Сваренные заживо За их гибель никто не отвечает

"Каждый человек смертен, жаль, что иногда он бывает внезапно смертен". Эта булгаковская фраза приходит на ум, когда читаешь сообщения об очередных жертвах прорыва теплотрасс. Сварились в кипятке, доставлены в больницу с термическими ожогами тела, перенесли десятки операций по пересадке кожи - эти жуткие последствия ложатся в основу уголовных дел, в которых чаще всего почему-то нет обвиняемых. В Петербурге с начала года два человека погибли в термокатастрофах, около тридцати пострадали, и только в одном уголовном деле полуторагодовой давности есть виновный - начальник ЖЭС-4 ОАО "Жилкомсервис-2". Сам он считает, что его просто сделали крайним...

Кто крайний?

Разговор с коммунальным начальником Николаем Красных, которого прокуратура обвиняет в нарушении должностных обязанностей, приведшем к смерти людей, получился очень кратким: "Мое руководство запретило мне общаться с журналистами... В том, что произошло, я не виноват. Меня просто сделали крайним". Похоже на правду. Начальник ЖЭС в этой ситуации, даже если в чем-то виноват, в списке нарушителей должен быть одним из последних. Прокуратура сегодня говорит о том, что Красных не огородил аварийный участок и допустил к месту разлива посторонних. Прорыв произошел в 7 часов утра 1 января, и начальник ЖЭС, вероятнее всего, еще спал и не мог предвидеть, что его ждут с ограждениями на Караваевской улице, где прорвало трубопровод и где в яму, образовавшуюся в результате размыва почвы, упали "Жигули". Еще до его приезда трое пассажиров и водитель были госпитализированы с ожогами в НИИ им. Джанелидзе. Двое из них - молодые люди - скончались спустя несколько часов. Тогда же спасатели выловили из ямы обваренный труп 19-летней Тани Козловой со 100-процентным ожогом тела...

Это случилось полтора года назад, обвинение Красных предъявили только сейчас. По делу до сих пор проводятся экспертизы, дается, по словам работников прокуратуры, юридическая оценка действиям сотрудников "Ленэнерго", которому принадлежит тепломагистраль. Родители Тани никаких компенсаций ни от кого не получили, двоим чудом оставшимся в живых пассажирам "Жигулей" до сих пор необходима поддерживающая терапия. Но это, похоже, никого не волнует. Разве только начальника ЖЭС Николая Красных. Ведь именно ему придется платить потерпевшим по всем выставленным искам в случае, если суд признает его виновным.

Два трупа и девушка-инвалид

Но если в случае с прорывом на Караваевской хотя бы что-то более-менее понятно, то в уголовном деле, возбужденном по факту разлива горячей воды возле станции метро "Гражданский проспект", пока нет ничего определенного. Точнее, никого, кроме двух трупов, одного инвалида и молодой девушки с обваренными ногами. Нашелся, конечно, владелец теплотрассы, ГУП "ТЭК Санкт-Петербурга", которое считает, что во всем виноваты... сами пострадавшие. По словам одной из них, в "ТЭК СПб" говорили, что, когда 23 ноября 2005 года на пересечении Гражданского проспекта с проспектом Просвещения прорвало 700-миллиметровую трубу с горячей водой, образовался котлован с кипятком, в районе прорыва теплотрассы завис густой туман, ничего не было видно, и нужно было поостеречься и обойти. Логично говорят. Хотя, если послушать одну из пострадавших, которая не поостереглась, логика в словах теплоэнергетиков как-то исчезает.

Яна Шарова в тот вечер возвращалась с работы. Выйдя на улицу из вестибюля метрополитена, она оказалась в тумане. По ее словам, пар был со всех сторон, можно было только вернуться обратно, в метро. Обойти - никак. И девушка шагнула вниз по ступенькам, ноги обдало чем-то горячим. Сейчас Яна уже не помнит, как ей удалось выбраться на сухой асфальт, но, придя домой, она увидела ожоги и вызвала "скорую". На кушетке в приемном покое, по словам девушки, лежало что-то розовое, похожее на платье. Медсестра предложила Яне присесть и, сбросив то, розовое, на пол, ногой затолкала под кушетку. А на вопросительный взгляд Яны ответила, что это - кожа женщины, которую только что привезли. Тоже от "Гражданки"... Яне Шаровой тогда оказали помощь и отпустили домой, а на следующий день она узнала, что была первой и самой везучей из тех, кто в ту ночь попал в разлив воды возле метро. Через несколько минут после того, как успела пробежать Яна, асфальт провалилcя - и в яму с кипятком по очереди попали три девушки. Первая из них, Светлана, получившая 80% ожогов тела, выбралась из промоины и в шоковом состоянии смогла еще заскочить в автобус и проехать остановку. Потом потеряла сознание. Она умерла в больнице спустя несколько часов. 24-летняя Таня Демина боролась за жизнь как могла. У нее было почти 70% ожогов тела. Таня перенесла несколько операций по пересадке кожи, но в какой-то момент ее организм не выдержал... Наталью Савченко доставили в таком же состоянии, как и Таню Демину, но она справилась. Конечно, последние месяцы девушка не видит ничего, кроме больничных стен, она сама не помнит, сколько операций ей уже сделали. Но она жива. Говорят, что, когда ее доставили в ожоговый центр НИИ им. Джанелидзе, заведующий отделением реанимации связался с представителями "ТЭК Санкт-Петербурга" и попросил денег на лечение. И надо же - дали. Почти 500 тысяч. А вот матери умершей Тани Деминой даже не принесли извинений. О материальной помощи речь и не идет.

