Черная полоса города

Вокруг убийства студента из Сенегала в Петербурге началась настоящая истерия. "Наши" со своими чернокожими друзьями устроили несанкционированное шествие с митингом, СМИ обсуждают проблему толерантности, а депутаты местного ЗакСа договорились до того, что пора, мол, вводить в России смертную казнь.

"Наш" марш

Справедливости ради нужно отметить, что общероссийский лидер "Наших" Василий Якеменко был куда более, взвешенным в своих оценках, чем местные парламентарии. В беседе с корреспондентом "ТС" главный комиссар сказал, что не склонен рассматривать Питер в качестве "фашиствующей" столицы. По мнению Якеменко, ситуация с нацрознью в Петербурге ничуть не отличается от московской или воронежской.

Варяги из Москвы

В Питер Якеменко приехал с важной миссией - организовать шествие и митинг памяти по погибшим от рук фашистов, начиная с Великой Отечественной войны и заканчивая нашими днями. Комиссар объехал несколько вузов, где выступил перед студентами с короткой речью. Суть обращений к учащимся сводилась к тому, что фашисты времен Великой Отечественной убивали наш народ, поскольку "он не был похож на немцев", а сейчас происходит то же самое - неонацисты убивают тех, кто, по их мнению, не похож на них.

Куда делся Якеменко после "автоагитпробега" по питерским вузам - неизвестно. Присутствовавшие на акции от начала до конца корреспонденты "ТС" лидера "Наших" там не увидели. Можно предположить, что у Якеменко появились более важные дела - не приехал же он на "патриотический" урок, который "нашисты" не так давно попытались преподать штаб-квартире "Яблока". По слухам, тогда ехать в Питер Якеменко отсоветовали в Кремле. Впрочем, сам комиссар говорит, что ежедневно у него масса важнейших встреч, и если бы он присутствовал на каждой акции, типа той, что проводилась у стен "Яблока", то просто рано или поздно умер бы от усталости в поезде.

Другим столичным варягом, посетившим наш город перед несанкционированным митингом, был скандально известный адвокат Анатолий Кучерена (председатель комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированию судебно-правовой системы), но он не рассуждал о ксенофобии. Пошедший в политику юрист общался с представителями ГУВД, прокуратуры и суда Петербурга, пытаясь отыскать ответ на вопрос: что в последнее время происходит в Петербурге? Упор был сделан на недоработку правоохранительных органов. По мнению Кучерены, сотрудники ГУВД откровенно признались, что есть проблема с кадрами как следствие невысоких зарплат. Это представителя Общественной палаты удивило, так как, по его мнению, "зарплата и профессионализм - вещи разные". Может быть, адвокат просто не знает, что озвученная им цифра в 15-17 тысяч - это не оперская зарплата, да и постовые столько не получают...

Тут же (не очень логично, но вполне нормально для подобного рода политиков) Кучерена признал, что исходя из полученных им сведений пока работа по делу об убийстве сенегальца ведется "эффективно", "перечень доказательств... говорит о том, что следствию удалось выйти на след совершивших преступление". Однако, как и надлежит политику, юрист отметил, что говорить о том, что задержанный именно тот, пока не стоит. Также адвокат обмолвился, что трагедия на 5-й Красноармейской имеет "банальные причины" - иностранцы собирались в клубе, рядом с которым расположены жилые дома, часто вели себя шумно. "Это и спровоцировало одного из жильцов дома", - сказал Кучерена и тут же поправил себя, мол, это лишь одна из высказываемых версий.

Встречался дорогой московский адвокат и с представителями Городского суда Петербурга. Будучи юристом, Кучерена убежден в том, что именно суд присяжных может повлиять на работу органов внутренних дел, прокуратуры, поскольку присяжные выносят вердикт на основе излагаемых в суде фактов. А это, по мнению адвоката, заставит милицию работать лучше. Впрочем, вопрос, к кому ближе стоит Кучерена (к юристам или политикам), так и остался открытым. Сказав буквально минуту назад хорошие слова в адрес присяжных, адвокат тут же обмолвился, что ему "как человеку (политику? - Авт.)" вердикт присяжных по делу о нападении на семью Султоновых был "неприятен".

