Усмешка сфинкса

Сегодня праздник, к которому Петербург имеет прямое отношение, — Международный день охраны памятников и исторических мест. 10% культурного наследия страны, охраняемого государством, находится в нашем городе. Это здания и инженерные сооружения, сады и парки, пруды и каналы, скульптура и исторические захоронения, археологические объекты.

Не так много на земле мест, отмеченных столь совершенными образцами монументальной пластики. Ответственность за их сохранность в значительной степени несет единственный в России Музей городской скульптуры.

О том, как он с этой задачей справляется, корреспонденту «Санкт-Петербургских ведомостей» Людмиле Леусской рассказала заместитель директора музея, хранитель памятников и мемориальных досок Надежда Ефремова.

— Надежда Николаевна, как сегодня живется памятникам в большом городе?

— Живется непросто, хотя многое делается для того, чтобы их сохранить.

Сегодня мы обладаем арсеналом средств, способных продлить жизнь памятников в условиях ухудшающейся экологической ситуации и естественного старения.

Реставрационная наука в мире развивается активно, и наш город в этом процессе не отстает. Об этом свидетельствует практика сохранения первого скульптурного монумента России — Медного всадника, реставрация конных групп Аничкова моста, памятника Екатерине II, Диоскуров. Удалось вернуть к жизни статуи Ростральных колонн, созданные из пудостского камня. Серьезный прорыв произошел в изучении мраморной скульптуры XVII — XIX веков в старинных некрополях нашего музея.

И все же трудно говорить о том, что результат реставрации будет долго радовать горожан. Фактор вандализма по-прежнему силен, если не сказать непобедим, а современная жизнь вокруг памятников непредсказуема.

— Сфинксов у Академии художеств недавно отреставрировали, но сейчас они стали украшением строительной площадки. Когда создавался проект переправы-дублера моста Лейтенанта Шмидта, о самом древнем памятнике на территории страны никто не подумал?

— Сфинксы — ценнейший памятник в историческом и художественном отношении, на его реставрацию затрачено немало усилий и денег. Мы почти не успели полюбоваться их неуловимой улыбкой, цветом и блеском очищенного камня, как они оказались вблизи строительной площадки. Проект реконструкции моста, как это нередко бывает, создавался без учета интересов памятника. Меры по укрытию заблаговременно не планировались, музей никто не поставил в известность о предстоящих работах.

Не могу не коснуться еще одного важного аспекта той же темы. Осуществляется замечательная программа — реставрация фасадов Петербурга . Но ее составляли, забыв, что почти на каждом фасаде в историческом центре есть мемориальные доски. Эти доски — коллекция Музея городской скульптуры. Хорошо, что 29 досок со здания дома академиков на набережной Лейтенанта Шмидта демонтированы, и КГИОП нашел деньги на их реставрацию. Но мы озабочены состоянием других памятных знаков, пишем письма главам районных администраций, если видим, что леса на здании установлены, а доска ничем не укрыта. Музей не знает, кто ведет работы, а эта организация должна взять на себя поручительство за сохранность доски...

— Иначе говоря, без согласования с музеем к памятникам никто не должен приближаться?

— В случае необходимости мы готовы взять на себя обязанности по сохранению и укрытию памятников и мемориальных досок. Тем более это тесно связано с новой тенденцией, которая следует из опыта реставрационной практики. Музей и специалисты, принимавшие участие в реставрационных работах, убеждены, что нужна программа текущего ухода за памятниками. Большое заблуждение думать, что о монументе, перенесшем реставрацию, можно спокойно забыть на четверть века. Для того чтобы результаты реставрации сохранялись долго, требуется систематическое наблюдение, профилактические промывки, обновление защитного слоя... Все это позволит сэкономить на следующей, весьма затратной по силам, средствам и времени, реставрации.

— Памятников в городе много, музей в состоянии уследить за всеми, каждому поставить диагноз, выявить аварийные?

— Наблюдение за памятниками — главная задача Музея городской скульптуры со дня его основания. История бытования памятника — бесценный материал, накопленный нашими предшественниками. Давно отработана система объезда города, фиксации состояния памятников, что позволяет заниматься перспективным планированием реставрационных работ. Наши планы никогда не составлялись по алфавитному списку или в порядке очередности. Памятники «болеют» по-разному, тот, кто сталкивался с процессом реставрации, об этом знает. Средства на реставрационные работы можно получить, лишь представив необходимые обоснования. Сегодня реставрационная программа включает обязательные научные исследования и экспертизы. К примеру, известно, что бронза бывает различной по составу даже на одном памятнике, к тому же необходимо знать конструктивные особенности монумента, состояние его фундамента...

— Список очередности все-таки есть?

— Да, но выдержать его достаточно сложно. Многое зависит от финансовой ситуации. Мы можем подать заявку на восемь памятников, подготовим документацию, найдем исполнителей, но город способен профинансировать только половину.

Ритмичной работе мешают случаи вандализма. Они отвлекают силы и средства. Впору подумать об отдельной строке в бюджете города на аварийную реставрацию. Если ничего страшного, к счастью, не произойдет, неиспользованные средства могли бы пойти на профилактическую промывку памятников. Представьте, откроют мост, и станет видно, что сфинксы покрыты пылью. Денег им не положено, недавно реставрировались. Но если памятник по чьей-то вине оказался в неблагоприятных условиях, ему нужно помочь.

— Похоже на «скорую помощь» для монументов?

— На наш взгляд, целесообразно создать реставрационный центр на базе музея. Он будет заниматься координацией, наблюдением за состоянием памятников, обоснованием необходимости проведения профилактической реставрации и мер по текущему уходу. Для такого центра многое сделано. Есть научная база — история бытования памятников. Мы знаем, когда каждый из них был создан, чем «болел», когда реставрировался. Накоплен опыт методик применения реставрационных материалов, отработанных на практике.

Наши предшественники в сложный для страны период смогли осознать и добиться, чтобы для сохранения памятников был создан музей. Теперь пришло время следующего закономерного этапа его развития.

Сегодня меняются формы собственности, распадаются организации и появляются новые, нередко в фирмах под руководством опытных специалистов используется дешевая рабочая сила. Но на памятниках не бывает проходных работ, которые можно доверить кому угодно. Нам как хранителям важна квалификация исполнителей.

Памятниками должны заниматься опытные реставраторы вместе со специалистами, которые об этих памятниках знают все.

Программа комплексного мониторинга — наблюдения за состоянием памятников, разработанная музеем и учеными петербургского Университета, активно применяется в нашем городе. Она составляется на основании всех сведений о монументе — с его рождения до сегодняшнего дня.

Людмила Леусская

Юридические статьи »
Читайте также