Угрозы ночной водке

Петербургский ЗакС отклонил поправки городского правительства к проекту закона «Об обороте алкогольной и спиртосодержащей продукции в Санкт-Петербурге».

Впрочем, и законодатели и чиновники убеждены: им в конце концов удастся существенно ограничить продажу крепкого спиртного в ночное время.

Вся русская история представляет собой увлекательную игру в пятнашки между государством и народонаселением. Государство придумывает невыполнимые условия, все убивающие обременения, а российский житель догадывается, как от этих новых сложностей убежать, в тюрьму не угодить и самому в прогаре не остаться. Ну, какое влияние на наш быт оказал недавний запрет пить пиво на улице ? или в обязательном порядке регистрировать домашних животных? Как повлияли на жилконторы новые правила, обязывающие их мыть наши парадные с завидной периодичностью?

Пиво, и правда, пьют на улицах меньше — так это потому, что пивоторговцы пролезли во всякую щель и в обмен на наши небольшие рубли предлагают сравнительно комфортные условия для потягивания их пенистого напитка. И с лающей собакой справляется не участковый, а доведенный до крайности коллектив жильцов лестничной клетки. А дворнику доплачивает или тот же коллектив, или, в порядке социальной ответственности бизнеса, самый зажиточный из соседей.

На месте наших властей трогать алкоголь я бы просто побоялся. Что, кто-нибудь забыл «пьяные углы», покупку бутылки у таксистов, алкогольную мафию? Пьяному — море по колено. Для того чтобы «добавить», он готов на любой подвиг. Ну, нет в центре универсамов — куда деться ночному забулдыге, если, согласно проекту нового закона, в микрорайонных лавочках ни вина, ни водки не будет? Он-то, забулдыга, выход найдет — пойдет будить соседей, сыщет запасливую бабку, употребит суррогаты. А вот магазины на углу — единственное спасение пенсионера или пешехода без машины — прогорят. Привычные ночные пьяницы примутся сбиваться в стаи: у них наконец-то найдется объединяющее дело — ночная торговлишка. А над ними появятся бригадиры, а над бригадирами смотрящие. А над всем этим скопищем — какой-нибудь солидный господин в форменной или гражданской одежде.

Осторожнее с обычным правом, господа законодатели! Тысячелетние обыкновения не изменяются мановением начальственной руки.

Лев Лурье

Государство в ответе за тех, кого распустило  »
Юридические статьи »
Читайте также