Архистратеги

На пути создания особой стратегии сохранения архитектурного наследия Петербурга, о необходимости которой городские власти заговорили на этой неделе, уже сделано несколько важных шагов. Какие именно - расказали журналистам представители комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП).

По их мнению, если город будет разрушаться с прежней скоростью, мы все можем остаться без привычного Петербурга. Но за него КГИОП еще поборется...

Уже введен высотный регламент. Разговоры об этом шли давно, но только тогда, когда над городом вознесся пузырем отель на Почтамтской, общественное сознание оказалось готово к осознанию простой истины - не все и не любой высоты можно строить в центре.

Решением ограничить высоту зданий в центре Петербурга крайне заинтересовались в Вашингтоне (город для Америки необычно "низкий") и почему-то в Шанхае. Так что, возможно, мы прокладываем некий путь в развитии мировой городской архитектуры. Вторым шагом в нужном направлении стало создание перечня "лакун" в центре - мест возможной застройки. И третий шаг - борьба с рекламоносителями, уродующими Невский проспект. Тем не менее губернатор считает, что меры эти неадекватны поставленным задачам. А задача, одна - спасти и сохранить. И выгодно для города использовать.

Почему гибнут здания-памятники? По миллиону причин. Они стареют, переживая превратности питерской погоды и рост транспортного потока, страдают от пожаров, затоплений и туристов. Как остановить этот процесс и можно ли его в принципе остановить? Необычную для обывательского уха мысль высказывает председатель КГИОПа Вера Дементьева. Тотальная реставрация - тоже угроза подлинности. Реставрация - не место для авторского поиска, а именно такой реставрационной школе отдавали предпочтение в Ленинграде со времен Великой Отечественной войны. Причины ясны: было разрушено столько памятников, что путь воссоздания с наименьшими затратами был единственно возможным.

Но сегодня реставраторы и художники призывают перейти к другой стратегии сохранения - консервации того, что можно сохранить, не перестраивая. Школа консервации памятников зародилась в Италии, где еще в XIV веке вышел первый указ о сохранении построек. Итальянские мастера старательно выявляют все, что можно сохранить в подлиннике, и в этом видят свою главную цель.

"Уверена, что в России Колизей давно бы "воссоздали" и передали под стадион", - говорит Ольга Таратынова, заместитель председателя КГИОПа. И ничего бы от этого памятника не осталось. Специалисты КГИОПа с некоторым подозрением относятся к планам построить нечто новое под лозунгом "восстановить". Например, к проекту реставрации Константиновского дворца в Павловске или весьма спорному проекту строительства комплекса у Михайловского сада. "Никакой правовой основы на конкурсное проектирование в этом месте не существует, - подчеркнула Вера Дементьева, - и никаких правовых последствий этот конкурс, который хочет провести "Корпорация С", иметь не будет". Но в комитете считают, что не вправе остановить полет мысли архитекторов и строителей, и предлагают посмотреть на то, что получится, а потом уже высказывать свое мнение.

Конечно, желание жить лучше естественно для еще недавно нищей страны. Реставраторам приходится учитывать необходимость иметь все прелести цивилизации в старинном дворце - компьютеры, кондиционеры, современную сантехнику. И даже при консервации эти нужды приходится учитывать. Но есть одна непреложная истина: если грамотно, с любовью эксплуатировать памятники, их не придется реставрировать.

Алла Борисова

Федеральная служба по техническому регулированию и метрологии намерена отменить стандарт о наружной рекламе  »
Юридические статьи »
Читайте также