НАК: дешево и сердито!

На прошлой неделе состоялось первое заседание Национального антитеррористического комитета (НАК). Созданный по Указу президента РФ Владимира Путина, НАК, по словам его руководителя — директора ФСБ Николая Патрушева, призван заниматься разработкой "новых методов борьбы с терроризмом". При этом немалая роль в поддержке НАК отводится… отечественному бизнесу.

Российские СМИ со ссылкой на "информированных собеседников" в силовых структурах уже сообщили о том, что Путин предложил совмину разработать механизм участия российских предпринимателей в финансировании деятельности НАК. Что всё это значит и для чего на самом деле создавался НАК? На эти вопросы отвечает руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа Анатолий Цыганок.

— Закон "О противодействии терроризму" , принятый 14 месяцев назад в первом чтении, передал ответственность за эту сферу от МВД к ФСБ. И если бы поправки, внесенные после первого чтения, стали известны широкому кругу экспертов и специалистов, возможно, это изменило бы саму концепцию. Поэтому председателем думского комитета по безопасности г-ном Васильевым была проделана "великолепная" аппаратная работа. Он не допустил утечки информации для ознакомления с сутью поправок и улучшения проекта закона и внес на рассмотрение только "нужные" поправки. Хотя процесс внесения поправок в закон, затрагивающий права человека, должны быть доступны для всего общества…

— Есть ли в создании НАК какой-либо практический смысл?

— Безусловно. Стало ясно, что правительство делает ставку в борьбе с терроризмом только на силовые методы. Поэтому в Кавказском регионе следует ожидать увеличения количества разного рода частей и подразделений. Правительство и Дума пошли по наименее затратному направлению. Ведь проще отдать команду на уничтожение пассажирского самолета, чем разрабатывать сложные программы, предупреждающие попадание "самолета-снаряда" в особо важную цель. Наиболее важными здесь являются программы автоматического изменения курса при направлении самолета в цели, объявленные "особо важными".

К тому же нынешний закон не рассматривает угрозу от малоразмерных морских, речных и воздушных судов, которые, на мой взгляд, в настоящее время более опасны, чем большеразмерные самолеты. А наша ПВО к таким угрозам, как массовая "москитная авиация", почти не готова.

— Есть ли какие-то положительные моменты в создании НАК?

— Да. Если суть закона не останется только на бумаге, появляется один конкретный ответственный за его исполнение, в том числе в Кавказском регионе. Также положительным моментом считаю тот факт, что прекратится порочная практика возбуждения уголовных дел "по терроризму" при покушении на общественных деятелей или при нанесении ущерба имуществу.

— Пойдет ли бизнес на "добровольно-принудительное" финансирование НАК?

— Средства выделяться, конечно, будут, но по минимуму. Более-менее на программы, предусматривающие максимальный PR-эффект. Например, на выпуск красочных плакатов или книжек по противодействию террору или на установку красивых металлоискателей на вокзалах, пристанях и станциях метро. Сомнительно, что бизнес будет спонсировать разработку и установку "антивандальных" устройств на всех вентильных установках промышленных и бытовых газопроводов, оборудование бронестеклами и бронедверями водительских кабин на пассажирском транспорте, организацию постов охраны в каждой школе и на первых этажах зданий милиции в Кавказском регионе. Понятно, что предприниматели не станут заниматься и организацией обучения специалистов в муниципальных районах для привлечения общественных структур правоохранительной направленности.

— Как, на Ваш взгляд, должны были действовать законодатели, чтобы борьба с терроризмом была организована оптимально?

— Прежде всего, если ФСБ назначена "крайней" в борьбе с терроризмом, то она должна быть лишена законодательного права проведения следственных действий. Иначе ФСБ всегда будет пытаться приукрасить свою деятельность, проводя "красивые" аресты и показательные суды.

Кроме того, правительство и Госдума должны были принять ряд постановлений и законов. Во-первых, о разработке программ защиты учебных, дошкольных, образовательных учреждений, мест проведения спортивно-массовых мероприятий. Во-вторых, о сплошной очистке всей европейской части России от взрывоопасных предметов, оставшихся после Второй мировой войны. В-третьих, о безопасности трубопроводных сетей. Надо также разработать закон "О частных военных организациях" и поручить им, а не ВОХРу охрану большеразмерных объектов.

— С чем связано столь стремительное принятие в трех чтениях весьма сложного и спорного закона "О противодействии терроризму"?

— Дело в том, что в указе президента написано, что он (указ) вводится в действие после принятия "Закона …". Столь скороспелое его принятие лишний раз подчеркивает, что якобы независимая законодательная власть делает то, что ей указывает исполнительная.

Ксения Митина

От Кронштадта до Святой Елены Наполеоновские планы «Морского фасада»  »
Юридические статьи »
Читайте также