским стратегом Никитой Анановым, — добросовестно переписал главные идеи июньского послания г-жи Матвиенко. Главной в иерархии целей социально-экономического развития города, как и во времена развитого социализма, значится повышение благосостояния жителей. Целями второго уровня объявлены сокращение масштабов бедности, ускорение темпов экономического роста, решение демографического кризиса, развитие городского хозяйства, институтов гражданского общества, науки, образования, культуры. Скрупулезно выстроены еще четыре уровня, на низшем из которых оказалось «обеспечение полного учета образователей отходов, создание электронной системы контроля за перевозчиками мусора, ликвидация несанкционированных свалок, отлаживание системы приема вторичного сырья».

Представляя законопроект, депутат Андрей Черных особо отметил завязывающийся диалог между двумя ветвями петербургской власти. По его мнению, даже критические замечания губернатора «не мешают в целом принять этот документ в первом чтении». Некоторые упреки Смольного выглядят странновато. Например, что «не представляется законодательно гарантировать удвоение ВРП, так как рыночная экономика Санкт-Петербурга развивается под влиянием внутренних и внешних факторов». Или — что подавляющее большинство целей не сопровождаются количественными показателями. Как признался представитель губернатора в ЗакСе Михаил Бродский, речь по существу идет о пресловутых «стандартах нашей жизни, над которыми так мучительно работает экономический блок городского правительства». Получается, что за «мучения» одних почему-то попрекают совсем других…

Впрочем, критиковали документ и депутаты. Единоросса Владимира Еременко покоробила ориентация на европейские стандарты в развитии институтов гражданского общества. Его соратника Виктора Евтухова почему-то не устроили цели 3-го и 4-го уровней, хотя среди них значится создание благоприятного инвестиционного климата, улучшение жилищных условий горожан, решение транспортной проблемы и даже удвоение к 2010 году валового регионального продукта (ВРП). Лидера фракции «Партия жизни» Олега Нилова смутило, что депутаты не обсуждают губернаторское послание, а лишь утверждают на его основе систему целей города. «А если бы видение целей не совпадало? А что, если придет новый губернатор?» — задался он риторическими вопросами. Еще более решителен был другой «жизнелюб» Владимир Гольман: «Цели запутаны, они носят декларативный характер. Надо заниматься экономикой, а не этой ерундой. Не надо заниматься бесцельными делами. Вполне достаточно губернаторского послания».

Однако едва ли не самым принципиальным противником стратегического целеполагания неожиданно оказался глава комиссии по здравоохранению и экологии Александр Редько. Сначала он опасался заплутать среди множества целей, отдаленно напоминая сказочного персонажа, заблудившегося меж трех сосен. Затем несказанно огорчился, не узрев среди иерархических целей «ни здоровья человека, ни самого человека». «Сегодня я прочитал две смешные вещи — книгу Каграманова и этот закон, — подытожил г-н Редько. — Наверное, такого закона впредь не должно быть. Главное — развитие человеческого потенциала…».

Законопроект в первом чтении все-таки был принят. Для этого депутату Черных пришлось неоднократно цитировать древнеримскую формулу «Закон суров, но это закон». Правда, повис в воздухе вопрос: сколь суров окажется закон в отношении тех, кто явно не горит желанием его выполнять? Ведь одно дело произносить с высоких трибун красивые речи, многие из которых на поверку оказываются смешней книг Каграманова, и совсем другое облечь их в форму закона, а затем неукоснительно выполнять. Похоже, ответственностью за свои слова городские власти не жаждут себя обременять.

Михаил Кореневский

В долгий ящик  »
Юридические статьи »
Читайте также