Помогите, у меня ведь сын...

Случай, когда владельцы теплосетей помогают пострадавшим, - скорее исключение. Не научились они почему-то сочувствовать людям. И теплотрассы, судя по всему, прокладывать тоже не научились. Изношенность сетей, на которую ими принято уповать, это, конечно, проблема. Но вот на проспекте Народного Ополчения, где месяц назад погиб Чабуки Долаберидзе, участок теплотрассы новый. Но 18 марта в пять часов утра асфальт провалился, и в горячей воде оказался человек. Владелец участка, "Тепловая сеть" филиала "Невский ОАО "ТГК-1", занял обычную позицию: ждет результатов экспертизы и старается не вспоминать, что у Чабуки остался малолетний сын и несчастная вдова с зарплатой врача-лаборанта. Мы пришли в семью Долаберидзе, когда здесь собрались родственники отметить христианские 40 дней со дня смерти. Журналистам в этой семье не очень рады, потому что на следующий день после трагедии наши коллеги по радио и с телеэкранов говорили, будто Чабуки Долаберидзе был пьян, поэтому и заехал в яму с кипятком.Но родственники показывают заключение экспертизы, где написано, что алкоголя в крови не было.

- Чабуки возвращался на своей машине домой, - говорит друг Долаберидзе, - и, когда увидел разлив воды, затормозил, но автомобиль уже сполз в образовавшуюся промоину. Чабуки вышел и тут же провалился. Смог выкарабкаться из ямы, сам дошел до расположенного рядом троллейбусного парка: медсестра сделала ему укол, вызвала "скорую", позвонила нам. Я приехал одновременно с "неотложкой". Чабуки сидел на стуле, руки и ноги у него были оголены, на них не было кожи. Совсем. Одни мышцы и кровь. Страшная картина. Он был весь обваренный и все время говорил: "Мирам, помоги мне, не бросай меня". А потом вдруг стал кричать дико... Когда его привезли в НИИ им. Джанелидзе, нам сразу сказали, что шансов никаких. Он еще сутки был в сознании, просил докторов: "Помогите, пожалуйста, у меня сын, я ему так нужен". Но я сам врач и знаю, что не было еще в истории медицины случая, когда спасали людей с 85% ожогов тела.

Машина Долаберидзе провалилась в промоину как раз напротив троллейбусного парка, и подробности события его родные восстанавливали уже со слов работников этого предприятия. Говорят, охранники парка рассказывали: на проспекте Народного Ополчения это уже не первый случай, когда на дорогу выливается кипяток, и что в то утро, когда обварился Чабуки Долаберидзе, парить начало еще с вечера... Да что говорить: спустя 4 дня после смерти Долаберидзе на том же проспекте, только чуть дальше, опять прорвало трубу, кипяток залил дорогу. Правда, в этот раз никто туда не провалился и не погиб.

- Мы написали письмо Андрею Лихачеву, генеральному директору ОАО "ТГК-1", - говорит вдова Долаберидзе, - с просьбой помочь оплатить расходы на похороны, мы ведь тело отправляли в Грузию, на родину Чабуки. Но никакого ответа пока не получили. Никто не выразил даже соболезнований. Правда, когда муж был еще жив, врач нам говорил, что в больницу звонили из предприятия тепловых сетей, спрашивали, жив Чабуки или нет. А как же он выживет, когда у него было 70% внутренних ожогов и 85% наружных? Он просто сварился.

Прокуратура Кировского района возбудила уголовное дело по ст. 109-й, часть 2-я УК ("причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей"), назначила ряд экспертиз, и теперь все ждут, кого сделают виноватым.

Кто помог трупу передислоцироваться?

Иногда нежелание владельцев теплосетей отвечать за последствия аварий переходит всякие границы. Участок магистрального трубопровода на перекрестке Будапештской улицы и Дунайского проспекта во Фрунзенском районе, где в марте произошла крупная коммунальная авария, принадлежит все тому же предприятию "Тепловая сеть" филиала "Невский" ОАО "ТГК-1". Тогда погиб 66-летний Анатолий Цедик, еще семеро человек получили сильные ожоги. Но в "Тепловой сети" журналистам заявляют: не факт, что мужчина сварился и от этого умер, возможно, говорят, сначала имело место ДТП или убили его, например. Ну а уж потом мертвое тело кипятком обдало. И причину вескую коммунальщики приводят в пользу своей версии: тело мужчины нашли в 120 метрах от границы разлива. Только вот вопрос: как же он, уже мертвый, туда смог попасть?

