Дезире ДЕФФО "Паниковать" уже поздно…

По российскому обществу и в особенности по служителям Фемиды катится, неумолимо набирая обороты, эпидемия пострашнее птичьего гриппа. Ей уже впору выдумать имя — "расистская слепота", "нацистская чумка" etc. И Петербург, пожалуй, самый крупный сегодня очаг этой инфекции…

30 марта горсуд СПб вынес окончательное решение по делу об убийстве таджикской девочки Хуршеды Султоновой: семь молодых людей, обвиняемых в нападении, которое коллегия присяжных квалифицировала как "хулиганство", приговорены к лишению свободы на сроки от полутора до пяти c половиной лет. Один подсудимый оправдан.

В тот же день новосибирский суд над восьмерыми членами группировки "Белое братство" также не нашел в действиях подростков, увлекающихся нацистской литературой и доктриной о превосходстве белой расы, признаков экстремизма. Аналогично — без признания национал-экстремистской природы преступления — закончился и другой громкий процесс над Александром Копцевым, который, правда, все же получил 13 лет строгого режима за нападение на прихожан московской синагоги.

Обратная реакция не заставила себя долго ждать. Спустя несколько дней после вынесения "полуоправдательного" приговора присяжных по делу Хуршеды Султоновой в центре Петербурга произошло очередное нападение на ребенка. На сей раз жертвой оказалась 9-летняя мулатка Лилиан Сиссоко.

А накануне рассмотрения очередного дела об убийстве на национальной почве (в октябре 2004 года в Петербурге был зарезан вьетнамский студент Ву Ань Туан) суду так и не удалось сформировать коллегию присяжных. Большинство кандидатов отказались от участия в процессе. По мнению юристов, они просто испугались мести со стороны единомышленников подсудимых.

Но петербургские власти и правоохранительные органы по-прежнему не желают называть вещи своими именами, призывая "не паниковать" и не приклеивать городу "разного рода ярлыки". "Вылазки экстремистов, по статистике, составляют всего 0,1%", — успокоила общественность губернатор Валентина Матвиенко, выступая с посланием перед депутатами ЗакСа. "Нападение на одинокого человека (!) группы подонков, вооруженных битой", по мнению губернатора, не стоит в одном ряду с преступлениями на национальной почве и является всего лишь хулиганством...

О ситуации, связанной с победоносным шествием ксенофобии в городе и в стране, рассуждает заместитель председателя общественной организации "Африканское единство" Дезире ДЕФФО.

— "Паниковать" — уже не то слово, которое подходит для сложившейся ситуации. Проблема приобрела столь серьезные масштабы, что необходимо предпринимать кардинальные меры, иначе Петербург действительно превратится в столицу российской ксенофобии. О какой "недопустимости навешивания ярлыков" можно говорить, если сегодня любая русская мать, у которой ребенок-мулат, запугана до такой степени, что готова бросать работу и сопровождать его повсюду. При этом в СПб большое количество неполных семей, где ребенка воспитывает одна мать. Что делать ей? Бросать работу и сидеть с ребенком, но кто будет их кормить? Жить в постоянном страхе за жизнь своего чада? Ведь сегодня никто не даст гарантий, что ее ребенок возвратится из школы живой…

Так, мама Лилиан реально понимает, что сегодня ей никто не поможет — ни чиновники, ни депутаты, ни общественные советы, созданные чиновниками. Женщина никогда не могла предположить, что такая беда придет в ее дом: ведь и она, и ее дочь по национальности русские. Теперь ради безопасности ребенка ей придется отправить девочку за границу и жить без нее. Лилиан даже отказывается вернуться домой. Кроме того, женщине понадобятся деньги на реабилитацию дочки. Городские власти, к сожалению, ей никак не помогли.

Я вынужден признать, что сегодня большинство людей в нашем городе не воспринимают проблему ксенофобии всерьез. Когда на улицах Петербурга убивают ни в чем не повинных детей только из-за цвета кожи или иного разреза глаз, то многие думают, что их это не касается. Такая пассивность свидетельствует о том, что наше гражданское общество еще не готово к борьбе с экстремистскими проявлениями.

— Но только ли общество виновато? Ведь попытка сформировать суд присяжных по делу вьетнамского студента потерпела фиаско лишь потому, что многие участники испугались мести со стороны нацистов. Значит, они не верят в то, что правоохранительная система реально сможет их защитить от угрозы…

— Я с Вами согласен. И я понимаю, что правоохранительные органы работают по приказу своих начальников. Если же руководство города призывает "не поддаваться панике" и всячески размывает проблему расовой и национальной розни, то надеяться, что милиция будет самостоятельно отлавливать и наказывать экстремистов, не приходится.

Если бы губернатор Валентина Матвиенко публично признала, что город заражен бациллой расизма, что экстремисты (а не хулиганы) будут жестко наказаны, а для борьбы с ксенофобией будут привлечены все — и правоохранительные органы, и прокуратура, — то, может быть, ситуация сдвинулась бы с мертвой точки. А пока глава города остается пассивной, милиция и суды будут вести себя так же. Если бы Матвиенко поставила задачу борьбы с ксенофобией как первоочередную, то и депутаты, и гражданское общество стали бы относиться к данной проблеме более серьезно.

