Жить на улице... разрешается Оказывается, в этом суть профилактики бездомности

— Александр Македонский! — с некоторым вызовом представился плохо одетый посетитель. Я подумала, он так шутит. Оказалось, чистая правда. Александр Михайлович Македонский, 53 лет от роду, по социальному положению бомж, пришел в редакцию за помощью с папкой документов

.В кратком изложении история выглядит так. В августе 1997 года Македонский вернулся в Петербург, отбыв срок заключения в колонии, и пошел прописываться по прежнему месту жительства. Но за время пребывания в местах не столь отдаленных дома произошли большие перемены. Коммуналка, где в одной из комнат Македонский был прописан с мачехой (отец давно умер), превратилась в отдельную квартиру с незнакомыми хозяевами.

В сентябре 1997 года по решению наблюдательной комиссии Красногвардейского района Македонского направили в центр социальной адаптации временного проживания на Будапештскую ул., 103. На руки он получил обнадеживающую бумагу: «В соответствии со ст. 104 ИТК РСФСР, гражданин Македонский будет обеспечен жильем и постоянной пропиской в Красногвардейском районе в течение шести месяцев».

Через полгода место в социальном центре пришлось освободить. В мае 1998 года межведомственная комиссия по проблемам профилактики бездомности при администрации Красногвардейского района вынесла решение с такой формулировкой: «...так как жилая площадь, где был прописан Македонский, не была утрачена, то комиссия вместе с отделом по учету и распределению жилой площади сделала запросы в разные инстанции с целью выяснения, куда данная площадь исчезла».

Формулировка «не утрачена» означала, что при расселении коммуналки жильцы получили другую площадь. Македонского, само собой, никто не учитывал, потому что он был выписан как осужденный и отбывающий наказание. Обращения в более высокие инстанции только подтвердили, что бывшему зэку ничего не полагается.

Как прожил не самый законопослушный человек пять лет без жилплощади и прописки, перебиваясь случайными заработками, можно только догадываться, всей правды он же не скажет. Во всяком случае вид у него не совсем пропащий, хотя следы бездомности в облике просматриваются вполне. Ознакомившись с документами, я сказала что думала:

— Не стоит надеяться, что вам кто-то поможет. Рассчитывайте только на свои силы.

...На днях на заседании городского правительства рассматривался вопрос «Об утверждении плана основных мероприятий по профилактике бездомности и оказанию социальной поддержки лицам без определенного места жительства и лицам, освободившимся из мест лишения свободы, на 2004 — 2005 годы».

Ну 2004-й, считай, уже позади. А на год будущий планируется открыть ночлежные дома в четырех районах. В дополнение к тем, которые уже открыты при реализации первой городской программы по профилактике бездомности. Впрочем, дом — это громко сказано: приюты на 10 — 15 мест, куда попадают «счастливчики» на срок не более двух месяцев.

Предыдущая программа пускай не полностью, но выполнена. Только бездомных не становится меньше — вот в чем проблема! Если в середине девяностых говорили, что в Петербурге постоянно находятся не менее 53 тысяч лиц без определенного места жительства, то сегодня фигурирует другая цифра — около 60 тысяч.

Из них подавляющее число, конечно, прибывших из других городов и весей, которых надо просто каким-то образом из северной столицы выдворять на прежнее место жительства. Непонятно, правда, на какие средства. Но около семи тысяч бродяг — коренные питерцы, по тем или иным причинам оказавшиеся без крыши над головой.

Македонский Александр Михайлович — из их числа. Старая программа профилактики обеспечила ему временное жилье по выходу из колонии и фактическое разрешение жить на улице. Новая не даст ничего. Ни в какой приют его не возьмут, даже на несколько дней. Ему бы койко-место в каком-нибудь полуаварийном общежитии и прописку, чтобы иметь возможность устроиться на работу. Но куда податься с пачкой отказных документов? В районную администрацию, комитет по социальной защите населения? Он уже везде был.

Единственная соломинка, за которую ему позволено ухватиться, — регистрация в городском пункте учета при благотворительной организации «Ночлежка». В случае чего — бумагу можно показать милиционеру.

Хотя к бродягам у правоохранительных органов интереса нет. Попробуйте вызвать милицию, чтобы забрать бомжа, ночующего в вашем подъезде. Не дождетесь, не заберут. Скажут, транспорта нет, и все такое. Милицию тоже можно понять. Нет смысла возиться с бедолагой, если бродяжничать и попрошайничать закон не запрещает. Вот бабушку с банкой огурцов и пучком петрушки от метро прогнать надо. А если она же будет возле метро деньги у прохожих просить — да ради бога!..

Эмма Беленкова

Досрочная явка обеспечила половину голосов на выборах в муниципальные советы  »
Юридические статьи »
Читайте также