Ларьки пострадают от взрывной волны уличные фаст-фуды подвергнут массовым проверкам

Взрыв ларька, торгующего шавермой, у метро "Улица Дыбенко" -- стал больше чем трагедией, унесшей жизни трех человек. Городская администрация, давно ведущая борьбу за ликвидацию ларечной торговли в Петербурге, получила аргумент в подтверждение своих заявлений, что уличная торговля -- дело крайне небезопасное. Прокуратура Петербурга тут же приступила к внеплановой проверке торговых павильонов.

Взрыв произошел в воскресенье, 16 апреля, около девяти часов вечера, когда внутри помещения находилось трое работников и одиннадцать посетителей. Это был не торговый ларек в традиционном его понимании, а небольшой павильон. В результате взрыва две женщины -- продавщицы шавермы -- погибли сразу, еще один человек умер ночью в НИИ скорой помощи. Ожоги и ранения осколками стекла получили 15 человек -- как те, кто был внутри, так и случайные прохожие, причем пятеро из них пострадали серьезно.

Как выяснило следствие, на кухне, где готовилась шаверма, взорвались два газовых баллона. В результате взрыва разрушились стеклянные стены здания и осколки разлетелись на несколько десятков метров вокруг. Сразу же начался пожар, затем раздался второй взрыв. Пожарным, однако, удалось оперативно потушить пламя. Все пострадавшие были немедленно госпитализированы. Прокуратура возбудила дело по статье 109 ч. 3 УК РФ (причинение смерти по неосторожности двум и более лицам).

Сразу же после взрыва городские власти сообщили о проведении внеплановой проверки всех ларьков, торгующих шавермой и хот-догами на предмет соответствия их оборудования требованиям техники безопасности. Таких павильонов в городе насчитывается порядка 500. Всех бизнесменов, нарушающих правила безопасности, говорят власти, ждут штрафные санкции вплоть до закрытия торговых точек.

Понятно, что случившееся -- еще один аргумент в пользу Смольного в его борьбе за ликвидацию ларьков в Петербурге. Напомним, что борьба городской администрации с ларечниками началась осенью 2004 года, когда городское правительство обязало КУГИ не продлевать договоры аренды с владельцами ларьков, расположенных на остановках. Через полгода пришла очередь ларьков, расположенных на станциях метро, и тех, что стояли рядом с остановками и входами в подземку. Часть владельцев ларьков предпочла не портить отношения со Смольным и пошла на выдвинутые им условия, но наиболее активные представители мелкорозничной торговли, объединившись в Ассоциацию предпринимателей малого и среднего бизнеса, начали проводить акции протеста. В результате, как говорят сами оппозиционеры, те, кто активно сопротивляется, пока свои ларьки сохранили.

Но Смольный тоже сдаваться не собирался. "Ларьки -- это уже атрибут глухого провинциального города, а не европейской столицы России, -- заявляла Валентина Матвиенко, -- провинциальность вообще за прошлые годы как-то приклеилась к Петербургу, что очень обидно. Как нас только не называли: и экономическая провинция, и политическая провинция. Это нанесло удар и по имиджу города, и по его статусу, и по настроению людей. Помните знаменитую горькую фразу Даниила Гранина, сказанную давно о нашем городе: "Великий город с областной судьбой"? Эта фраза звучала в свое время как приговор. Но она была абсолютно справедливой. Я вам скажу, что все, что мы сейчас стараемся делать в городе, по большому счету позволит нам сократить эту фразу ровно наполовину: "Великий город" и точка".

Кроме эстетических соображений руководители петербургской администрации приводили и более прагматичные аргументы -- контроль за ларечной торговлей затруднен, нарушений законодательства (от миграционного до потребительского) много, неизвестно, насколько качественными продуктами там торгуют, а главное -- уличная торговля таит в себе потенциальную угрозу безопасности населения. Владельцы ларьков с этими аргументами не соглашались.

Взрыв в шаверме на "Дыбенко" может дать Смольному основания перейти к более активным действиям. Тем более что, как выясняется, взорвавшийся павильон работал с массой нарушений -- прокуратура заявляет, что хозяевами ларька, официально оформленного на жителя Петербурга, являлись "лица арабской национальности". По данным городской прокуратуры, помещение с использованием фиктивных документов было оформлено в аренду, а затем в субаренду. Задержанный гражданин Ирака, которого и считают настоящим владельцам павильона, подозревается в незаконном предпринимательстве, по данным прокуратуры, именно он набирал в ларек персонал, завозил продукты и оборудование. Конечно, российский народ глубоко сострадает иракскому, так пострадавшему от американцев, но вряд ли это заставит его сочувствовать и "владельцу шавермы из Ирака, живущему в Петербурге без регистрации". Горелка, из-за которой и произошел взрыв, была установлена без соответствующих согласований.

Основной версией, по которой городская администрация требовала от руководства метрополитена убрать ларьки из метро и около метро, являлось обеспечение безопасности -- правда, раньше власти в первую очередь говорили об опасности террористической. Но опасность гибели от взрыва горелки будет воспринята населением даже лучше потенциального терроризма. Поэтому вряд ли ларьки в Петербурге ожидают легкие времена.

Петр Алексеин

Все выше, и выше, и выше власти Петербурга решили утроить бюджет  »
Юридические статьи »
Читайте также