Трэд-юниоры почему бунтуют профсоюзы на успешных предприятиях с иностранным капиталом

Неожиданно активизировались профсоюзы, созданные на иностранных предприятиях, работающих на территории города и области. "Новые профсоюзы" грозят нероссийским администрациям своих предприятий забастовками и одновременно заявляют о выходе из лояльной российской власти Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР). Официальные лица ФНПР говорят, что эта активность ряда профсоюзов - не просто так. Их этому научили некие международные организации на Западе, преследующие свои цели. Бунтующие профсоюзные лидеры эти обвинения отвергают.

Самым активным профсоюзом до недавнего времени был профсоюз "Форд Мотор Компани". Они давно требовали от администрации завода во Всеволожске 30% повышения зарплаты в связи с увеличением количества выпускаемых "Фордов" (сейчас средняя зарплата на заводе - 17 тыс. рублей). Администрация завода вела с профсоюзом переговоры. Профсоюз всеволожского "Форда" переговорами остался недоволен и на прошлой неделе опять перешел на предзабастовочное положение.

Две недели назад профсоюз "Форд Мотор Компани" вышел из ФНПР. По словам профсоюзного лидера "Форда" Алексея Этманова, это было не его единоличное решение. "Мы приняли его на конференции членов профсоюза". Основная претензия фордовцев к ФНПР - поддержка со стороны федерации не адекватна тем суммам, которые члены профсоюза "Форда" отчисляют в вышестоящие организации.

Профсоюз другого иностранного предприятия - "Катерпиллар-Тосно" (выпускает строительную технику, средняя зарплата на заводе составляет около 27 тысяч рублей) - также объявил, что до конца марта выйдет из состава Федерации независимых профсоюзов России. Претензия к ФНПР та же - отчисления "наверх" никак не помогают членам профсоюза в борьбе с работодателем.

Одновременно стало известно о создании профсоюзов еще на двух заводах с иностранным капиталом - на автобусном заводе "Скания-Питер" и "Пивоварне Хейнекен". Правда, пока менеджеры этих предприятий уверяют, что пока процесс общения с профсоюзами идет мирно. По словам Натальи Соловьевой, начальника отдела маркетинга "Скании-Питер", первая встреча 15 рабочих - членов нового профсоюза с администрацией "была дружественной, конфронтации с администрацией завода нет".

Лидером рабочих на "Скании-Питер" стал слесарь-наладчик Андрей Перепелкин. По нашим данным, Андрей Перепелкин получил методическую помощь от профсоюза "Форда".

В Федерации профсоюзов Петербурга и Ленобласти полагают, что без помощи профсоюза "Форда" не обошлось и создание профсоюза в "Пивоварне Хейнекен". По словам Виктора Пятко, вице-президента по операционным вопросам группы компаний Heineken в России, на "Пивоварне Хейнекен" профсоюз уже создан:

- В бухгалтерию предприятия подано 74 заявления от членов профсоюза, - рассказал Виктор Пятко "Городу".

- Профсоюз предприятия независимый или входит в ФНПР?

- Первичная профорганизация входит в объединение профсоюзов России СОЦПРОФ (в свою очередь это объединение входит в ФНПР. - Авт.).

- В Федерации профсоюзов города и области утверждают, что на вашем предприятии нарушают трудовое законодательство : трудящихся нанимают по срочным договорам. Так что повод для выяснения отношений между профсоюзом и администрацией Heineken есть.

- Мы применяем как бессрочные договоры, так и срочные. Это связано с сезонным характером пивоваренного бизнеса. Но компания безупречно выполняет все требования Трудового кодекса.

- Алексей Этманов, лидер профсоюза "Форда", проводил встречи с работниками вашего предприятия. Вы готовы к тому, что события будут развиваться по "фордовскому сценарию"?

- Мы настроены на конструктивный и плодотворный диалог с профсоюзом.

Активность профсоюзов иностранных предприятий сказывается на их экономических показателях. Например, по косвенным данным, во время прошлогодней итальянской забастовки на ФМК, производство завода сократилось на 5 - 10%. Нестабильность на предприятиях отражается на инвестиционном климате в регионе. По словам сотрудников комитета по инвестициям Смольного, забастовка на заводе "Форд" едва не заморозила переговоры с корпорацией Nissan.

