Валентина Епифанова: Суд присяжных – самый демократичный. На вопросы «НГ» отвечает новый председатель Городского суда Петербурга

Не так давно в Городской суд Петербурга федеральной почтой был доставлен пакет. В нем находился указ президента России о назначении Валентины Епифановой председателем Горсуда . До официального назначения Валентина Николаевна исполняла обязанности председателя больше двух лет. Что теперь может измениться в судебном сообществе города на Неве, какие задачи ставит перед собой вновь назначенный руководитель суда – об этом рассказывает «Новой» Валентина Епифанова.

– Валентина Николаевна, первый вопрос касается суда присяжных. После вынесения вердикта по делу об убийстве таджикской девочки Хуршеды Султоновой разгорелась дискуссия о том, готова ли российская судебная система вообще и Санкт-Петербурга в частности к суду присяжных. Как вы считаете, Городской суд Петербурга готов к рассмотрению дел судом присяжных?

– К введению суда присяжных мы готовились с 1995 года. Первые коллегии присяжных были введены в нескольких субъектах Российской Федерации в качестве пилотного проекта реформирования судебной системы, Петербург должен был войти во вторую волну. Но потом планы в Москве поменялись, и коллегии присяжных появились в нашем городе лишь в 2004 году. В том же году судом присяжных было рассмотрено 12 дел, в прошлом – 6. Скорее всего, в этом году будет больше. По-моему, наши судьи справляются с рассмотрением дел коллегией присяжных. Другой вопрос, готовы ли к этому сами присяжные? Ведь посмотрите, что происходит. Мы вызываем по 300–350 кандидатов, а летом и того больше, но приходят в лучшем случае человек 100. И даже из них иногда не удается сформировать коллегию. Вот живой пример – дело об убийстве вьетнамского студента. Во время первого отбора в суд явилось около 70 кандидатов в присяжные, но коллегия сформирована не была. Большинство кандидатов взяли самоотвод. 18 апреля мы коллегию сформировали, но подобные трудности, на мой взгляд, будут появляться и впредь… И все же, какие бы проблемы с судом присяжных перед нами ни стояли, следует признать, что этот суд все-таки самый демократичный.

– Почему же тогда возникают вопросы к оправдательным вердиктам суда присяжных, подобных тем, что появились после вердикта по убийству Хуршеды Султоновой?

– Вердикт по делу об убийстве Хуршеды Султновой не был полностью оправдательным, подсудимые приговорены к реальным срокам лишения свободы. Ну а вопросы… На мой взгляд, они возникают от некоторой юридической неграмотности. Мы ведь сами голосовали за конституцию , в которой прописан институт присяжных. А теперь мы же этот суд подвергаем обструкции? Нелогично… Еще вопросы возникают потому, что общественность не могла присутствовать на процессе. Я в принципе согласна с мнением уполномоченного по правам человека Владимира Лукина, который заявил, что любой судебный процесс должен быть открытым. Если бы данное дело рассматривалось в открытом режиме, то у журналистов и правозащитников было бы гораздо меньше вопросов. Но, к сожалению, законодательство запрещает нам слушать в открытом режиме дела, в которых подсудимыми проходят лица младше 16 лет. Есть еще несколько ограничений, из-за которых судебные слушания закрывают, все остальные дела мы слушаем в открытом режиме.

Льготы по аренде  »
Юридические статьи »
Читайте также