Фармацевтический бизнес в России - больше чем бизнес

В мировой иерархии бизнеса фармацевтика стоит на одном из первых мест среди основных отраслей экономики. Причины этого очевидны - большой объем, широчайший рынок сбыта с легко прогнозируемым ростом спроса, внимание государства к здоровью нации, огромные вложения в R&D и так далее. Специфика фармрынка в том, что в отличие от многих других потребительских секторов, рассчитывающих на деньги граждан (out-pocket) и оперирующих все более привлекательными для потребителей кредитными схемами, фармрынок во многих странах претендует также на средства государственного бюджета и на широкое сотрудничество со страховыми компаниями. Похоже, Россия тоже движется по общемировому пути развития фармацевтического рынка, но делает это в своей привычной манере - как говорится, своим путем.

Последние данные о состоянии российского фармрынка говорят о высокой привлекательности рынка, который каждый год оправдывает надежды его участников на сохранение высоких темпов роста. В 2005 году фармацевтический рынок России, по данным аналитической компании "Фармэксперт", по своему объему достиг очередного исторического максимума - с учетом объемов всех секторов рынка (обобщенно их выделяют три: розничный рынок, госпитальный сектор, а также сектор лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан в рамках национального проекта "Здоровье", который в прошлом году обозначался аббревиатурой ДЛО) объем рынка составил 8,4 млрд USD в потребительских ценах, включая НДС.

Наиболее крупным сектором российского фармрынка остается розничный. В I квартале 2006 года россияне купили на 5% меньше лекарств, чем год назад, о чем сообщает компания "Фармэксперт", проводящая мониторинг розничных продаж лекарственных препаратов. То есть потребили меньше условных упаковок, чем в аналогичном периоде 2005 года. При этом затраты на приобретение лекарственных средств (объем рынка) в аптеках выросли на 14% (на 15,4% в ценах дистрибьюторов), достигнув 1,56 млрд USD в розничных ценах. По всему рынку при этом абсолютным лидером по темпам роста, по предварительным и самым минимальным оценкам, стал сектор льготного лекарственного обеспечения, который по сравнению с I кварталом 2005 года (программа ДЛО только была запущена) вырос более чем в 2 раза. В результате совокупный объем рынка увеличился на 41%, достигнув 2,4 млрд долларов США в потребительских ценах.

Объемы, представленные выше, по меркам западных стран, выглядят достаточно скромно, чтобы утверждать, что Россия вошла в число стран с наиболее высокими расходами населения на лекарственное обеспечение (per capita), но уже вполне достаточны, чтобы говорить о российском фармрынке как о весьма привлекательном с инвестиционной точки зрения. Здесь также стоит напомнить о темпах роста фармацевтического рынка, которые в прошлом году составили +32% (по данным компании "Фармэксперт"). Такой скачок (в прошлые годы темпы роста колебались в пределах 14 -25%) прежде всего обусловлен реализацией государственной программы дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО), точнее, ассигнованными на оплату выписанных для определенных категорий граждан медикаментов из бюджета средствами, которые в сумме составили более 1,4 млрд американских долларов, или почти 17% от общего объема рынка. Даже учитывая сезонные колебания, зная объем отпущенных рецептов в I квартале 2006 года, элементарная арифметика дает представление, что объем отпуска в 2006 году будет, скорее всего, несколько выше прошлогоднего, если не последует серьезных изменений в программе.

Каковы причины, обусловившие скептические прогнозы большей части экспертов в отношении перспектив российского фармрынка на протяжении последних лет? Кроме общероссийских проблем, имеющих равную силу для большинства сегментов потребительского рынка (и, к слову, не являющихся препятствием для иностранных инвестиций, например в розничной торговле и пищевой промышленности), 100% респондентов назвали бы небольшой размер российского рынка (в отчетности мультинациональных компаний данные по России могли быть замечены только с использованием увеличительных приборов), неразвитость привычных и удобных для фармкомпаний технологий в области финансирования потребления препаратов (государственные программы, страхование, копеймент и т. д.). Если в части размера российский рынок лишь приближается к позициям относительно крупного европейского рынка (темпам роста российского фармрынка в Европе могут позавидовать даже быстроразвивающиеся страны бывшего соцлагеря, не говоря уже о старых развитых европейских рынках), то в части появления современных механизмов для работы фармкомпаний подвижки налицо.

Лекарства в России относятся к категории специфических, с точки зрения отношения к ним потребителя, товаров, которые, с одной стороны, имеют очень низкую эластичность спроса по цене в большом наборе терапевтических групп и в то же время характеризуются весьма консервативными пристрастиями большей части населения касательно выбора средств для самолечения, как правило, представленных в самых низких ценовых категориях (около 70% потребления приходится на препараты ценой до одного доллара). К тому же нельзя отрицать, что присутствует определенный консерватизм и в работе врачей. В последние годы врачи, являющиеся основной мишенью для фармкомпаний при продвижении на рынок своих препаратов, все больше рекомендуют и выписывают своим пациентам более современные средства, что стимулирует постепенное смещение структуры потребления в пользу последних. И все же пока в ряде массовых и, соответственно, популярных категорий выбор врача и потребителя остается за традиционными средствами, знакомыми с детства. В этом сохраняется один из основных ресурсов для дальнейшего роста фармрынка: известно, что россияне, как не самая здоровая нация на континенте, потребляют достаточно много лекарств, но при этом в силу слабости платежеспособного спроса и описанных выше факторов это выражается в общей заниженности объема потребления в стоимостном выражении. Усугубляет ситуацию также тот факт, что разделение на безрецептурные препараты и препараты, отпускаемые, согласно нормативным документам, по рецептам, весьма условно, если речь не идет о сильнодействующих средствах, за свободное распространение которых предусмотрена уголовная ответственность.

