Блин в натуре

Вчера активисты «Гринпис» возле Мариинского дворца опять выступали против поправки депутата Белоусова, согласно которой в скверах и парках можно разместить ресторанчики. Противники поправки в самом Законодательном собрании запускают в народ каламбурные фразы со словом «озеленение», намекая, естественно, на цвет денежных заморских купюр. Между тем, если внимательно рассмотреть действующее законодательство, вполне может оказаться, что противники поправки не в ту сторону шашкой машут.

Еще одно «кроме»

Напомним пункт 2 статьи 3 закона Санкт-Петербурга «Об охране зеленых насаждений» (цитируем, это важно): «на территориях, занятых зелеными насаждениями общего и ограниченного пользования, запрещается предоставление земельных участков для строительства зданий и сооружений, кроме случаев размещения общественных туалетов, спортивных сооружений, вентиляционных шахт метрополитена, объектов гражданской обороны, объектов, предназначенных для выполнения работ, связанных с содержанием территории». Депутат Алексей Белоусов предложил пополнить этот перечень еще одним «кроме»: «объекты общественного питания».

Какой там общепит! Даже на разрешенные законом спортивные сооружения на территориях, занятых зелеными насаждениями общего пользования (у них забавная аббревиатура — ЗНОП), некоторые парламентарии недобро косились. Потому что под определение «спортивное сооружение», например, попал строящийся на территории Зеленогорского парка, в районе пляжа «Золотой», яхт-клуб, снабженный такими приятными дополнениями, как гостиница, ресторан и небольшой коттеджный поселок. И докажите, что этот многофункциональный комплекс — не спортивное сооружение.

А под определение «объекты общественного питания» подпадают здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания; здания для предприятий розничной торговли; здания для предприятий общественного питания — в общем, тоже есть где развернуться фантазии.

Большинство депутатов не смутило когда-то разрешение строить в парках вольно трактуемые «спортивные сооружения»; не смутила их и «общепитовская поправка» — в первом чтении, как мы знаем, она была принята.

Ребята из петербургского «Гринписа», рассерженные принятием поправки Белоусова, но воодушевленные недавней судебной победой над застройщиками бульвара на улице Турку (где намеревались возводить вроде бы спортивное сооружение, а на самом деле развлекательный центр), в укор народным избранникам устраивали у театра «Балтийский дом» пункт-палатку для «информирования населения». Кто-то бродил возле Мариинского дворца, переодевшись несчастным деревом. Депутаты не испугались.

В каких пропорциях?

Впрочем, забеспокоились специалисты профильной комиссии Законодательного собрания по вопросам земельных отношений и использования пригородных территорий. В ответ на поправку Белоусова они написали так называемую «Проблемную записку», в которой напомнили, что главное в парках и скверах то, что это «территория общего пользования» (в силу ст. 1 Градостроительного кодекса и ст. 262 Гражданского кодекса) ; к тому же «занятая зелеными насаждениями общего пользования» (где действует закон Санкт-Петербурга № 254-38 «Об охране зеленых насаждений»); и уже потом — «территория, состоящая из множества земельных участков с различными функциями».

Специалисты не возражают против этих «различных функций»: дескать, мы не в тайге все-таки живем и в городском парке вполне допустимы и детские площадки, и аттракционы, и теннисные корты, и места для парковок, и покушать культурно хочется. Но проблема в том, что не установлены четкие пропорции: сколько процентов от общей площади парка или сквера должны составлять собственно «зеленые участки» и сколько — все прочее. Сейчас коммерсант может оставить возле своего «спортивного комплекса», грубо говоря, три тополя — в качестве «зеленых насаждений общего пользования». Не то чтобы для красоты, а чтобы увести эту территорию от налогообложения.

Комиссия предложила юридически развести два понятия — «территория» и «земельный участок» и «территорией общего пользования, занятой ЗНОП» считать всю территорию парков, садов, скверов, бульваров и т. д., а «земельными участками, занятыми ЗНОП» — те участки, которые непосредственно заняты зелеными насаждениями. И утвердить соотношение зелени и всего остального. Предложение сделано, о реакции неизвестно.

Отдыхать-то есть где.

Дышать нечем

Напомним (уже не раз об этом писали), что, согласно новому Генеральному плану , рекреационные зоны должны увеличиться с 27% (2004 год) до 33% (2015 год), и это здорово, но здорово «с поправкой». Рекреационная зона (Р) разделена на 4 подзоны с разной степенью запрещенности строить что-либо. Фразу «можно строить» спокойно переводите как «можно вырубать деревья».

В зоне Р-0 (сюда попадает, например, побережье Финского залива в районе Карельского перешейка: Сестрорецк, Зеленогорск, Солнечное, Комарово, Репино) можно возводить спортивные сооружения (зона так и именуется — «спортивные сооружения и пляжи»). В зоне Р-2 («зеленые насаждения общего и ограниченного пользования»), как видим, помимо туалетов, спортивных сооружений, вентиляционных шахт метрополитена, объектов гражданской обороны, возможно, будут и кафе-рестораны-закусочные и т. д. В зоне Р-3 («зона отдыха, досуга и развлечений, туризма и санаторно-курортного лечения, гостиниц и пансионатов различного типа, дачного фонда») — вообще строй не хочу.