Все это позволяет ряду наблюдателей говорить о существовании глобального международного заговора. Например, ряд источников уверяет, что активисты профсоюза всеволожского "Форда" учились по программам Института политических исследований в Вашингтоне и ездили на стажировки на Запад. А цель спровоцированной активности "новых профсоюзов" - снизить интерес иностранных инвесторов к размещению своих производств в России, что выгодно другим странами. Правда, другие эксперты говорят, что теория глобальных заговоров еще никогда не оказывалась соответствующей действительности.

БОРЕЦ

Алексей Этманов, лидер профсоюза "Форд Мотор Компани":

- Администрация "Форда" уже повысила зарплату рабочим. Вам этого мало?

- Зарплата была повышена на 12,5%. Этого недостаточно. Необходимо повышение на 30%.

- Есть мнение, что вы лично и ваш профсоюз действуете в интересах конкурентов "Форда".

- Чушь собачья! Я здесь работаю. Моя жена здесь работает. Мы хотим, чтобы завод процветал, но не было такой эксплуатации рабочих.

- Вы проводили встречи с работниками "Скании-Питер", "Пивоварни Хейнекен" и "Катерпиллар-Тосно". Чему вы их учите?

- Мы вырабатываем единую позицию в борьбе с работодателями.

Лидер

"Они занимаются подстрекательством. Их идеология направлена на разъединение профсоюзного движения"

Выход сразу двух новых профсоюзов из Федерации профсоюзов города и области, похоже, стал не слишком приятным сюрпризом ее руководства. О том, что лучше - "старые" или "новые" профсоюзы, "Городу" рассказал председатель Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Владимир Дербин.

- Сколько сейчас членов профсоюзов в Петербурге? Их количество уменьшается?

- У нас 960 тысяч членов профсоюзов в городе и области. То есть из всех трудящихся каждый третий является членом профсоюза. Раньше было больше: численность уменьшилась за счет сокращения промышленности, конечно. На новых предприятиях и производствах далеко не везде образованы профсоюзные организации. Особенно на мелких предприятиях или в торговых сетях. Но тенденция такова - профсоюзы будут создаваться. Постепенно люди начинают понимать, что профсоюз - это не прихоть и не просто громкие лозунги.

- И зачем человеку записываться в профсоюз?

- Это более стабильная страховка работы: если человек в профсоюзе, то его в одночасье на улицу не выкинут. Например, у нас есть сведения, что в некоторых телекомпаниях люди работают по срочным договорам. А это грубое нарушение закона. Но там нет профсоюзных организаций, никто с этим не борется. Все терпят.

- Но в профсоюзы вступают в основном люди старшего возраста. Молодежь у вас не получается вовлекать?

- Пока человек молодой, он может поработать год-два и пойти на другую работу. А когда работнику уже за 40 лет перевалило? Начинаются проблемы с новой работой. Молодежь начинает понимать, что профсоюзное движение интересно для самовыражения. Если у человека есть задатки лидера, способности переговорщика, но нет тяготения к какой-либо политической партии, то именно в профсоюзе себя можно испытать. Ведь даже переговоры с менеджером нужно вести умело.

- Нынешние профсоюзы чем-то отличаются от советских?

- В советское время у нас были - частично - государственные функции. Во-первых, ведение социального страхования. Во-вторых, охрана труда и техника безопасности. Сегодня у нас не стоит задача по культмассовой работе. Государство не имеет права перед нами такую задачу поставить, хотя просить может. Но мы этим вопросом занимаемся. Главная задача, которая у нас осталась, та же, что в начале прошлого века, - борьба за права трудящихся. Повышение заработной платы, улучшение условий труда, повышение безопасности на рабочем месте, обсуждение условий увольнений и сокращений.

- Разве, чтобы бороться за свои права, обязательно быть членом профсоюза?

- В каждом трудовом коллективе есть процентов 5 - 10 людей, которые могут себя сами защитить, могут пойти к руководителю с любым вопросом. Но 90 процентов работников не имеют нужной психологической подготовки или профессиональных навыков для этого. Им легче вступить в профсоюз, платить членские взносы в один процент и требовать от своего коллеги, чтобы он шел к директору и говорил: "Уважаемый директор, вы не правы". Директор может частнику сказать: "Не нравится - уходи". Профсоюзному лидеру он так сказать не может.

- Откуда у Федерации профсоюзов деньги?

- Федерация получает 2 процента от сборов профкома. Например, если профком собрал 1000 рублей, то мы 20 только получим. Но за эти два процента у нас есть группа юристов-трудовиков, экономистов, орговиков по всем направлениям, которые нужны. Они работают с администрацией города, администрацией области, с директорским корпусом. Мы свои два процента оправдываем. Мне не стыдно это сказать.

