Какой чиновник лучше?

Длительная битва за монетизацию льгот завершилась полной победой правительства. Закон оказался принят, несмотря на жесткие возражения со стороны депутатов, профсоюзов и представителей регионов.

Любопытно, что по мере того, как недавно еще совсем никому не известный термин "монетизация" проникал в массы, народ все чаще начинал называть конвертацию льгот в деньги "монетаризацией".

Оговорка почти по Фрейду. Известно ведь, что во всех наших бедах виноваты монетаристы. А раз конвертация льгот в деньги сулит нам новые беды, значит, придумали ее именно эти "ироды" и является она не монетизацией, а монетаризацией.

Но Бог с ним, с термином. Важнее разобраться в сути предлагаемых нам преобразований. Монетизация льгот имеет две стороны, причем одна связана с важной и давно назревшей реформой, а другая — исключительно с борьбой элит.

Начнем с первой. Спор о замене льгот на деньги, в основном, свелся к тому, компенсирует ли правительство льготникам их реальные потери или же в очередной раз всех "кинет"? Конечно, можно обсуждать эту часть вопроса и вполне можно понять тех очень небогатых людей, для которых она является принципиальной. Но вообще-то ставить проблему подобным образом — это все равно, что применительно к реформе 1991-1992 гг. обсуждать лишь вопрос: ограбил Гайдар народ или нет?

С той реформы начался переход к рынку. Вся наша сегодняшняя жизнь определяется преобразованиями 1991-1992 гг. А потому при всей важности вопроса о компенсации потерь, вызванных либерализацией цен, в глобальном смысле он отходит на второй план. Пройдут годы, наше поколение сойдет со сцены, и вопрос о том, что мы потеряли в январе 1992 г., будет интересовать лишь историков. А весь ход жизни наших детей будет определяться реформой Гайдара — так же, как, скажем, жизнь сегодняшних немцев определяется реформой Эрхарда.

Конечно, значение монетизации льгот на порядок меньше значения либерализации. Но суть реформ та же самая. В рыночной экономике каждый товар или услуга должны стоить столько, сколько реально стоят. И каждый должен платить сам за то, что покупает (при этом рынок отнюдь не отрицает господдержки малоимущих).

В 1992 г. мы стали покупать по рыночным ценам колбасу. С тех пор проблем с обеспечением народа колбасой у нас нет. Но вот общественный транспорт находится в состоянии даже худшем, чем тогда. Если мы хотим иметь транспорт, работающий по законам рынка, необходимо его реформировать — поставить в конкурентные условия, привлечь частного инвестора. И к тому же осуществить монетизацию льгот.

Таким образом, нравится нам или не нравится монетизация, ее осуществление в рыночной экономике объективно необходимо. Другое дело — распределение финансовых ресурсов и ответственности за осуществление социальной поддержки между федеральным центром и регионами.

В последнее время очень модной стала игра в расчеты типа "кто кого обманул". Федеральное правительство любит говорить о том, что регионы от его реформ не страдают, тогда как защитники прав регионов приходят со своими расчетами, демонстрирующими, что центр оставляет им одни обязательства без всяких ресурсов.

На самом деле вопрос о ресурсах весьма относителен. Если, например, не проводить жилищно-коммунальную реформу, то регионам никаких средств никогда не хватит. Точно так же если федеральный центр собирается постоянно вести войну в Чечне, то ему придется сохранять милитаристский характер бюджета, ущемляя и без того не слишком богатую социальную сферу.

Именно потому, что ужаться не хотят ни в Москве, ни в регионах, у нас идет постоянная распря о ресурсах. В регионах справедливо полагают, что им на местах виднее, как правильно тратить деньги. В центре же прекрасно знают, что на местах царит страшная коррупция. Местные чиновники готовы быстро разворовать все оставленное им центром, после чего свалить ответственность за недофинансирование на федеральное правительство. Именно так мы и жили все 90-е гг.

Правда, на это регионы возражают, что федеральные чиновники воруют не меньше. Да к тому же именно центр ведет войну, то есть осуществляет самые непродуктивные, аморальные затраты. Но и на это есть ответ. Умные аналитики со стороны всегда скажут, что московские политики и чиновники уже имеют все, о чем можно мечтать, а потому начинают думать об интересах страны. На местах же вопрос об этих интересах станет актуальным разве что лет через двадцать.

Всю эту сказку про белого бычка можно рассказывать бесконечно. К серьезным вопросам относится не столько раздел ресурсов между двумя чиновничьими кликами, сколько снижение налогового бремени, оставляющее ресурсы самим людям. Но об этом у нас в последнее время спорят с гораздо меньшим интересом.