К тому же стоит отметить, что российский рынок относится к периферийным с точки зрения структуры потребления по терапевтическим группам. Если сравнить рейтинги терапевтических групп в России и в некоторых развитых странах, то может сложиться впечатление, что там ключевыми проблемами у населения являются борьба с высоким уровнем холестерина в крови, лечение "старческих" заболеваний (например, болезни Альцгеймера и Паркинсона), психиатрические заболевания. Соответственно, лидерами рейтингов продаж в целом являются современные инновационные препараты. Единственное, что более-менее сближает РФ, где в самом верху присутствует, например, группа жаропонижающих и болеутоляющих препаратов, включающая набор препаратов, которые можно отнести к категории "от головной боли", с развитыми странами, так это наличие в верхних строках рейтинга группы препаратов для лечения сердечно-сосудистых заболеваний. К тому же в мировом масштабе лидерами рейтингов продаж являются препараты, которым на данный момент фактически нет аналогов.

Принято считать российский фармацевтический рынок территорией, которая принадлежит дженериковым препаратам (копии оригинальных препаратов, у которых срок действия патента уже закончился). Действительно, и в стоимостном, и в натуральном выражении препараты данной группы лидируют за явным преимуществом. Общая тенденция для данной группы - укрепление позиций более дорогих брендированных препаратов. Однако введение государственной программы по-настоящему обнажило более острую проблему российского здравоохранения - недоступность для пациентов современных терапевтических средств, оригинальных препаратов, большинство из которых не имеют конкуренции в лечении серьезнейших заболеваний. Действительно, они очень дороги, и подавляющее большинство населения не имеет средств на полноценный курс лечения. Появление реального финансирования, а также включение в список программы препаратов, относящихся к группе инновационных со средней ценой от 100 до 2000 долларов США, привело к тому, что по объему реализации в рамках федеральной программы доля инновационных препаратов перевалила 25%. Еще один результат - ряд мировых компаний, которые входят в американские и европейские (а значит, и общемировые) топы, а в России до сих пор не блистали, продемонстрировал беспрецедентные темпы роста, наверняка удивив своих заграничных шефов. Причем учитывая, что препараты, которые применялись в рамках программы, относятся к категории lifesaving, им практически гарантировано стабильное участие в программе в отличие от брендированных дженериков. Последним, если верить словам ответственных за реализацию программы чиновников, путь в список препаратов возможен при условии уравнивания цен с дженериковыми дженериками. В ближайших перспективах планируется запуск еще более желанной для фармкомпаний системы страхового возмещения и соплатежей, которая позволит получить доступ к современным препаратам более широким слоям экономически активного населения.

Пока нет возможности подвести статистику по тому, как отразились такие беспрецедентные изменения на состоянии здоровья пациентов и основных индикаторах, характеризующих этот показатель более детально, однако можно надеяться на положительный результат.

Тем не менее нельзя сказать, что действия государства в области реформирования системы лекарственного обеспечения населения вызывают у участников рынка только восторги. Государство ясно дает понять, что финансовый ресурс не безграничен, и уже начало действия, которые, по мнению чиновников, должны позволить более эффективно использовать выделенные бюджетные средства. В частности, список препаратов для выписки в рамках лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан в рамках национального проекта "Здоровье" покинул ряд брендированных препаратов, чьи потребительские характеристики не представлялись критически важными для лечения заболеваний указанных групп населения, а ценовые параметры не удовлетворяли установленному уровню. Очевидно, что проблема цен на препараты в государственных программах станет ключевой для взаимоотношений государства и коммерческих структур, что подтверждается примерами других стран. Несмотря на видимое лидерство по вопросу развития современной системы здравоохранения и лекарственного обеспечения населения как одной из составляющих, ряд стран Восточной Европы - такие, как Польша, Чехия - не решил проблему универсального подхода к определению цены и других параметров при поставках лекарств в рамках госпрограмм. Россия пока стоит в начале этого пути, по которому западный мир уже зашел достаточно далеко. Существующее там трехполярное сотрудничество (в привычный для нас "дуэт" фармкомпания - государство входит еще третья, и могущественная, сторона в лице страховых компаний), несмотря на годы, ни на минуту не прекращает процесс, который мы можем условно назвать "согласование цены" на препарат при его задействовании в государственных схемах лекарственного обеспечения населения. Еще одна тема, которая потревожила фармацевтическое сообщество уже в начале 2006 года, - это новая редакция закона о рекламе , которая ввела ограничения на рекламу фармацевтического препарата (например, теперь законодательно было запрещено использовать в рекламе образ врача). Скорее всего, эту неприятность фармкомпаний, как и их коллеги из других потребительских секторов, натерпевшихся от ограничений рекламных возможностей, успешно переживут - фантазия маркетологов рождает все новые форматы для продвижения брендов.

Николай Демидов исполнительный директор ЦМИ "Фармэксперт"

Госдума приняла во втором чтении поправки к федеральному закону о конкуренции  »
Юридические статьи »
Читайте также