- Чьи права защищает нынешнее трудовое законодательство - работника или работодателя?

- Сегодня трудовое законодательство регулирует отношения между работником и работодателем. Оно очень либерально потому, что на момент его принятия (это было в 2001 году) профсоюзы шли на определенный компромисс. Правда, с оговоркой: в течение пяти лет профсоюзы смотрели, как трудовое законодательство работает. И сейчас воспользовались своим правом внести поправки.

- Что вы собираетесь изменить?

- Сегодня у нас заключены трехсторонние соглашения - в городе и области: между работодателями, властями и профсоюзами. Но некоторые работодатели в этом плане ведут себя по принципу "хочу - выполняю, не хочу - не выполняю". И это при том, что основное сообщество соглашение подписало. То есть некоторые говорят: "Да ну, пошли вы подальше!.." Мы считаем, что нужно сделать нормой закона - если квалифицированное большинство работодателей (75%) подписали трехстороннее соглашение, то остальные 25% тоже должны его выполнять. То есть мы обязаны понуждать тех, кто хочет на халяву проскочить через эти обязательства. Эту позицию мы отстаиваем. И ее поддерживает, например, Александр Шохин - новый руководитель Российского союза промышленников и предпринимателей.

- Если Федерация независимых профсоюзов России в целом и Федерация профсоюзов города и области в частности ведут такую масштабную борьбу за права трудящихся, почему профсоюзы "Форда" и "Катерпиллара" выходят из федераций?

- Есть такая идеология - комариная. Комар думает, что если он сейчас медведя укусил, тот сдохнет. Не сдохнет! Если сегодня Россия ассоциируется с партией "Единая Россия", то политика таких вот председателей профкомов - комариная. Да, укусит где-нибудь, но в целом он будет опираться на трудовое законодательство, которое выработано ФНПР. С отдельным профкомом администрация города и разговаривать не будет. А с нами заключает трехстороннее соглашение потому, что мы вместе.

Члены профсоюза на "Катерпилларе" своих профсоюзных руководителей не поддерживают. Те, видно, почувствовали где-то дополнительную финансовую поддержку. А на "Форде" например, недовольны тем, что они отчисляют 30% в вышестоящие органы. Это мало на самом деле! Вот в Европе отчислятся до 100% профсоюзных сборов предприятия, и дальше эти средства централизованно распределяются.

Что касается выхода из ФНПР. На "Катерпилларе" все равно останутся члены профсоюза. Это для нас не трагедия. Выйдут. Поработают. И я уверен - вернутся. Другое дело, что они занимаются подстрекательством. И их идеология направлена не на объединение профсоюзного движения, а наоборот - на разъединение.

- Вы считаете, что эти действия "новых профсоюзов" - спонтанны или кем-то срежиссированы?

- Есть уже даже специальная памятка, которая распространяется среди руководителей предприятий с иностранным капиталом. В ней 17 пунктов. Например: "Поддерживать видимость важности всех профсоюзных руководителей, но стараться противопоставлять их друг другу для развития негативных отношений между ними". Или вот еще: "Постоянно говорить о социальном партнерстве и нежелании профсоюзов вести переговоры, а администрации всесторонне ограничивать диалог с профсоюзами, выставляя заведомо неприемлемые требования. В дальнейшем обвинять профсоюзы через СМИ в неконструктивном поведении". Или: "Всесторонне подчеркивать безграмотность профсоюзных лидеров, всесторонне дискредитировать профсоюзных работников, включая профсоюзных специалистов, всех, кто обладает образованием, авторитетом, компетентностью и знанием. Создавать все условия для появления других представителей работников. Всемерно поощрять - в том числе и материально - антипрофсоюзную позицию советов бригадиров и других организаций". Здесьтакие слова, которых у нас в лексиконе-то нет. Это из лексикона Запада.

- И кто такому учит менеджеров иностранных предприятий - ЦРУ?

- Я не буду говорить: у меня нет подлинника, но поскольку документ распространен, то я могу его цитировать. Вот еще один пункт: "Максимально сократить финансовое возмещение затрат профсоюзным организациям, предусмотренное по законодательству, прежде всего по коллективным договорам. Постоянно, как бы между прочим, подчеркивать, что профсоюзы только мешают развиваться компании в интересах работников". Вот сейчас на "Катерпилларе" такая ситуация и есть. Профсоюз там сам по себе не возник. Ему помогали.