Дмитрий Травин

Федеральное собрание приняло "Закон о монетизации льгот". // Вас это коснется?

Сергей Слонимский, композитор:

— Да всех коснется! Мы — люди среднего достатка. Даже незначительные послабления за квартиру, за транспорт для нас существенны. Льготы и так достаточно скромные. Вообще, для городских жителей лучше оставить льготы — и в первую очередь, на транспорт. Для жителей деревни это не очень существенно. Разные денежные реформы у нас в стране всегда приводили не к чему иному, как только к разорению населения.

Лев Щеглов, ректор института "Психологии и Сексологии":

— У меня двоякое ощущение от принятого закона. Если говорить теоретически, то правильно отменять бесконечные удостоверения за проезд или на лекарства, которые подделываются, даются по блату и т.д. По сути, это нормальный цивилизованный путь. Но в реальности, думаю, неверно ставить в равные условия городского инвалида и сельского, которому не нужен общественный транспорт. К тому же назову чудовищным цинизмом сохранение льгот для депутатов и высших чиновников и отбирание их у несчастных стариков. Цинизм власти состоит еще и в том, что все с телеэкранов звучит замечательно, а мы прекрасно знаем, что в каком-нибудь дотационном нищем регионе даже с этими жалкими для стариков копейками начнутся те же задержки. И вообще, то, что сейчас делает власть на всех своих ветвях, психологически очень неумно, потому что эта власть в дальнейшем уже не получит от населения поддержки.

Валентина Иванова, депутат Госдумы, фракция "Единая Россия":

— Лично я не отношусь к льготным категориям, но что касается льгот депутатов, уже с нас сняли льготы по жилью в Москве и на внутригородском транспорте. Закон я поддерживаю! Финансирование по всем льготам, предоставляемым ветеранам, пенсионерам, возрастет в два с половиной раза, и все льготники получат и социальный пакет, и выплаты. Усилится адресность предоставляемых льгот. Все льготники поделены на федеральных и на субъектов федерации. Федеральных полностью финансирует бюджет РФ, а субъекты РФ будут получать трансферты. Кроме этого, увеличена налоговая база субъектов РФ, произведен соответствующий расчет Минфином и правительством РФ. Но депутаты Госдумы намерены проверить все эти расчеты! Самый трудный вопрос, который всех беспокоит: хватит ли в регионах денег, чтобы эти льготы выплатить. К слову, с 2005 года сохраняются натуральные льготы — жилье и коммунальные услуги для наших пенсионеров и ветеранов, санаторно-курортное обеспечение, лекарства и пригородный транспорт. А с 2006 года льготнику дается право выбора: сохранить социальный пакет в натуральном выражении или получать деньгами. Это серьезное изменение в закон о льготах внесла фракция "Единая Россия".

Ирина Хакамада, лидер партии "Свободная Россия":

— В любом случае это коснется меня, поскольку в качестве пенсионера я буду иметь хоть какие-то льготы. Жители сел и малых городов, которые не ездят на общественном транспорте и не могут получать льготных лекарств, так как их там попросту нет, получат хоть какие-то деньги. Но жители больших городов обязательно проиграют. Я всегда говорила, что в России с учетом ее масштабов любую социальную политику нужно проводить адресно. Этот закон не продуман.

Семен Альтов, писатель:

— Я понятия не имею, коснется это меня или нет: в этом смысле я счастлив и несчастлив одновременно. У меня нет на данный закон никакой реакции, поскольку это пролетает где-то надо мной. Я — свободный художник со всеми трагическими последствиями. Я — сам по себе: ни к государству, ни к каким регионам отношения не имею. Одна моя городская родственница очень горячо обсуждает вопрос об отмене льгот. Я знаю только то, что она считает, что ей станет хуже. Что касается меня, то у меня возраст предпенсионный, но до сих пор я не знаю, где буду получать пенсию и буду ли ее получать вообще.

Геннадий Турецкий, секретарь Ленинградского комитета РКРП:

— Я еще не достиг пенсионного возраста, но в моральном плане этот закон, конечно, для меня тяжелейшая травма, поскольку знаю, какие страдания будут ожидать большое количество ветеранов, инвалидов и т.д. В Якутии, например, посчитали, что нет денег на эти выплаты. То же и в Петербурге. Словом, кинули стариков — 19 млн. тружеников тыла и ветеранов труда. Надо было деньги сначала перебросить в регионы. Успех бывает стратегический и тактический. Тактический успех может праздновать сегодня правительство РФ. Но стратегическое расхлебывание случившегося будет через год-полтора. Это будет коллапс, когда это коснется всех.

Подготовил Дмитрий Капитонов

Бунта не будет?  »
Юридические статьи »
Читайте также