Сегодня о реальном положении дел знают лишь те, кого проблема касается непосредственно, и правозащитники, которые отслеживают ситуацию. Но большинство русских петербуржцев даже не догадываются о масштабах экстремистской катастрофы, потому что с экранов телевизоров их убеждают, что ситуация "под контролем" и "паниковать не нужно". Это печально.

Например, только сейчас городская прокуратура возбудила уголовное дело по факту разжигания межнациональной розни в отношении авторов "Пособия по уличному терроризму", которые размещали его на нацистских интернет-сайтах. В тексте четко обозначен план нападения, по которому уже несколько месяцев совершаются зверские расправы с иностранцами. Я не поверю, что прокуратура не могла обнаружить этот текст гораздо раньше. Просто у них не было четко поставленной задачи. Если бы борьба с ксенофобией была первоочередным городским приоритетом, никто бы не допустил появления такого сайта в интернете. Но пока, к сожалению, для общества доступны не только такие тексты, но и аудиокассеты с нацистскими песнями.

— Но ведь в деле Хуршеды Султоновой, даже имея жесткую установку, прокуратура так и не смогла добиться серьезного наказания для несовершеннолетних преступников. По мнению присяжных, они оказались не нацистами, а обыкновенными хулиганами…

— У меня есть два объяснения. Либо следствие не предоставило достаточно улик для доказательства, что именно Роман Казаков убил девочку, либо присяжные оказались не готовы к тому, чтобы выносить обвинительный приговор. Я не виню их в этом, потому что, окажись на их месте, не уверен, что вынес бы другое решение… Если присяжные не осмелились вынести правосудный приговор, то, возможно, они просто испугались за свою жизнь. Они понимают, что милиция не сможет обеспечить им защиту от мести скинхедов...

— На Ваш взгляд, какую ответственность за сложившееся в обществе и во власти отношение к данной проблеме играют слова и дела высшего руководства страны? Когда власть на протяжении многих лет воюет на Кавказе и призывает "мочить в сортире" тех, кто ей кажется похожим на террориста, — разве это не влияет на умонастроения граждан?

— Да, власть всегда подсказывает обществу, какую линию поведения выбирать. Воспитание националистических чувств действительно идет не только из общества, а от руководителей страны, в том числе и от политических партий…

— Валентина Матвиенко в послании упомянула, что правительство города готовит трехлетнюю программу воспитания толерантности, противодействия ксенофобии, расизму, экстремизму. Насколько, по Вашему мнению, этот документ способен изменить ситуацию в городе? Приглашали ли Вас для его подготовки?

— Во время подготовки этого документа разработчики интересовались мнением представителей практически всех национальностей и общественных организаций. Наша организация также отправляла свои идеи. Безусловно, данная программа может сыграть положительную роль в создании толерантной городской среды. Главное направление — воспитание терпимости среди молодежи, распространение идей толерантности в вузах и школах.

Но мне непонятен механизм ее выполнения. Несколько лет назад был создан городской совет по межнациональным вопросам при губернаторе, который столкнулся с аналогичными трудностями: была разработана программа толерантности, которая так и осталась на бумаге, поскольку не были прописаны четкие механизмы ее реализации.

В своих рекомендациях мы предлагаем начать с семейного воспитания, поскольку родители несут ответственность за то, как их ребенок адаптирован к внешней среде, как он воспринимает "чужих" и "своих" и т.п.

Хочу подчеркнуть: любая программа может оказаться неэффективной, если власть не акцентирует на ней внимание общества. Матвиенко могла бы издать губернаторское постановление "О противодействии ксенофобии и экстремизму", чтобы горожане четко поняли, какое значение имеет для Петербурга эта проблема.

Всем известно, что в американском и европейском обществах существуют такие же "болезни" — расизм, ксенофобия, межнациональная рознь, однако во всех цивилизованных странах существуют четкие правила и законы, которые не позволяют таким явлениям всерьез угрожать безопасности граждан. Когда я был в Америке и Европе, то заметил весьма поучительный лозунг, который каждый гражданин обязан соблюдать: "Ненавидеть можно любого, но руками трогать — никого". К сожалению, Петербург пошел по другому пути, где ненавидеть — значит, нападать, резать, убивать...

— Летом в нашем городе пройдет саммит "Большой восьмерки". Собираетесь ли Вы им воспользоваться, чтобы привлечь внимание международного сообщества к проблеме "петербургского экстремизма"?

— Уверяю Вас, жизнь Петербурга сегодня находится под пристальным вниманием многих стран. Это связано и с организацией саммита, и с тем, что консульства разных государств выполняют свою работу: информация о каждом преступлении в отношении граждан сразу же передается как на родину, так и в другие страны — через интернет и СМИ. Я считаю, что обращаться к мировым лидерам не стоит, поскольку они и так в курсе всего, что происходит в нашей стране и в нашем городе. Мы доверяем администрации города и искренне верим, что петербургские власти решат эту общую для всех проблему.

Оксана Попова

Председатель Горсуда покончит с волокитой Женщины взяли в руки две ветви власти  »
Юридические статьи »
Читайте также