Волнение работников ТГК понятно: теплотрасса здесь новая, срок эксплуатации не истек, но осенью прошлого года эту трубу уже прорывало, и, судя по тому, что случилось, ремонтные работы были выполнены, мягко говоря, недобросовестно. На все вопросы, связанные с аварией во Фрунзенском районе, ответы ищет прокуратура, которая возбудила уголовное дело по статье 293-й, часть 2-я ("халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека") . Уже установили причину: коррозия металла. Назначена экспертиза, и, как и во всех вышеперечисленных случаях, прокуратура обещает, что после ее проведения "...будет дана юридическая оценка действиям сотрудников предприятия...". Не исключено, что опять окажется, что какой-то начальник ЖЭС забыл ленточку повесить на опасном участке.Или вот, например, в марте прошлого года пострадал житель Центрального района, который вышел из дома и обварился, ступив в лужу с кипятком. Так он же сам и оказался виноватым. Прокуратура провела проверку и сделала вывод: на 5-й Советской прорвало трубу, место аварии было обозначено барьерами, а некто Бычков в состоянии алкогольного опьянения вышел из соседнего дома посмотреть на ликвидацию аварии и одной ногой ступил в поток горячей воды. Уголовного дела возбуждать не стали, так как Бычков, обварившись, пошел в медпункт, а не в милицию. Повезло кому-то...

Нет уголовного дела и по факту аварии, происшедшей утром 26 января на пересечении проспекта Стачек и Трамвайного переулка. Горячая вода вытекала на проезжую часть, прилегающие территории оказались окутаны паром, в результате пострадали 11 человек. Большинство - пассажиры трамвая, остановка которого располагалась как раз в зоне разлива. Люди выходили из транспорта и ступали в кипяток. Вот уже три месяца правоохранительные органы выясняют "степень тяжести телесных повреждений, полученных пострадавшими". Пока не выяснят, не имеют право дело возбуждать...

Все подобные случаи рассматривает прокуратура. Здесь говорят, что расследование таких уголовных дел представляется сложным, потому что необходимо собрать множество документов и провести серию специальных экспертиз, чтобы установить причины аварии. Может, это и так. Но, к сожалению, сегодня нам не известно ни одного случая, когда за многолетнюю историю гибели людей на теплосетях хоть кто-нибудь да ответил за это. В итоге безнаказанность порождает новые трагедии.

Комментарий юриста

Адвокат Сергей Кузьмин:

Привлекать к уголовной ответственности уже некого...

- В делах такой категории всегда трудно установить причинно-следственную связь. Теплосетям, подверженным прорывам, в основном несколько десятков лет, и, возможно, когда в те годы кто-то укладывал трубы в землю, были нарушены какие-то нормы и правила. К уголовной ответственности должны привлекаться не рабочие, а, к примеру, главный инженер - тот, кто контролировал процесс трубоукладки. Главному инженеру уже тогда было наверняка много лет. Добавьте к ним еще лет тридцать, и вы поймете, что привлекать к уголовной ответственности уже некого - человека давно нет.

Аналогичная история была в уголовном деле по факту обрушения козырька станции метро на Сенной площади, когда погибли люди. Строили его давно, и, когда прокуратура получила заключение экспертизы и определила лиц, виновных в произошедшем, оказалось, что никого из них уже нет в живых. Уголовное дело, конечно же, прекратили, но родственники смогли подать в гражданском порядке иски к строительной организации, в которой работали виновные.

Второй момент. В прорыве трубы вполне могут быть виновны не работники предприятия теплосетей, а укладчики дороги. Ввиду того что были нарушены технологии укладки асфальта, под массой транспорта он проседает, на трубу оказывается большое давление, и она лопается. Виноваты в этом случае те, кто разрабатывал проект дороги, проводил измерения и не учел состояние износа трубопровода.

Могут быть признаны виновными эксплуатационные организации, которые видели, что дорога просела, и ничего не сделали.

Но в любом случае, чтобы доказать чью-то вину, нужно провести специальную экспертизу. К сожалению, реальность такова, что эта процедура может длиться годами. Во-первых, экспертиза очень дорогая. Кроме того, в уголовно-процессуальных нормах не оговорены сроки ее проведения. Здесь все зависит от следователя прокуратуры, который должен предоставить экспертам все необходимые документы и материалы на исследование, и от желания эксперта. В моей практике были случаи, когда прокуратура заключала договор и оплачивала услуги экспертов, чтобы те наконец-то сделали свою работу.

Инесса Кузнецова

Бунт нелегалов  »
Юридические статьи »
Читайте также