По главной улице с плакатом

А теперь непосредственно об акции. Изначально "Наши" планировали, что от перекрестка Думской улицы и Невского проспекта до Спаса-на-крови пройдет не менее 3 тысяч человек. Однако у "нашистов" началась череда неудач. Поначалу подопечные Василия Якеменко не сомневались, что получение санкции на проведение мероприятия - дело техники. Посоветоваться с нацболами (которые имеют большой опыт в этом вопросе) главному питерскому "нашему" Леониду Курзе в голову не пришло. Итог - разрешение получено не было. Сложилось ощущение, что представители власти города постарались отгородиться от ее организаторов. Юридически несанкционированную акцию необходимо было разогнать (правда, какие последовали бы выводы о Смольном в СМИ, можно лишь догадываться). Разрешить же ее (есть такое мнение) власти не решились - "ведь в Петербурге нет расцвета фашизма".

И тут "нашистов" постигла вторая неудача. Судя по численности и цвету кожи собравшихся, блестящие ораторские качества Василия Якеменко и агитпром питерских "Наших" возымели действие на в основном и так перевозбужденных иностранных студентов, пройдя мимо ушей большинства российских учащихся вузов. Вопреки прогнозам "Наших" (как сообщил корреспонденту "ТС" Леонид Курза, принять участие в шествии и митинге призывали всех студентов вузов и в студенческих общежитиях, в подготовительной агитации участвовали больше 200 человек!) трех тысяч не собралось. Пришло, по нашим оценкам, от силы тысяча, более половины которых составили студенты-африканцы.

То, что шествие по проезжей части главной магистрали города не состоится, участникам акции стало известно на месте сбора - на Думской улице. Подходивших к месту сбора на углу Думской и Невского группами направляли по подземному переходу на другую сторону проспекта. Только на канале Грибоедова они начинали скандировать: "Фашизм не пройдет!" На Думской к 15 часам остались в основном только темнокожие студенты. Они развернули плакаты "Путин, помогите, убивают", "Санкт-Петербург - столица фашизма", "Питер - кладбище для иностранцев", "Была ли победа 1945 года?" и обращение к губернатору: "Валентина Ивановна, ведь вы тоже мать" - с фотографией убитого Ламзара Самбы.

"Наших" выдавали сшитые на заказ черно-белые ветровки ("нашисты" сменили цвет?), а у некоторых молодых "выдвиженцев" были раскрашены лица. Иностранные студенты, в основном африканцы (китайцев и представителей Латинской Америки было совсем немного), держали в руках обращения к горожанам, фотографии убитого сенегальского студента, ученого Николая Гиренко, студента Тимура Качаравы. На подходе к Спасу "нашисты" раздавали портреты героев, убитых в Великую Отечественную.

Конечно, студенты хотели пройти по Невскому. Но сотрудники милиции во главе с замначальника милиции общественной безопасности ГУВД Вячеславом Коваленко запретили им это делать, объяснив тем, что акция не санкционирована, кроме того, перекрыть Невский в три часа дня - значит парализовать движение в городе. Глава питерских "Наших" Леонид Курза объяснил происшедшее по-другому: "В Смольном нам заявили, что такое шествие дискредитирует город". То, что акция не была разрешена, подтвердил и приехавший к Спасу-на-крови вице-губернатор Сергей Тарасов: "Наши" не успели оформить разрешение. А посмотрите на лозунги. Они, мягко говоря, некорректны и, думается, не способствуют сплочению наций".