«Зеленые насаждения общего пользования» защищены от вырубки, только если их угораздило вырасти в зоне Р-1 («леса и лесопарки»). И эта зона — по крайней мере в Курортном районе — уменьшается за счет увеличения прочих Р-зон, которые, будучи формально «территорией общего пользования», а то и с «зелеными насаждениями общего пользования», постепенно этих насаждений лишаются и делятся на кусочки земли «весьма ограниченного пользования»: поле для гольфа, допустим; ресторан с парковкой, гостиница.

Карельский перешеек уже называют «нашим ответом Рублевскому направлению» в Москве. Надо ли напоминать, что Курортный район — легкие города. И если мы их «прокурим» (вырубим деревья то есть) — все. Упремся постройками в Балтику и Ленинградскую область, другой субъект Федерации.

Временное и постоянное

Итак, во-первых, нашлись недовольные размещением на территориях ЗНОП как общепита, так и спортивных сооружений. Во-вторых, появилось предложение установить процентное соотношение между постройками и зелеными насаждениями. Но тут, в-третьих, случилось еще одно событие.

В поселке Репино на Приморском шоссе строят кафе (с определением «временное») для некоего ООО. Территория относится к зоне Р-2 («зеленые насаждения общего и ограниченного пользования»), где, по закону, строить нельзя ничего, кроме того, что мы уже перечислили. Кафе, как ни крути, не тянет ни на спортивное сооружение, ни на объект гражданской обороны, ни на шахту метрополитена.

Сергей Гуляев (депутат от Курортного района и председатель профильной комиссии городского парламента по вопросам земельных отношений и использования пригородных территорий) сделал запрос на имя губернатора: мол, представляете себе, с какой-то радости, вопреки закону и без каких бы то ни было согласований с городским правительством возводится «временное кафе» на территории (внимание!) в 4000 кв. метров.

Ответ получен. Такой, что и профильная комиссия по вопросам земельных отношений, и постоянная комиссия по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам не знают — то ли материться, то ли аплодировать тому смольнинскому специалисту, который этот документ готовил. Аплодировать за смелость в толковании городских законов.

Итак, в ответе говорится: «...рассматриваемая территория относится к зоне зеленых насаждений общего и ограниченного пользования, в пределах которой возможно размещение, в том числе и объектов внешнего благоустройства и временных сооружений...». (Где?! Где в законе «Об охране зеленых насаждений» сказано о «временных сооружениях» и «объектах внешнего благоустройства»?! — потрясены обе комиссии.) Дальше. «...Согласно пункту 2 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации , объекты некапитального характера, временные по своим конструктивным параметрам, не относятся к недвижимому имуществу, на которое распространяется государственная регистрация права». То есть предполагается, что это «временное кафе» уже по факту будет являться «движимой вещью». Закон запрещает строить недвижимость, а кафе — «временное», следовательно, некапитального характера, следовательно, вполне себе «движимость», а запрета насчет движимого имущества нету.

Дальше. «...В соответствии с Положением об администрации района Санкт-Петербурга, утвержденным постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 23.12.2003 г. № 128 , к компетенции администраций районов Санкт-Петербурга в области управления и распоряжения объектами недвижимости относится предоставление земельных участков сроком до 3 лет без права возведения капитальных строений и сооружений на условиях аренды». То есть дать участок на 3 года может и районная администрация без конкурса и торгов.

Со всеми нужными организациями все согласовано; на основании порубочного билета «произведен снос деревьев»; общественные обсуждения проведены и «принципиальных возражений от представителей общественности не имеется» (а жалобные письма депутату Гуляеву строчили, вероятно, какие-то другие представители какой-то другой общественности).

И вообще-то неясно, чем граждане недовольны. Строительство «временного кафе», как видим, соответствует Генеральному плану и закону «Об охране зеленых насаждений...», и, главное, строится кафе «в порядке развития инфраструктуры обслуживания побережья Финского залива».

А то, что под «временное» (подчеркнем) кафе отдан участок площадью 4000 кв. м (это 10 земельных участков, выделяемых под индивидуальное жилищное строительство), так это значит, что «обслуживать побережье» будут с размахом.

Так что поправка Белоусова не так страшна, как ее малюют. Тут, как видим, и без всяких поправок пока управляются.

...К тому же если кафе временное, то снос многолетних деревьев тоже, вероятно, временный.

Между тем

В Калининском районе, как утверждает «Гринпис», на днях в нарушение действующих законов уничтожены 16 крупноствольных деревьев ценных пород. Под строительство очередного блинного ресторана вырубают сквер общей площадью 1,5 тыс. кв. м на углу Гражданского проспекта и улицы Верности.

В Генеральном плане города, подчеркивает «Гринпис», пострадавший участок отнесен к рекреационным зонам общего пользования...

Анастасия Долгошева

На субботник перед саммитом зовет главный санитарный врач России  »
Юридические статьи »
Читайте также