- То есть радикальный профсоюз на "Катерпилларе" создало само руководство завода? Зачем - работодатели воспринимают вашу федерацию как врага?

- Мы не враги с работодателями. У нас с администрациями предприятий задачи почти аналогичные. У нас расходится одна позиция - распределение прибыли. Здесь мы не согласны, что большая часть прибыли уходит, например, на Запад. Мы считаем, что распределение прибыли должно быть оптимизировано. И в заработную плату, и в социальную сферу, и в охрану труда, в модернизацию производства. Конечно, какая-то часть должна идти на дивиденды. В вопросах эффективности производства, производительности труда, охраны труда, дисциплины мы солидарны с менеджерами предприятий.

Естественно, что мы не любимчики у администраций. Это нормальное явление. Мы все-таки вмешиваемся в процедуры, если видим, что происходит неправильное распределение прибыли. Мы вмешиваемся, если нарушаются нормы охраны труда и техники безопасности. Мы вмешиваемся, если заработная плата не соответствует нынешнему дню. И делаем это, даже если у нас там нет членов профсоюза.

ЭКСПЕРТ

"Иностранные компании пытаются делать бизнес по закону, поэтому в глазах российских работников выглядят слабыми".

Регулировать конфликты с профсоюзами менеджерам иностранных предприятий помогают юристы. О том, чем полезны и в чем опасны профсоюзы для работодателей, "Городу" рассказал Сергей Спасеннов, руководитель корпоративной практики и практики по недвижимости юридической компании "Пепеляев, Гольцблат и партнеры".

- Профсоюз создать легко?

- Если на предприятии нет профсоюза, достаточно, чтобы три человека собрались, провели собрание, решили, что им нужен профсоюз. Далее нужно принять устав и открыть расчетный счет, чтобы взносы перечислять, либо войти в состав профсоюзного объединения.

- Появление профсоюза создает проблемы работодателю?

- Работодатель, которого уведомили о создании профсоюза, автоматически попадает в систему ограничений. Он уже обязан согласовывать свои шаги с профсоюзной организацией. Если до появления профсоюза, например, изменение системы оплаты труда было полностью на усмотрении работодателя, то после он обязан это согласовывать с профсоюзной организацией. Профсоюз может на некоторые вещи выразить свои замечания. Если работодатель не согласен и в его мнении нет ничего незаконного, то работа может быть продолжена. А профсоюз может вести бесконечно долго переговоры с работодателем. Теоретически дело может дойти до забастовок. Как получилось на "Форде"? Рабочие - в рамках законной процедуры - начали различные действия, которые могут нанести экономический ущерб предприятию. И все - в рамках закона. Самое важное, чтобы обе стороны не выходили за рамки разумных требований, не довели бизнес до кризисного состояния.

- Почему сейчас активизировались профсоюзы на иностранных заводах - там действительно эксплуатация выше?

- Как раз условия труда и зарплаты на западных предприятиях гораздо лучше, чем на старых российских предприятиях аналогичного профиля. Но на российских предприятиях, как правило, нет никаких забастовок... В свое время я долго отработал на Кировском заводе, где достаточно долго базировался "Катерпиллар". Мы видели, как там работают люди, как разнится зарплата и условия труда. Попасть на "Катерпиллар" считалось большой удачей. Но к хорошему привыкаешь быстро. Я думаю, что природа человека такова: он быстро привыкает к хорошему и, в принципе, подумывает, почему бы не попросить еще больше. Теория управления персоналом считает, что любое повышение заработной платы дает эффект и повышает удовлетворенность работников только на шесть месяцев. А после этого работники считают, что работодатель должен дать что-то еще.

- Почему "новые профсоюзы" ведут себя более агрессивно, чем традиционные, которые остались с советских времен?

- В каждом конкретном случае для всплеска активности была своя причина. Может, были какие-то импульсы и со стороны объединений профсоюзов. Ведь на предприятиях с иностранным капиталом "белые" зарплаты. А профсоюзные взносы платятся с официальной зарплаты, то - естественно - профсоюзам, даже отраслевым старой формации, лучше иметь тысячу высокооплачиваемых членов на западном предприятии, чем 10 тысяч на заводе, где официально платят только минимальную зарплату и взносы получаются копеечными. Есть финансовая заинтересованность привлекать западные предприятия. И, я думаю, это вполне разумно и обоснованно. Любая организационная структура должна развиваться и увеличивать ресурсную базу, даже если это отраслевой профсоюз.

