У адвоката всегда есть артистизм. А у прокурора? В России суд пока так и не стал состязательным органом

Вот уже 15 лет в нашей стране идет судебная реформа.

О ее результатах в Петербурге, настоящем и будущем читателям "НВ" рассказывает председатель городского суда Петербурга Валентина Епифанова.

- Как за последние полтора десятилетия изменилось положение дел в судебной сфере?

- За это время произошли определенные изменения, дела стали рассматриваться быстрее. Но невозможно решить все проблемы судебной системы слишком быстро. С появлением института мировых судей многие думали, что нагрузка на районные суды уменьшится. И это действительно произошло. Но, увы, не настолько, насколько хотелось бы. У нас дела достаточно сложные. Мы жестко взяли на контроль все затяжные процессы - приезжают кассаторы из горсуда и выясняют причины задержек. С уголовными делами ситуация практически наладилась, но с гражданскими проблема пока остается.

На это, впрочем, есть четыре объективных причины. Первая - длительность неназначения на должность судей. Сейчас у нас 415 районных судей, еще 70 не назначено. Вторая - плохая работа почты. Не доходят повестки, и, как следствие, в суд не являются свидетели и прочие участники процесса. Третья - нехватка судебных приставов: люди не идут на эту работу из-за низкой зарплаты. И последняя - неукомплектованность конвойной службы. Суды из-за этого вынуждены работать строго по графику, и если большой процесс, то один зал работает, а остальные ждут.

- Пристальное внимание направлено сейчас на проблемы судов присяжных. Насколько оправданно в наших условиях введение этого дорогостоящего института? Многие юристы считают, что присяжные заседатели - это шаг назад, слепое копирование не самых лучших традиций судопроизводства стран Запада. И ряд уже вынесенных оправдательных вердиктов у многих наблюдателей вызывает большие сомнения.

- А это потому, что никто и никогда не задумывался, какие доказательства были представлены для того, чтобы вынести тот или иной вердикт. Суд вынес решение, и всегда одна из сторон будет недовольна, будь то суд профессиональный или присяжные. Всегда здесь вспоминают знаменитого адвоката Федора Плевако. Когда ему довелось защищать в суде священника, похитившего чужое добро, адвокат добился полного его оправдания всего-навсего одной фразой: "Человек, сидящий ныне на скамье подсудимых, столько раз отпускал нам наши многочисленные грехи - так неужели мы не сможем отпустить ему сообща один-единственный?!" И его оправдали. Присяжный заседатель, приходящий на суд, ничего не знает о том человеке, которого ему предстоит судить. Он смотрит на него, на представленные доказательства, и делает вывод. Это суд de-facto!

К введению суда присяжных мы готовились с 1995 года, хотя первые коллегии появились в нескольких российских регионах еще в 1993 году. У нас такой суд начал работать с 2004 года , когда с присяжными было рассмотрено двенадцать дел, в прошлом - шесть. Судьи-то справляются с рассмотрением дел коллегией присяжных, а вот готовы ли к этому сами присяжные? Сейчас на них идет очень много нападок, хотя в суде все зависит от того, насколько профессиональны прокурор и адвокат, как каждый представит доказательства. Это состязание двух сторон. Прокуроры хуже подготовлены к суду присяжных, чем адвокаты. У последних есть природный артистизм, они работают на публику. Согласитесь, что не каждый может это все преподнести как надо и убедить и судью, и народ. И отправляя прокурора поддерживать обвинение, нужно все-таки подбирать "красноречивых" специалистов.

Утверждены правила предоставления молодым семьям жилищных субсидий  »
Юридические статьи »
Читайте также