Сделки на рынке переместятся в будущее Хотя законопроект "О производных финансовых инструментах" нуждается в доработке

На днях банковский комитет Госдумы рекомендовал принять в первом чтении законопроект "О производных финансовых инструментах", однако эксперты раскритиковали этот документ в пух и прах.

И, как отметил председатель Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Валерий Зубов, проект закона еще нуждается в существенной доработке, некоторые его нормы противоречат гражданскому законодательству, и потому создателям документа предстоит изменить концепцию законопроекта, опираясь на положения Концепции законодательного регулирования срочного рынка, подготовленной специалистами банковского комитета в ноябре прошлого года.

Проект закона "О производных финансовых инструментах" регулирует отношения, связанные с возникновением, изменением и прекращением производных финансовых инструментов, а также определяет правовое положение участников рынка производных фининструментов. Согласно документу производным финансовым инструментом (ПФИ) признается договор, по которому возникновение и (или) размер по крайней мере одного денежного обязательства зависит от значения (или) изменения цены, других показателей базового актива, или значения показателя, определенного в законопроекте. По словам разработчиков проекта, документом классифицируются типы пользователей рынка ПФИ. В частности, впервые вводится разделение участников рынка производных финансовых инструментов на квалифицированных и неквалифицированных пользователей. Специально регламентируются отдельные виды деятельности на этом рынке и устанавливаются специальные требования для каждого из его участников. Кроме того, проект закона предусматривает разграничение рынка на организованный (биржевой и внебиржевой) и неорганизованный, одновременно устанавливаются особенности их функционирования и правила оборота ПФИ на каждом из этих рынков.

Однако нормы законопроекта не будут распространяться на отношения, связанные с возникновением, изменением и прекращением внебиржевых производных финансовых инструментов, предусматривающих передачу базового актива за исключением инструментов с регулируемым базовым активом.

Статья 1 законопроекта определяет основы правового регулирования производных финансовых инструментов. Однако, как считают в банковском комитете, предмет регулирования законопроекта необоснованно расширен, поскольку ряд норм, в нем прописанных, уже содержатся в Гражданском кодексе РФ и других законах и нормативно-правовых актах. Кроме того, по мнению специалистов, нормы проекта закона не включают исчерпывающего перечня ни видов производных фининструментов, ни регулируемых базовых активов.

В результате нормы документа распространяются на неограниченно широкий класс правоотношений, которые в соответствии с общепринятыми подходами не имеют никакого отношения к деривативам или срочному рынку. И при этом законопроект не решает одну из основных задач, стоящих перед срочным рынком, - обеспечение судебной защиты прав требования по срочным сделкам, в том числе по расчетным валютным форвардам.

Расчетные срочные сделки в соответствии с российским гражданским законодательством могут быть отнесены к сделкам пари. Проект не позволяет отличить производные финансовые инструменты от сделок игр и пари, которые по общему правилу не подлежат судебной защите. В соответствии со статьей 15 документа стороны таких игровых сделок признаются пользователями ПФИ. А в пункте 4 статьи 25 проекта предусматривается отказ в судебной защите требованиям физических лиц, совершивших производные финансовые инструменты без посредничества профессиональных участников рынка ПФИ. Такой подход может быть признан злоупотреблением со стороны законодателя, который неоправданно часто отказывает лицам в судебной защите прав, возникающих из гражданско-правовых отношений.

Проектом формируется особый рынок "производных инструментов", включающий разнообразные виды профессиональной деятельности, и предусматривается его регулирование параллельно уже существующему регулированию товарного, валютного рынков и рынка ценных бумаг. Этот подход концептуально отличается от подхода, закрепленного действующим законодательством. Тем самым законопроект вмешивается в сложившееся регулирование рыночных отношений, разрушая существующие механизмы фондового, валютного и товарного рынков.

И один из важных моментов. Как отмечают эксперты банковского комитета Госдумы, применение норм законопроекта на практике приведет к снижению уровня государственного контроля на срочном рынке. Это в свою очередь может обусловить резкий рост финансовых рисков и снижение рыночной стабильности. Проект исключает возможность для осуществления целого ряда форм госконтроля на срочном рынке: проведение проверки профессиональной деятельности, связанной с операциями с производными финансовыми инструментами, установление уровня маржи и требования к ней, приостановление или ограничение торгов в чрезвычайных обстоятельствах, принудительное закрытие позиций, приостановление исполнения по ПФИ. Кроме того, законопроект предусматривает передачу саморегулируемым организациям и биржам значительной части государственных полномочий по регулированию деятельности профучастников рынка производных финансовых инструментов. Такой подход не соответствует мировой практике. Роль государственного регулирования и контроля на срочном рынке не должна снижаться, что связано прежде всего с повышенным уровнем риска для его участников. Риски, которые несут участники рынка ПФИ, не должны отражаться на иных сторонах их деятельности и смежных рынках.

Кроме того, разработчики законопроекта предлагают устранить лицензирование участников рынка ПФИ, за исключением случаев в отношении бирж и клиринговых организаций. В соответствии с проектом при заключении поставочного производного фининструмента одна из сторон должна иметь соответствующее разрешение (лицензию) на осуществление деятельности с данным базовым активом или заключение такого производного финансового инструмента. Но ведь деятельность на рынке ПФИ является высокорисковой, несущей в себе риск не только для рынка базового актива, но и для всей экономики. Поэтому, по словам думских экспертов, это положение законопроекта не может быть поддержано.

В общем, "законодательный блин" о производных финансовых инструментах на деле оказался комом. Как отмечает зампредседателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам В.Тарачев, в течение последних трех месяцев обсуждение этого документа прошло в Национальной фондовой ассоциации, НАУФОР, АРБ, среди ведущих западных юристов в этой области. Все они были единодушны. На представленный документ даже трудно дать заключение, потому что он никак не связан с российским законодательством. Как следует из заключения правового управления, в проекте вообще нет внятного определения ПФИ. Кроме того, договоры, которые законопроект называет производными инструментами, на самом деле являются договорами купли-продажи, договорами мены, условными договорами. Все они очень подробно описаны в Гражданском кодексе. То есть депутатам, по сути, предлагается переписать Гражданский кодекс. "Законопроект не решает ни одной из конкретных задач, стоящих перед рынком. Вместо этого он только разрушает систему действующего регулирования. Поэтому прежде чем принимать окончательное решение по этому документу, необходимо получить не только отзыв Правительства, но и отправить проект на заключение в Центр частного права при Президенте РФ, Институт законодательства и сравнительного правоведения РАН", - считает В.Тарачев.

По словам главы думского банковского комитета В.Зубова, на рассмотрение в первом чтении законопроект "О производных финансовых инструментах" необходимо внести уже до конца весенней сессии. Депутатов торопят представители Центробанка и Министерства экономического развития и торговли, которые выступают за быстрейшее прохождение документа. Однако очевидно, что авторам проекта еще предстоит его существенно доработать, чтобы на выходе не получился еще один "мертвый" российский закон.

Елена Голякова

Госдума приняла Водный кодекс РФ в третьем чтении  »
Юридические статьи »
Читайте также