Банкротство заказывали? Заказные банкротства были и будут, несмотря на новый закон

3 декабря вступил в силу новый Закон "О несостоятельности (банкротстве)", опубликованный в "РГ" 2 ноября. И аккурат в его день рождения в Торгово-промышленной палате РФ собрались "сливки" бизнеса, чтобы уяснить: так что, в России больше не будет "заказных" банкротств? Посовещавшись, решили: будут. Чтобы разгрести хотя бы часть "свинцовых мерзостей", бизнесмены предложили Правительству создать совет по банкротствам, куда следует ввести представителей ТПП, чиновников, представителей регионов и топ-менеджеров из числа антикризисных управляющих.

Банкротство - это, извините за банальность, капля воды, в которой отражается вся экономика. Помимо собственно закона, имеет ключевое значение: каковы суды, что из себя представляют специалисты по банкротствам, наконец, как ведет себя государство.

Хотя принят новый Закон, прочие компоненты системы не изменились. В этом и заключалась высказанная вчера обеспокоенность предпринимателей. Начнем с судов, которые бизнесмены именовали не иначе как "неэффективными и коррумпированными". Новый Закон выводит роль судов на первый план. Однако не создает (это, собственно, и не его задача) условий, чтобы суд смог соответствовать новым задачам.

Не лучше обстоят дела с арбитражными управляющими, этими чернорабочими банкротных дел. Новый Закон постарался сделать так, чтобы в эту профессию шли подготовленные люди, а не сельские электрики или солдаты после срочной службы. Но широко разрекламированный жест - введение страхования ответственности управляющего - бизнесом не оценен. По Закону о страховании, оказывается, страховка не платится, если действия управляющего были умышленными или просто разгильдяйскими. Так от этого и страхуемся! По "банкротному" же Закону получается, что страхование работает лишь тогда, когда управляющий нарушил законодательство. А если нет, а просто дураком оказался набитым? Тогда никто ни за кого не отвечает. Нет ни "субсидиарной ответственности", ни иной какой "соломки". Зато само банкротство становится дороже - из-за издержек на страховку.

Еще интересный вопрос: а кто решает, кого именно, Иванова или Сидорова, бросить на "интересный" объект? Закон говорит: либо ФСФО (Федеральная служба по финансовому оздоровлению и банкротству), либо СРО (саморегулируемые организации, аналог коллегий нотариусов, которых, впрочем, пока нет). Предприниматели настолько не верят в то, что ФСФО несет разумное и вечное, что убеждены: при любом раскладе это ведомство подомнет под себя СРО, и в итоге в России создадутся "аффилированные с государственными органами группы, которые и будут назначать арбитражных управляющих" на самые лакомые объекты.

Досталось ФСФО и за то, что оно якобы отказалось чистить экономику России от "трупов". Одна из главных задач сегодня - очиститься от предприятий, которые давно умерли. Налоговики устраивают ради этого реестры и пугают людей в метро рекламой о том, что "ваш бизнес умрет после 1 января, если вы не подадите сведений о своей фирме". Спешащие на службу работяги очень удивляются. Статистики затеяли "экономическую перепись" - то же, что задумало МНС, и никто не понимает, зачем. На самом деле санация - задача банкротного механизма; для этого существуют так называемые дела "об отсутствующих должниках". ФСФО обвиняется в том, что "под предлогом отсутствия финансирования" оно "пролоббировало" включение в новый закон нормы, согласно которой заявки о таких делах подаются, только если финансирование появляется.

Что же несет в себе новый Закон о банкротстве? Его лейтмотив, по мнению бизнесменов, - всемерное усиление роли государства. Оно теперь и в "текучку" влезает, и за управляющими следит, оно и кредитор, и контролер. Согласно выводам экспертов ТПП, государство перегнуло палку даже с формальных позиций - есть требования Гражданского кодекса, которые прописывают, насколько государство может позволить себе свободу рук. Государство эти рамки перешагнуло.

Во всем этом читается как минимум недоверие не столько к государству "вообще", сколько к его конкретным институтам. Просто цитата из доклада рабочей группы ТПП по банкротствам: "Явные и завуалированные изъяны нового закона создают предпосылки для восстановления в сфере банкротства административно-командной системы управления, употребления его как инструмента передела собственности, порождают условия, которые затрудняют денежное и товарное обращение, значительно сокращают возможности использования кредитования как способа реального оздоровления предприятий и, главное, роста экономического потенциала"

Впрочем, сами предприниматели признают, что, сбудутся эти апокалиптические прогнозы или нет, станет ясно в так называемый переходный период, который уже начался: закон в силу вступил, а СРО не созданы. "В чем был реальный замысел законодателя, станет понятно уже вскоре", - говорят эксперты.

Представитель Совета Федерации, который комментировал в свое время банкротный закон в "РГ", на этот раз тоже начал с критики. И с того, что верхняя палата намерена инициировать поправки в еще толком не заработавший документ. Куда смотрели, когда документ лежал на операционном столе, а вы нависали со скальпелями?

Как говорили корреспонденту "РГ" с глазу на глаз и в Думе, и в Совете Федерации, "нам пришлось принять политическое решение, хоть бы и половинчатое". Нет, дело, если верить нашим источникам, не в кознях Кремля и не в интригах ФСФО (которое, кстати, вело себя более чем достойно). Было в избытке других лоббистов. С хорошими "бабками".

Как мы помним, летом отменили лицензирование арбитражных управляющих, поскольку решили, что это плохо в принципе. А там, мол, Закон новый заработает и управляющих будут отсеивать новым ситом. Отменить-то отменили, а закона нового все не было. Руководитель ФСФО Татьяна Трефилова со страниц "РГ" объявила о наступлении "опасной паузы", когда государство теряет остатки влияния на передел собственности. Так что палаты голосовали, дабы весь корабль не потонул.

Евгений Арсюхин

Архиважное дело  »
Юридические статьи »
Читайте также