Французское здоровье, французская болезнь, российские вопросы

Давайте посмотрим на Францию не с экранов телевизионных новостей, где беснующиеся толпы хулиганов идут встык с ощетинившимися когортами полицейских, а с иной точки зрения. Нет, не той, что традиционна для российского интеллигентского сознания, связывающего Францию с авангардом живописи, кино, театра и кинематографа. Взглянем на ту Францию, о которой у нас почти не знают. На работающую Францию. Страну, которая является главной составляющей в производстве европейских аэробусов - удивительно удобных, вместительных, безопасных и конкурентоспособных. Давайте вспомним Францию, которой принадлежит Рено-Ниссан - самая высокодоходная среди всех автопроизводящих корпораций в современном мире, возглавляемая гениальным автоменеджером Феликсом Гоном (кстати, перуанцем по происхождению). Вспомним Францию, входящую в тройку лидеров мировой фармакологии, дающей миру лекарства от смертельных болезней. Вспомним лучшие в Европе скоростные железные дороги. Вспомним Францию - мирового лидера по удельному весу производимой атомной энергетики, работающей (тьфу-тьфу) без сбоев.

Реальность такова, что в наши дни есть две Франции. Первая - та, о которой говорилось выше. Франция умная, деятельная, работящая, изобретательная. Франция, которую нельзя не уважать.

Есть и иная Франция, в которой хотелось бы жить бездельникам со всего мира. Там, милый читатель, если вы, закончив какой-нибудь интересный вам, но невостребованный в данный момент обществом факультет университета, не найдя работы, придете в социальное ведомство и объявите себя безработным, то получите полное освобождение от коммунальных услуг (кроме оплаты телефона и Интернета) и квартплаты. Ну и еще ежемесячно крошечную сумму в почти 500 евро на проживание. Впрочем, если вы заявите, что вам еще приходится кому-то помогать (чем, кстати, пользуется большинство "бедных" россиян во Франции), то сумма вспомоществования может почти утроиться. Поверьте - это и есть социализм, это и есть мечта бездельника. Ничего не делать, не шиковать, но в мелочах себе не отказывать.

Беспорядки во Франции имеют одну простую подоплеку, о которой никак не удосужатся сообщить официальные или полуофициальные российские СМИ. Закон о первом найме лишает перспективы многолетнего халявного, вплоть до пенсии, существования касты бездельников. Такая каста существовала в Древнем Риме, выдвинув лозунг "Хлеба и зрелищ!". Новая каста требует хлеба, чтобы самим себе обеспечивать зрелища.

Когда мы пытаемся следовать Европе, то должны сами себе четко ответить на вопрос: "Какому из европейских путей мы хотим подражать? Тому, на котором строят аэробусы, современные автомобили, производят эффективную фармацевтику, или Европе, плодящей агрессивных бездельников?"

Но если бы я остановился только на этой альтернативе, то был бы интеллектуально нечестен. Есть еще Европа граждан, Франция граждан. Нельзя не уважать внутреннего чувства французов, заставляющих их идти на демонстрации, забастовки ради защиты прав других, совсем незнакомых людей. Это и есть гражданское общество в действии. Но, с другой стороны, нельзя не презирать это гражданское общество, которое трусливо убегает в тот момент, когда хулиганье громит лавки, разбивает чужие автомобили и, наконец, сжигает библиотеку Сорбонны. Значит, что-то не так с этим гражданским обществом.

Мало кто помнит, что социальные конфликты во Франции начались при уже забытом премьере Балладюре. Тот тоже проводил через парламентское большинство закон, разрешающий работникам и работодателям при взаимном согласии работать сверхурочно за повышенную плату. И тогда шли многомиллионные демонстрации, показывавшиеся по нашим телеканалам. Только мало кто в ту пору показал другие демонстрации, менее многочисленные, менее организованные, но куда более искренние. Другая часть гражданского общества Франции вышла на улицы под лозунгами "Мы хоти работать, мы хотим зарабатывать!". Это были люди, которые не хотели, чтобы заработанные ими деньги шли на содержание пожизненных бездельников.

Французская дилемма проста. Или во Франции окончательно победит социализм бездельников, а значит, придет время, когда там загнется производство аэробусов, автомобилей, лекарств и французам придется лечиться от все болезней аспирином от г-на Бр-ва. Либо же политическая элита сконцентрируется и переломит ситуацию в пользу производства и развития, подобно тому, как это сделала в свое время баронесса Тэтчер в Британии. Решающая битва еще впереди.

Вывод, в общем, ясен: гражданское общество, составленное не из болтунов и бездельников, а из творцов и работников, наилучшим образом соответствует принципам свободной экономики и правового порядка. Но сочетание этих двух факторов - сочетание уникальное. И если есть не вымученная, а действительно важная национальная идея для России, то она состоит именно в этом: создать гражданское общество деятельных, ответственных работников, борющихся за свое достоинство и правовой порядок.

"Что он Гекубе, что ему Гекуба?" - вопрошал шекспировский герой. "Что нам французские беспорядки?" - пора спросить нам себя. Трудовая реальность современной России в своем роде уникальна и не имеет аналогов в мировой истории. Население поделено на три категории: государственные служащие, бюджетники и наемные работники. Причем последние не понимают, на кого они в реальности работают: на частника в чистом виде, на госчиновника, которому принадлежит через подставных лиц их предприятие, на бандитов или на черта лысого? Иногда доведенные до крайности люди начинают голодать.

Сообщения об организованных забастовках приходят только с предприятий, принадлежащих "западникам". Один из рабочих активистов на вопрос автора этих строк, не хотят ли его товарищи взять пример с тех, кто бастует у "западников", откровенно ответил, что только "западники" позволяют настоящую профсоюзную деятельность, относясь к ней серьезно. А на наших предприятиях профсоюзы как были, так и остались "приводным ремнем". Только раньше КПСС, а теперь не то гендиректоров, не то бандитов. Именно силового, бандитского воздействия боятся все те, кто недоволен оплатой или условиями труда. Именно поэтому, как утверждают они, не удается поднять народ на законные, дозволенные Кодексом о труде способы борьбы за свои права.

Главная экономико-политическая задача состоит в том, чтобы добиться простой вещи: каждый, кто получает деньги из бюджета, есть государственный служащий. Для наемных работников на частных предприятиях должны быть полностью, под страхом уголовного преследования пострашнее, чем Ходорковскому, ликвидированы "серые зарплаты". Это приведет к сокращению числа чиновников, ибо без госслужащей-уборщицы обойтись нельзя, а без бездельника, просиживающего штаны, можно. Да, смена системы найма в России приведет к легальному приросту временных контрактов и сокращению числа постоянных. Возможно, при таком развитии событий когда-нибудь российское правительство внесет законопроект о том, что молодые работники могут увольняться в течение первых двух лет без объяснения причин. Возможно, в России начнутся волнения. Но это будет уже другая жизнь. Тогда Россия будет выпускать аэробусы, конкурентоспособные авто, эффективные лекарства. У нас еще все впереди.

Валерий Островский

"Реформу надо проводить в головах чиновников"  »
Юридические статьи »
Читайте также