«Кривая» полоска чуть не нанесла бюджету города ущерб в миллион рублей

Как происходит обеспечение федеральных льготников лекарствами, наверняка знает каждый — происходит хуже некуда. Недаром люди все активнее стали отказываться от пресловутого социального пакета — в надежде просто получать от государства деньги и покупать на них лекарства. Увы, никто не думает при этом, что при сложных заболеваниях препаратов требуется много и они весьма дороги, а «пакетик» довольно скромен. Тот же инсулин на эти деньги не купишь. Но и стоять сутками в очередях — сначала к врачу, потом к фармацевту несколько раз с одним и тем же назначением и только для того, чтобы попасть в «лист ожидания», — это, несомненно, издевательство над больными людьми.Хотя о людях «закупщики» и «поставщики» думают меньше всего, о чем мы писали не раз. Во главе угла — его величество БИЗНЕС.

Кто же это придумал?

«Защитники» монетизации не устают долдонить о том, что сама идея перехода от эфемерных льгот к реальным денежным выплатам просто замечательна. Ну, с ее воплощением в жизнь «немного» оплошали, так это уже проблемы не авторов идеи.

Заметим, что сами льготники к мытарствам в поисках нужного им лекарства уже давно привыкли. Как мы помним, потребности города в препаратах в лучшие годы удовлетворялись процентов на 70, в худшие — на 50 (а сердечники и пациенты психиатрических диспансеров — всегда на 25 — 30%).

Правда, раньше хотя бы можно было узнать, когда в аптеки поступит, например, необходимый онкологический препарат, и с вечера занять очередь, чтобы «хватило». Теперь же не узнать и этого, что несчастные, бесконечно униженные люди уже считают «ухудшением ситуации». При этом сам процесс оформления рецепта словно специально придуман таким образом, чтобы тяжелобольной человек ни за что лекарства не получил.

«Моей сестре, инвалиду 1-й группы, назначены дорогостоящие жизненно необходимые препараты. Оформлением льготных рецептов и попытками получить по ним лекарства занимаюсь я, работающий пенсионер.

Еду в пос. Песочный и беру у лечащего врача НИИ онкологии, который принимает только в первой половине дня, медицинское заключение с указанием необходимых лекарств. Еду в поликлинику (ул. Олеко Дундича), где районный онколог выписывает рецепт. Там же в специальном кабинете, куда выстраивается очередь всех льготников, информация с рецепта вносится в компьютер (в очереди стою 4 часа). После этого рецепт надо подписать у главного специалиста в НИИ онкологии или в онкологическом диспансере (Березовая аллея).

Оформив все в лучшем случае за два дня, отвожу рецепт в аптеку на улице Восстания, где рецепт забирают, а больного записывают в журнал, присвоив порядковый номер.

Через месяц из аптеки сообщают, что срок действия рецепта истек и его надо оформлять заново. Причем больную при этом из очереди вычеркивают» — из письма

И. С. Рыжиковой, которая считает, что подобный порядок обеспечения инвалидов лекарствами иначе как изуверским не назовешь.

Кто-то сможет возразить?

«Старички-оптовички»

В последнее время часто слышатся голоса местных руководителей, предлагающих «вернуть» право закупать лекарства на местный уровень. Мол, мы и раньше с этим справлялись — справимся и теперь. О том, как это происходило раньше, — думаем, напоминать особо не надо. Достаточно освежить в памяти «историческую» попытку передать право закупки лекарств от комитета по здравоохранению в комитет экономического развития. Помнится, в этой прошлогодней истории тендер выиграли «новые» фирмы, а «старые» с итогами конкурса не согласились. И пошли долгие выяснения отношений в конкуренции за «место под солнцем» на лекарственном рынке.

Ситуация с лекарствами в городе тогда была настолько катастрофичной, что пришлось вмешаться в происходящее губернатору и совершать закупку тех же инсулинов у так называемого единственного источника.

Кризис «исчерпался», когда право на закупку опять вернули в комитет по здравоохранению — одновременно вернулись на рынок и «старички-оптовички».

А в этом году произошла потрясающая вещь. В городском бюджете на льготное лекарственное обеспечение в 2005 году была зафиксирована сумма, которая рассчитывалась на прежние объемы закупаемых лекарственных средств (около 746 миллионов рублей), но с 1 января более половины льготников стали федеральными. Что из этого должно было бы следовать? По логике вещей, щедрый городской бюджет теперь мог бы в полном объеме обеспечивать тяжелых больных (тех же онкологических) необходимыми препаратами. Ан нет! Денег по-прежнему мало! И те же «региональные» онкологические больные завидуют, как ни странно это звучит, «федеральным»: последние могут (хотя бы теоретически) рассчитывать на получение тех препаратов, которых в списке региональном нет вообще!

Почему же городу по-прежнему недостает средств, чтобы обеспечить лекарствами всех, кому они необходимы? Ответ, на наш взгляд, прост как пареная репа: когда нет строго контроля за процессом расходования бюджетных средств и отсутствует четкая база данных по льготникам и их потребностям в лекарствах, можно сочинять любые «страшилки» на тему нехватки денег.

