Свободу управляющим Путин наложил вето на закон о банкротстве

Еще как минимум несколько месяцев банкротить предприятия можно будет по-старому, а арбитражные управляющие по-прежнему смогут работать без лицензий и без какого-либо контроля. Владимир Путин наложил вето на закон о банкротстве, поскольку несколько федеральных ведомств не смогли поделить полномочия. Попутно президент спас арбитражных управляющих от некоторых искушений.

Текст президентского вето, оказавшийся в распоряжении "Ведомостей", изложен на девяти страницах, но принципиальных замечаний в нем только два.

По словам главного лоббиста нового закона председателя думского комитета по собственности Виктора Плескачевского, самое важное возражение президента касается того, кто должен представлять интересы государства в процедуре банкротства. В законе говорится, что делать это должны ведомства, наделенные по действующему законодательству правом взыскания задолженности по обязательным платежам. То есть МНС, ГТК и Пенсионный фонд. Президент с этим не согласен.

Согласно предложениям президента, представлять интересы государства как кредитора должны "федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные правительством РФ представлять в процедурах банкротства требования РФ по обязательным платежам и денежным обязательствам", и аналогичные органы региональных и местных властей (если речь идет об обязательствах перед их бюджетами).

Другими словами, если по закону от лица государства выступают МНС, ГТК и ПФ, то, по версии президента, голосовать будет тот, кому поручит правительство.

Между тем цена вопроса чрезвычайно велика. Если сейчас государство абсолютно бесправно в процедуре банкротства, то новый закон дает ему право голосовать на всех собраниях кредиторов. Ситуация усугубляется тем, что государство, как правило, обладает при голосовании контрольным пакетом кредиторки, говорит Виктор Плескачевский. Если правительство "уполномочит" голосовать один федеральный орган, то эта схема будет чревата коррупцией, поскольку один чиновник будет решать судьбу целого предприятия, убежден депутат. Когда интересы бюджета представляют несколько ведомств, они могут как минимум проконтролировать друг друга при голосовании и, обнаружив негосударственную позицию, пожаловаться правительству, поясняет Плескачевский.

Его коллега Григорий Томчин, напротив, убежден, что президент прав. "Фискальные органы вообще нельзя подпускать к банкротству. Цель банкротства - восстановить бизнес, а у них по определению другая цель", - объясняет депутат. С ним согласен и бывший глава ФСФО Георгий Таль. По словам Таля, у банкротства крупных компаний есть не только фискальные, но социальные и макроэкономические последствия. И анализировать их должны чиновники, отвечающие за экономическую ситуацию в стране, а не за сбор налогов.

Бизнесмены комментируют вето крайне скупо и не объясняют пока, с каким именно ведомством они хотели бы встречаться в судах. Глава рабочей группы РСПП по банкротству Михаил Фридман сказал лишь, что вето было ожидаемым, поскольку "законопроект действительно нуждается в доработке". Сенатор Герман Ткаченко, до избрания работающий вице-президентом "Сибала", оказался более откровенным. Он заявил "Ведомостям", что, отнимая в ФСФО большую часть полномочий и раздавая их разным ведомствам (например, МНС и ГТК) , разработчики закона из Минэкономразвития поставили интересы государства под удар. "Несогласованная позиция разных ведомств при голосовании может угрожать государственным интересам", - говорит сенатор.

Минэкономразвития пока официально не отреагировало на президентское вето. Но осведомленный источник в ведомстве заявил "Ведомостям", что ничего страшного в предложениях президента нет. По его словам, правительство само решит, кто будет представлять его интересы в процедуре банкротства. Если речь пойдет о банкротстве крупных компаний, голосовать будет одно ведомство, предварительно согласовав свою позицию с правительством. А в банкротстве мелких компаний будут участвовать разные министерства, прогнозирует чиновник.

Кроме выяснения межведомственных отношений, независимые юристы обнаружили в тексте вето лишь одно принципиально важное для рынка нововведение. Президент заступился за арбитражных управляющих, снизив вступительный страховой взнос в СРО в шесть раз - с 300 000 руб. до 50 000 руб. "Я знаю очень немногих честных управляющих, которые могут просто так перечислить в страховой фонд СРО $10 000", - говорит руководитель Российского сообщества независимых экспертов и антикризисных управляющих Виктор Голубев.

Путин предлагает депутатам уменьшить и размер страхования профессиональной ответственности. В законе говорится, что он зависит от балансовой стоимости активов предприятия. Если она не превышает 300 млн руб. , то страховка составит 5%. При стоимости активов от 300 млн руб. до 1 млрд руб. - 15 млн руб. плюс 3% стоимости, превышающей 300 млн руб. Если активы дороже 1 млрд руб. , страховка составит 36 млн руб. плюс 1% от суммы превышения.

Путин предлагает установить страховку на уровне 3% при стоимости активов от 100 млн руб. до 300 млн руб. ; 9 млн руб. и 2% балансовой стоимости, превышающей 300 млн руб. , если активы стоят от 300 млн руб. до 1 млрд руб. ; 20 млн руб. плюс 1% от суммы превышения, если активы дороже 1 млрд руб.

Дальнейшая судьба закона о банкротстве пока не ясна. Руководитель департамента Минэкономразвития Церен Церенов сообщил "Ведомостям", что документ остается одним из "наиприоритетнейших". Если депутаты согласятся с поправками президента, то документ может быть принят в октябре. Но Виктор Плескачевский заявил "Ведомостям", что обсуждение президентских поправок будет нелегким. "Депутаты, конечно, могут уступить, но только потому, что закон уже и так запоздал", - говорит Плескачевский. Ведь с 1 июля ФСФО больше не лицензирует и не контролирует арбитражных управляющих, и банкротить предприятия может кто угодно. "Рынок находится в состоянии полного дерегулирования, и недобросовестные кредиторы наверняка этим воспользуются", - поясняет Георгий Таль.

Наталья Неймышева

Миронов представил президенту доклад о состоянии законодательства в РФ  »
Юридические статьи »
Читайте также