Короткий митинг проводили Леонид Курза и преподаватель Лесотехнической академии Нунга Жорж. Как заявил Курза, те, кто убивают иностранцев, считают себя патриотами. Но они не патриоты, а провокаторы. Патриотами можно считать тех, кто едет учиться к нам в страну, познает наш язык, нашу культуру и потом доносит все это до своих соотечественников. Нунга Жорж был более эмоционален. "Ни в одной стране русских не убивают только потому, что они русские, - заявил он. - Но в то же время плохие и хорошие люди есть и в России, и в Африке. Мы должны добавить новый предмет для изучения в школах - под названием "дружба". Митинг завершился минутой молчания. Вся акция заняла не больше 15-20 минут. "И это все?" - подумали журналисты. Не все - показала практика.

"Пантеры" вышли на тропу?

На обратном пути часть митинговавших попыталась выйти на проезжую часть Невского проспекта. Но им удалось там пройти лишь несколько метров - потом милиция вежливо загнала всех на тротуар. Большинство пошли в метро, но человек сто направились дальше. Садовую пересекли уже 50. В таком составе, скандируя: "Фашизм не пройдет!" и "Россия для всех!", дошли до площади Восстания и пошли обратно. Предводительствовал Нунга Жорж. Леонида Курзы уже и близко не было. Студенты все время норовили выйти на проезжую часть, но милиционеры так и не дали этого сделать, уговаривая молодежь разойтись со словами: "Мы тоже против фашизма..."

За пешеходной зоной на Малой Садовой чуть не произошла потасовка. Один из случайных прохожих, которому, по всей видимости, помешала толпа участников акции, стал выражать претензии. И тут же был избит. Если бы не милиция (которая вела себя на удивление индифферентно), беды было бы не избежать. А так, пока милиционеры уговаривали африканцев, мужчина был вынужден искать убежища от разъяренных чернокожих студентов за первой же дверью на Невском.

He всякий "нашист" выстоит до конца акции

Из "нашистов" окончания мероприятия дождались единицы. Под конец агитаторы с громкоговорителями перестали контролировать происходящее, сняв с себя полосатые куртки (и, похоже, ответственность вместе с ними)... Развозку иностранных студентов от Думской по общежитиям организовывали тоже не они, а некие частные лица из африканского землячества.

Зато через час после завершения акции в СМИ начали появляться высказывания Леонида Курзы о том, что у Спаса-на-крови милиция задержала десяток скинхедов. В милиции эту информацию не подтвердили. Да и наш корреспондент, от начала до конца (в отличие от лидера "Наших") сопровождавший шествие, никаких задержаний, тем более таких массовых, не заметил...

По поводу присутствия на акции представителей НБП и "Яблока" Василий Якеменко высказался нейтрально. Пусть, дескать, приходят, но не выпячивают свои партийные принадлежности. Нацболы и "яблочники" не пришли.

- Я против пиара на крови, - высказывает свое мнение лидер питерского отделения НБП Андрей Дмитриев. - А тут был именно он. Как можно утверждать, что сенегальца убили из соображений нацрозни, когда следствие только началось? Сначала надо разобраться, а потом митинговать. Мы уже были свидетелями, когда все кричали про нацрознь, а мотивы были совершенно иные. Конкретный пример - таджикская девочка. Что же касается тепличных условий... Да попробуй мы вот так выйти на Невский, нас бы тут же забрали. Я уж молчу о безнаказанном избиении прохожего. Против нас бы тут же дело возбудили.

- Мы, конечно, - говорит лидер петербургского отделения "Яблока" Максим Резник, - разделяем беспокойство "Африканского единства". И у нас есть сомнения в искренности "нашистов". Действия же властей и правоохранительных органов, по-моему, вполне предсказуемы. Заявку на проведение акции "Наши" подали с нарушением закона, когда было уже поздно. Выйди мы так в центре на митинг, нас бы тут же погрузили в автобус с ОМОНом.

Светлана Борисова, Олег Николаев

Брэнды для "маршруток"  »
Юридические статьи »
Читайте также