Сейчас мы расскажем одну «маленькую» историю, ставшую достоянием гласности совершенно случайно. Так уж случилось, что Санкт-Петербургское диабетическое общество, председатель которого Марина Григорьевна Шипулина является членом комиссии по проведению конкурсов на право поставки лекарственных средств для льготников, закупило накануне проведения этой комиссии в мае так называемые тест-полоски к глюкометрам, чтобы снабдить ими детей, отъезжающих на лето в лагерь. Именно поэтому Марина Григорьевна и обратила, видимо, внимание на цену, по которой «конкурсанты» предлагали поставить городу эти самые тест-полоски: цены у оптовиков были в среднем на 200 рублей выше, чем... розничные в их же собственных аптеках!

Поясним, что глюкометры необходимы для определения уровня сахара в крови и в итоге — для выяснения необходимой больному дозы инсулина. Проводить подобные измерения желательно несколько раз в день, и поэтому тест-полосок требуется более двух упаковок в месяц. Обычно фирмы снабжают глюкометрами пациентов (особенно детей) бесплатно — их бизнес зависит как раз от приобретения тестов к их приборам. На петербургском рынке работают две зарубежные компании — «Джонсон и Джонсон» и «Рош диагностика». Кстати, многие российские регионы успешно используют отечественные приборы с полосками на порядок дешевле. Но мы же богатые, чего мелочиться-то! Правда, обеспечиваются полосками у нас только дети до 18 лет, а во многих российских регионах их получают все больные инсулин-зависимым диабетом. Ну, это к слову...

Теперь цитируем.

«При проведении конкурса по закупке лекарственных препаратов для льготных категорий жителей Санкт-Петербурга на II — III кварталы 2005 года в конкурсной заявке на приобретение тест-полосок к глюкометрам были обозначены конкретные торговые марки... Проведение конкурсной процедуры в подобной форме привело к нарушению принципа конкуренции, искусственному завышению стоимости закупаемой продукции и неоправданным затратам ограниченных бюджетных средств...» — из заявления М. Г. Шипулиной губернатору Санкт-Петербурга В. И. Матвиенко.

Заявление «вредной» Марины Григорьевны проверила комиссия, в которую вошли председатель комитета финансового контроля Дмитрий Буренин и начальник сектора контроля за использованием государственной собственности Татьяна Колпакова. В своем заключении они подтвердили и нарушение закона РФ «О конкуренции...», и необоснованное завышение цен на тест-полоски. Вот их выводы:«По результатам открытого конкурса с ЗАО «Биотехнотроник» заключен государственный контракт от 25.04.2005 № 12 на поставку лекарственных средств на общую сумму 27 миллионов 807,7 тысячи рублей, в том числе на поставку тест-полосок в сумме 5 миллионов 727,6 тысячи рублей.

Анализ розничных цен на тест-полоски в аптеках города показывает, что их стоимость на 100 — 200 рублей дешевле, чем цена закупки, произведенной комитетом по здравоохранению. Закупка аналогичного заказа в аптеках города составила бы в сумме 4 миллиона 449,7 тысячи рублей. Таким образом, оптовая закупка тест-полосок у ЗАО «Биотехнотроник» произведена на 1 миллион 277,9 тысячи рублей дороже...

Предложено рекомендовать комитету по здравоохранению расторгнуть государственный контракт от 25.04.2005 № 12 с ЗАО «Биотехнотроник» в части поставок тест-полосок... Техническое задание для проведения конкурсов на закупки лекарственных средств составлять без ссылок на конкретные торговые марки, фирменные наименования или производителя, а указывать требуемые параметры и характеристики закупаемой продукции».

Не надорвите животики!

То, что при оптовых закупках городом лекарств у оптовиков с ценами происходят всяческие чудеса, известно было давно — недаром «торговцы» так отчаянно охраняют свое место на «льготном» рынке. Просто вслух и вот так конкретно, как Шипулина, об этом давно не говорили. Но самое удивительное в этой истории, что ЗАО «Биотехнотроник» как ни в чем не бывало вновь подало документы на конкурс, где цены на тест-полоски всех видов были уменьшены до уровня розничных аптечных. При этом завышение цен в первоначальном предложении объяснялось... технической ошибкой сотрудника, подготовившего документацию.

Можно было бы цитировать и другие документы. В том числе письма родителей, защищающие Марину Шипулину. Именно защищающие, поскольку никто Диабетическому обществу не сказал «спасибо» за сэкономленные бюджету миллион с лишним рублей — зато иных «слов» сказано уже достаточно. Кстати, никто вроде бы не удивился тому, что и в новом конкурсе победитель все тот же.

Данная история говорит лишь об одном: над нами, плательщиками налогов в бюджет, по-прежнему смеются. Ладно над здоровыми — смеются ведь и над больными. А в Диабетическое общество каждый день звонят люди с одним и тем же вопросом: «Можно ли отказаться от социального пакета и просто получать инсулин?»

Чего захотели — просто получать!

Ольга Островская

Экраны научат горожан осторожности Мест для размещения рекламы с приходом нового игрока станет больше  »
Юридические статьи »
Читайте также