С другой стороны, именно сейчас многие международные профсоюзные организации обратили внимание на страны Восточной Европы и Россию. И по своим профсоюзным каналам внутри мультинациональных компаний они выходят на контакт с местными профсоюзными организациями, оказывают им всяческую помощь, занимаются просветительской работой. Добиваются того, чтобы рабочие были активны, чтобы численность профсоюзов росла, чтобы они начинали брать за горло работодателей.

- И зачем им это надо?

- Об этом можно говорить много. Например, история с "Фордом". Там немаловажную роль сыграли не только международные профсоюзы, но и некие странные организации. Например, одна имеет штаб-квартиру в Амстердаме. При этом непонятно, как и кем финансируется. Это даже не совсем организация, а некие "исследовательские группы", которые изучают социальные процессы. При этом они активно вмешиваются в эти процессы. Напрямую контактируют с лидерами профсоюзов, оказывают им методологическую помощь. В том числе занимаются организацией поездок на западные предприятия для обмена опытом с иностранными профсоюзами.

А если учесть, что изначально эта организация формировалась под кураторством Института политических исследований в Вашингтоне, то можно додуматься до чего угодно. Например, когда эта организация активизировалась в Восточной Европе, одновременно поднялась тема про ухудшение инвестиционного климата на Востоке, в том числе в России. И инвесторы смотрят на нашу страну уже не так оптимистично, потому что любой бизнес может остановиться из-за того, что рабочие начали бастовать.

- Говорят, существующее сейчас в России трудовое законодательство выгодно работодателю?

- Огромный минус нашего законодательства в том, что многие вопросы должны решаться в ходе переговоров между работодателем и представителем работников. Такого пробела не должно быть. Необходимы ясные нормы, более четкий водораздел. Каждый в споре начинает смотреть на проблему со своей колокольни. И в глобальном смысле это наносит ущерб всем: инвесторам, работодателям, работникам. И законодательство, и судебная практика отталкиваются от одной концепции: работник - он один, всего лишь навсего со своей зарплатой, без юридического образования, без ресурсов, а с другой стороны - работодатель, часто это крупная корпорация с финансовыми и интеллектуальными ресурсами. И для того чтобы создать некую видимость баланса интересов, наш закон в большинстве случаев стоит на стороне работника. То есть, с одной стороны, работник вкупе с законом и государством, а с другой - капиталист-работодатель. И вот они борются, хотя должны спокойно обо всем договариваться.

Это достаточно сбалансированная система, и она могла бы работать. Но в нашей стране доходит до абсурда, когда мы видим, что профсоюзы и профсоюзное движение часто используют при недружественных захватах. Иногда профсоюзы организованно начинают заниматься шантажом и вымогательством. И - на абсолютно законных основаниях. Их шаги и действия выглядят очень законно, но их мотивы и цели не всегда чистоплотны. Правда, на Западе это тоже достаточно часто бывает.

- Требования новых профсоюзов поднять зарплату на 20 или 30% можно считать адекватными?

- Получается довольно странно: люди, которые получают маленькие зарплаты, работают и молчат, а те, кто получает большую зарплату, хотят все больше и больше. Может быть, причина в том, что иностранные компании пытаются делать бизнес по закону, поэтому в глазах российских работников выглядят слабыми. Им не хватает сил обойти закон. Значит, можно злоупотребить своим профсоюзным правом, попытаться взять больше.

Как звучит один из профсоюзных тезисов: почему, если на аналогичном предприятии на Западе рабочий крутит гайку и получает сто долларов, здесь за эту же гайку - только пятьдесят. Несправедливо? Мне кажется, это мнение, навязанное нашим новым профсоюзным лидерам международными профсоюзами.

- Вы считаете - такая разница в зарплатах справедлива?

- Иначе бы российскому работнику не отдали бы эту работу, не сократили бы рабочие места на Западе, если бы здесь это стоило бы столько же. Зачем вообще тогда иностранным компаниям открывать производство в России? Конечно, рабочие на Западе будут рады, если здесь зарплата будет такая же, как в Европе, а их работодатели не будут переводить в Россию свои производства. То есть сейчас сходят на нет те преимущества, которые были у России. Например, в машиностроении зарплаты почти сравнялись с уровнем Польши, Венгрии, Чехии. А если не будет такого преимущества, то иностранцам смысла нет создавать здесь предприятия и рабочие места. Риски выше при той же себестоимости.

Никита Федоров

Кто-то должен сидеть не оплатившим штраф водителям угрожают арестом  »
Юридические статьи »
Читайте также